Эр-Рияд явно потерял свою бдительность, чтобы добиться ставшего для всех неожиданностью консенсуса. «ОПЕК приняла исключительное решение спустя два с половиной года, достигнув консенсуса для стимулирования рынка», — заявил министр нефтяной промышленности Ирана. Накануне саммита Бижан Зангане (Bijan Zanganeh) утверждал однако, что такое соглашение не предвидится за эти два дня. С некоторыми из своих коллег он договорился сократить добычу с текущих 33,24 миллиона до 32,5-33 миллионов баррелей в сутки. 


После этого решения, самое сложное предстоит сделать на встрече ОПЕК 30 ноября в Вене, а именно, определить квоту для каждой страны. Эр-Рияд смягчил свою позицию, которая предусматривала отказ от замораживания своего собственного производства, пока Тегеран и не входящих в ОПЕК страны, такие как Россия, не согласятся сделать то же самое.

Крутой поворот


В конечном итоге, три страны будут иметь специальные условия, сказал министр нефти Саудовской Аравии Халид аль Фалих (Khalid al Falih): Иран, находящийся в течение многих лет под международными санкциями; Нигерия, пострадавшая от нападений повстанцев на свои нефтяные объекты в дельте реки Нигер; а также Ливия, разоренная гражданской войной.

К тому же, после венского саммита другие производители за пределами картеля будут призваны сократить свою добычу. В начале сентября российский президент взял на себя соответствующие обязательства во время встречи с заместителем наследного принца Саудовской Аравии Мухаммадом ибн Салманом (Mohammed ben Salmane) в рамках G20 в китайском Ханчжоу. «Стабильная политика в нефтяной отрасли невозможна без участия России и Саудовской Аравии», — заявил тогда Владимир Путин. Но в отличие от правительства Саудовской Аравии, которое управляет компанией «Saudi Aramco» (крупнейшая нефтяная компания мира — прим.ред.), Москва контролирует не все нефтяное производство в стране, часть его находится в собственности частных предприятий.

Как объяснить такой поворот в позиции саудовцев, которые разрешили Национальной иранской нефтяной компании увеличить добычу с сегодняшних 3,6 миллионов до 4 миллионов баррелей? Все просто: им срочно нужны дополнительные нефтедоллары. Финансовое положение ваххабитского царства, крупнейшего мирового экспортера нефти, резко ухудшилось. Дефицит бюджета достиг 98 миллиардов долларов в 2015 году и составил почти 14% ВВП в этом году. Эр-Рияд был вынужден прибегнуть к беспрецедентной мере в своей истории: объявить снижение заработной платы государственных служащих. В долгосрочной перспективе, страна хочет понизить свою зависимость от черного золота. В апреле Мухаммад ибн Салман объявил о плане «Перспективы на 2030 год» (2013 Global Vision), направленном на диверсификацию экономики.

А вот экономика Ирана, также очень сильно зависимая от нефти, более приспособлена к снижению цен. Ее рост может составить почти 4% в этом году, по данным Международного валютного фонда (МВФ), даже если результаты отмены западных санкций в начале 2016 не будут быстрыми.

Аналитики сохраняют скептицизм

Алжирское соглашение является несомненным прогрессом по сравнению с провалом саммита в Дохе (Катар) 15 апреля, где саудовцы и иранцы не смогли договориться. Картель принимает такое решение впервые с 2008 года, когда в результате финансового кризиса, начавшегося после краха «Lehman Brothers», цена на нефть упала за шесть месяцев с 147 долларов за баррель до менее 35 долларов.

Аналитики рынка, тем не менее, сомневаются в успехе более конкретного соглашения в конце ноября в Вене. Такая недооценка важности Алжирского соглашения объясняется падением цены на нефть в четверг на электронных торгах в Азии. Они также понимают, что члены ОПЕК часто отказываются выполнять свои квоты на добычу, а русские еще ни разу не приложили особых усилий для перекрытия нефтяного вентиля.

Кроме того, рост цен может иметь побочный эффект, который не остался незамеченным странами ОПЕК. Речь идет о восстановлении добычи сланцевой нефти в США, о новом перенасыщении рынка и, следовательно, о новом падении цен. Хотя падение цен на нефть привело к волне банкротств, совокупная нефтедобыча в США в этом году упала примерно на 535 000 баррелей в день по сравнению с 2015 годом, когда она составляла 9,4 миллиона.

Решение саудовцев оставить добычу на прежнем уровне и продолжать обваливать цены, на фоне стремительного роста добычи нефти в США, в основном привело к замораживанию дорогостоящих проектов (добыча нефти в глубокой воде, канадские битуминозные пески). По данным Международного энергетического агентства (МЭА), инвестиции в разведку и добычу сократится в этом году еще на 25%.

Что касается американских нефтяников, они ввели в строй около сотни буровых платформ этим летом. И даже проблемные предприятия, находящиеся под защитой закона о банкротстве, продолжают добывать сырье после снижения его стоимости. По оценкам «Goldman Sachs», к концу 2017 года рост добычи в США составит 700 тысяч баррелей. Именно этот объем ОПЕК хочет не допустить на рынок.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.