С нуля запустить интернет-магазин — одно дело. Сделать это в России — совсем другое. Встречайте Григория Горелика, который возглавляет московский филиал концерна Westwing, принадлежащего Rocket Internet.

Среди владельцев концерна интернет-торговли Westwing, продающего брендовую мебель и предметы интерьера, — Kinnevik и Rocket Internet. Концерн представлен на 14 рынках и имеет филиалы в Германии, Италии, Франции, Бразилии и России. Его оборот 2015 года составил более двух миллиардов шведских крон.

Пять лет назад шведский гражданин Григорий Горелик с двумя коллегами из Германии открыл предприятие в Москве.

Там электронная торговля проходит иным образом, чем в Швеции. По словам Григория Горелика, большая часть клиентов — примерно 90–95 % — платят наличными в день доставки, хотя заказывают по интернету. Но товарами они довольны.

«У нас большой колл-центр, работники которого обзванивают клиентов, оставивших заказ, чтобы удостовериться, что они действительно хотят купить товар и дали правильный адрес. Сейчас мы начали доставлять в Казахстан, а эта страна размером почти с целую Европу, так что если адрес не совпадает, возникает много хлопот».

С нуля запустить интернет-магазин — одно дело. Сделать это в России — совсем другое. Когда Григорий Горелик с двумя коллегами начинали работу в Москве пять лет назад, у них не было ни сайта, ни налаженной логистики, ни складских помещений. В конце концов русский Westwing запустил собственную курьерскую службу.

«Нам пришлось долго договариваться с поставщиками и фирмами курьерской доставки, объяснять им, чего мы хотим. Например, курьерам надо было внушить, что у них должна быть сдача. Другой момент: они должны быть трезвыми в момент доставки заказа», — рассказывает Горелик.

Как и во всем остальном мире, в России у электронной торговли большой потенциал роста. По словам Григория Горелика, доля покупок через интернет составляет сейчас 3–4 % от общего числа.

Однако ситуация для стартапов изменилась вследствие экономического кризиса и некоторых политических событий, например, аннексии Крыма.

«Когда мы сюда приехали, был период стремительного роста, масса стартапов, приложения для заказа такси становились лучше и разнообразнее, доставка еды была доступна круглые сутки. Москва — не совсем Россия. Но в этом смысле страна оказалась намного более современной, чем я себе представлял», — говорит предприниматель.


«К сожалению, часть тех предприятий прекратили работу, многие потому, что экспаты уезжают домой, а предприниматели, управляющие стартапами из-за рубежа, стали избегать России в результате картины, которую рисуют иностранные СМИ. Но для стартапов, обосновавшихся в стране, все по-прежнему идет хорошо. Посмотрите на Avito или Rocket Internets Delivery Club».

Прежде управление компанией в Москве не входило в планы Григория Горелика. Он некоторое время проработал в сфере стартапов и в 2011 году решил сделать паузу и отдохнуть от ответственности. Но он узнал, что его приятель из Высшей школы торговли получил работу в немецком инкубаторе стартапов Rocket Internet, у которого Kinnevik был среди совладельцев.

Григорий Горелик уже представлял себя барменом на каком-нибудь солнечном побережье, но все же отправил резюме и получил приглашение на собеседование.

«Я мало что знал о Rocket Internet, кроме того, что они клонировали предприятия. Но это казалось невероятно крутой работой. После собеседования мне предложили запустить и возглавить компанию в Москве. Сам я не сделал бы выбор в пользу Москвы, но звучало интересно».

Проектом, которым ему предстояло заняться, был интернет-магазин Westwing. Предполагалось, что он будет запущен на нескольких дополнительных рынках через пару месяцев после релиза в Мюнхене.

«Я думал, меня уволят через три месяца. Я никогда прежде не работал на других и слышал, что Rocket Internet предъявляют к сотрудникам огромные требования. Они находят рынки, которые выглядят наиболее перспективными, и потом ставят на компании, у которых дела идут лучше всех. В Скандинавии, Англии и Австралии их компании закрывались через несколько месяцев, но мы — среди тех, кто держится на плаву».

Григорий Горелик родился в России, но переехал в Швецию с родителями в возрасте шести лет. Он ездил в Россию несколько раз и даже проучился там полгода.

Он знал язык, но не имел никакого опыта ведения дел по российским законам.

Но прошло пять лет, и Westwing процветает. Правда, Григорий Горелик не хочет обнародовать оборот продаж российского филиала.
«Пока дела у Westwing в России идут хорошо, это один из крупнейших рынков в своей группе. В целом есть некоторый сдвиг фокуса в сторону Rocket Internet, где наша цель в составе группы — достичь рентабельности. У нас есть все предпосылки, чтобы добиться поставленных целей».

В России больше бюрократии, чем в Европе. На всех счетах-фактурах Westwing должны быть печати и подписи нескольких лиц. Бумажная работа требует множества сотрудников в экономическом и юридическом отделах.

Кроме того, на компанию повлияли финансовый кризис и санкции последних лет.

«На нас никогда не оказывали давления как на западную компанию, но политическая ситуация всегда нестабильна. Как с кризисом в отношениях с Турцией, когда всех турецких граждан выслали из страны. А если в следующий раз это будет Швеция, и мне придется ехать домой?» — рассуждает Григорий Горелик.

«Вдобавок все постоянно меняется, как когда рубль потерял 50% стоимости, и многие магазины впали в панику. Apple и Chanel просто закрылись, потому что не понимали, какие цены указывать. Случись это во Франции, народ пошел бы на улицу жечь автомобили, но русские очень терпеливы и умеют приспосабливаться».

Григорий Горелик уточняет, что Westwing — не конкурент мебельному гиганту Ikea, поскольку продает мебель дизайнерских брендов.

«Ikea в России исключительно успешна, все туда едут. У нас же иной концепт, мы работаем с брендами и дизайнерами. К тому же, наша главная целевая группа более элитарна — это клиенты начиная с верхней границы среднего класса. У нас не слишком дешевый сайт, но, во всяком случае, он дешевле, чем бутики.

Вот почему наши дела идут лучше, чем в оффлайн-магазинах. Рост интернет-торговли продолжается, даже когда в России финансовый кризис. Людям по-прежнему нужен Kitchenaid, просто теперь они ищут, где его купить подешевле. И приходят к нам».

Проведя в Москве пять лет, Григорий Горелик намерен продлить свой контракт.

Быть директором крупного концерна со штатом в 150 человек — большой шаг вперед по сравнению с работой учредителя стартапов.

«В душе я предприниматель, мне нравится создавать вещи с нуля. Но чем мы больше, тем централизованнее. До сих пор все шло отлично, и пока мне хватает адреналина — я останусь».