Atlantico: В сентябре добыча нефти в России достигла максимума с советской эпохи, добравшись до отметки в 11,09 миллиона баррелей в день. Как это следует понимать в контексте переговоров России с ОПЕК по снижению объемов?

Франсис Перрен:
Добыча нефти в России действительно растет в последнее время и перевалила за отметку в 11 миллионов баррелей в день, однако в последние месяцы мы наблюдаем ослабление этой тенденции. Здесь, разумеется, возможны колебания, в том числе в связи с вводом в эксплуатацию новых месторождений, однако с учетом текущего уровня цен (порядка 46 долларов за баррель марки Brent на закрытии пятничных торгов) и западных санкций, сомнительно, что страна сможет добиться больше 11,2 миллиона баррелей в день в краткосрочной перспективе.

Падение курса рубля позволило российским нефтекомпаниям пережить трудный период, однако у масштабов этого явления есть свои пределы.

Таким образом, для России разговор о заморозке производства на ближайшую перспективу имеет смысл. Реализовать ее будет несложно при наличии политической воли, потому что нынешние уровни и так уже близки к максимальным, и если такая позиция России поспособствует соглашению о заморозке добычи между странами ОПЕК и не входящими в нее государствами и позволит поднять цены на нефть (а также привязанные к ним цены на газ), это будет выгодно Москве. Главным препятствием для такой договоренности является не Россия, а враждебность между Саудовской Аравией и Ираном. Как бы то ни было, отношения ОПЕК и России не назвать простыми. В прошлом Москва не всегда выполняла взятые на себя перед ОПЕК обязательства. То есть, здесь существует определенное недоверие, в частности между Саудовской Аравией и Россией.

— Новый саммит ОПЕК проходит 27 сентября в Алжире. Каковы его главные вопросы? По каким странам может сильнее всего ударить отсутствие договоренности?

— 27 сентября представители 27 стран собираются в Алжире на министерской встрече Международного энергетического форума, который служит для взаимодействия между производителями и потребителями энергоносителей. Страны ОПЕК практически в полном составе входят в МЭФ и поэтому решили воспользоваться случаем для проведения неофициального собрания организации. Задача в том, чтобы понять, готовы ли все 14 стран ОПЕК к повсеместной заморозке производства за исключением Ливии и Ирана. Раз речь идет о неформальной встрече, официальное решение принято в любом случае не будет, однако если в Алжире получится сблизить позиции, организация легко может провести внеочередное собрание в октябре. Будущий саммит ОПЕК должен пройти 30 ноября в Вене, но если обсуждение в Алжире заложит основу для потенциального договора, его нужно будет подтвердить как можно быстрее.

Среди стран ОПЕК сильнее всего страдают от снижения цен Венесуэла, Ливия, Ирак, Нигерия, Ангола, Эквадор и Габон. Алжиру и Ирану тоже приходится непросто, но это объясняется другими причинами, и ситуация там не такая тяжелая, как вышеперечисленных странах.

— Какие итоги нефтяной геополитики можно подвести спустя два года периода низких цен? Есть ли победители в такой ситуации, и кто они?

— Среди стран-производителей (как членов ОПЕК, так и нет) победителей, по сути, не существует, потому что все эти государства столкнулись с серьезными потерями в экспортных и бюджетных поступлениях.

Им также приходится иметь дело со спадом развития экономики или даже рецессией в силу значимости нефтегазового сектора. Среди производителей есть только проигравшие, хотя некоторые потеряли меньше других. Это касается арабских стран Персидского залива (Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт и Катар), которые все еще располагают огромными финансовыми ресурсами, хотя те и ощутимо уменьшились за два года. Если какие-то страны-производители потеряли меньше других, можно сказать, что они — победители в относительном плане и проигравшие — в абсолютном. Например, Саудовская Аравия ослабла, но Иран — еще больше. Ситуация сложная.

Настоящие победители — это страны-импортеры нефти, потому что их энергетические счета заметно уменьшились с 2014 года. Это положительно сказывается на их торговом и платежном балансе, сокращает расходы жителей и предприятий на энергетику, способствует экономическому росту. Низкие цены на нефть меняют соотношение сил между производителями и потребителями в пользу последних. По крайней мере, в обозримом будущем. В долгосрочной перспективе это уже совсем другая история. Цены на нефть не вечно будут оставаться на нынешнем уровне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.