После семи недель перерыва Бретонский рынок свинины возобновил свою работу. Все клиенты вернулись на прежние места, за исключением Bigard-Socopa, второго по величине закупщика после la Cooperl. Цена установилась на отметке в 1,08 евро за килограмм, что очень далеко от прогнозировавшейся правительством в июне — 1,40 евро. Политическая цена не соответствует реалиям рынка. «Это не наша вина, все связано с нынешним перепроизводством в Европе, — полагает президент БРС Франсуа По (François Pot). — Главное было возобновить работу и установить схожие цены для всех производителей, чтобы каждая компания не пыталась навязать свою цену, как это было в последние недели». 


В последнее время предлагаемые животноводам цены варьировались от 1,043 до 1,105 евро за килограмм. Больше всего давали в Leclerk, в Cooperl предлагали 1,10 за килограмм, а в Bigard — 1,09 евро. «Это говорит о стремлении спокойно возобновить работу БРС», — продолжает Франсуа По.

Только вот большинство животноводов совершенно недовольны ценой в 1,10 евро. «Несмотря на экономию на кормах, моя себестоимость составляет примерно 1,35 евро за килограмм, и я работаю себе в убыток», — сокрушается Орели с запада Франции. Она поставляет мясо Bigard-Socopa в надежде на лучшее будущее.

Оно может наступить уже в начале 2016 года. Осознавая масштабы нынешнего кризиса в секторе, министр сельского хозяйства Стефан Ле Фолль (Stéphane Le Foll) может выпустить декрет о введении для промышленной продукции специальных ярлыков «выращено и приготовлено во Франции». По мнению специалистов, такой шаг мог бы поднять цены на 10 центов за килограмм.

Директор БРС Жан-Пьер Жоли (Jean-Pierre Joly) комментирует возобновление котировок.

Le Figaro: Какие выводы вы могли бы сделать после первого утра работы, через шесть недель после приостановки?

Жан-Пьер Жоли: Мы возобновили котировки, переосмыслив правила вместе со всеми готовыми к сотрудничеству операторами. Но положение все равно очень неустойчивое. Нынешняя цена не подходит производителям с учетом их себестоимости. Кроме того, мы открылись со всего лишь 24 000 туш на торгах против 60 000 до прекращения котировок. В ближайшие недели мы планируем увеличить их число. Переговоры с Bigard продолжаются. Они не прерывались. Но пока компания в состоянии обеспечить поставки, она не будет слишком стремиться вернуться в систему…

— Без Bigard БРС сохраняет свою представительность?

— Разумеется, было бы лучше, если бы все операторы были на месте, но говорить нужно о тех, кто присутствует, а не отсутствует. Когда цена летом была 1,40 евро, нам говорили, что это «непредставительно» в европейских условиях. Наверное, это изменилось с новыми ценами.

— Bigard будет покупать на БРС по фиксированной цене?

— Этот вопрос нужно задавать им.

— Во время приостановки торгов рынок так или иначе работал. Так ли уж необходим БРС?

— Учитывая, что по прогнозам улучшения цен не стоит ждать раньше середины февраля, мы могли бы пропустить праздники и дождаться подъема. Тем не менее нам нужно сформировать представление о национальной цене. По итогам первого утра торгов, мы видим, что она снизилась на цент. На прошлой неделе, когда мы не работали, спад был в 3-5 центов по сравнению с предыдущей неделей. То есть, сейчас он ниже.

— С чем связана тенденция к снижению цен, которая обостряет кризис в отрасли?


— Причина — дисбаланс спроса и предложения. В этом году европейское производство вырастет на 3%, что означает дополнительно 10 миллионов туш (при общем числе в 250 миллионов). Российское эмбарго лишило отрасль существенного рынка сбыта. В таких условиях более дешевая испанская и немецкая свинина хлынула на французский рынок. В 2015 году испанское производство вырастет на 6-8%. Мы все ошеломлены таким подъемом.

— В таких условиях спад потребления становится двойным ударом?

— Именно так. В третьем квартале потребление свинины во Франции уменьшилось на 9%. Хотя доклад ВОЗ о возможном канцерогенном воздействии колбасных изделий сыграл тут определенную роль, это не единственное объяснение. Сокращение периода спецпредложений тоже отразилось на продажах. Это относится к принятому летом постановлению правительства об ограничении периода скидок. Он был утвержден в разгар кризиса, чтобы мясо не отдавали за бесценок.

— Как выйти из тупика?

— Снятие эмбарго незамедлительно бы отразилось на ценах. Обсуждение этого вопроса сейчас ведется в Европейской комиссии. Кроме того, рост потребления помог бы рынку обрести определенную гибкость в условиях перепроизводства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.