Данная статья является одной из глав специального репортажа о России, подготовленного московскими корреспондентами газеты Financial Times и опубликованного в пятницу, 1 октября.



Евгений Велихов, один из крупнейших физиков Советского Союза, сидит за рабочим столом на даче в окрестностях Москвы на фоне непременного для 50-х годов атрибута ученого-физика – многочисленных книг по нелинейной дифракции и ионизированной плазме.

Однако престарелого Велихова больше интересует новенький айпад фирмы Apple, который ему только что подарили. Он считает, это хорошая иллюстрация к тому, что должно происходить сегодня в России.

«Взгляните на эту штуковину. Ведь это не плод блестящей научной мысли, и никаких сверхсекретных технологий тут использовано. Просто хитроумная диковинка. Но у нас ничего подобного нет».

Отсутствие сектора высоких технологий особенно удивительно в стране, запустившей первый спутник и совершившей первый пилотируемый космический полет.

Однако российские руководители признают, что само по себе наличие ученых мирового класса не обеспечивает автоматически пропуск в мировую экономику знаний. Сейчас Кремль решил заняться всерьез заняться этим вопросом, и президент Дмитрий Медведев ведет переговоры о том, чтобы совершить скачок и перейти от экономики, экспортирующей промышленное сырье, к постиндустриальной экономике, основанной на «инновациях».

Недостатка в научных кадрах в стране нет – ежегодно на рынок труда поступает 70 тысяч дипломированных специалистов по компьютерному программированию; многие из которых уезжают в Кремниевую Долину и другие технологические центры.

Чего действительное не хватает, так это интеграции этих научных кадров с внешней средой для достижения коммерческого результата. «Инноваций множество, продукции нет», - так выразился Роман Лохов, управляющий директор московского инвестиционного банка «Открытие».

Его банк пытается внедриться в этот развивающийся сектор, финансируя новые технологические проекты на открывшейся в прошлом году фондовой бирже, московском Рынке инноваций и инвестиций Micex.

Пока что на бирже зарегистрировано всего пять компаний; однако настанет время, и она превратится в российский Nasdaq (американская фондовая биржа, специализирующаяся на акциях компаний высоких технологий). «Пока что это даже не «маленький Nasdaq»; но мы движемся именно в этом направлении», - говорит Лохов.

Правительство делает ставку на то, что создание центра высоких технологий в Сколково, в окрестностях Москвы, привлечет иностранных инвесторов и специалистов.

Американская компания по производству бытовой электронной техники Cisco Systems уже пообещала выделить миллиард долларов инвестиций, а немецкая инженерная компания Siemens заявила, что примет в участие в проекте.

Многие критикуют Сколково, утверждая, что не в этом нуждается новый сектор; Александр Аузан, экономист из Московского государственного университета, полагает, что это всего лишь очередной дорогостоящий престижный проект.

«Вроде Выставки достижений народного хозяйства СССР, в основном с целью пустить пыль в глаза», - говорит он.

Велихов, руководитель российской Общественной палаты, поддерживающий проект Сколково, говорит, что он задуман не как панацея, но как первый шаг.

Елена Титова, президент отделения Morgan Stanley по России/СНГ, считает: «Это здорово - создать островок совершенства, но главное, чтобы это совершенство распространилось за пределы этого островка. Самое важное случится не в самом Сколково, но в связи с ним».

Сейчас многие наиболее квалифицированные программисты уезжают за границу или остаются на родине, но работают на иностранные компании; причина этого в том, что занятия бизнесом на родной земле наталкиваются на слишком большие сложности.

Валерий Кудрявцев, заведующий кафедрой механической математики Московского государственного университета – один из мировых первопроходцев в области искусственного интеллекта, имеет десятки американских патентов на изобретения в области искусственного интеллекта. И все эти патенты принадлежат американской компании, спонсировавшей его исследования и принимающей на работу его студентов.

«Я бы хотел создать такую компанию в России, но это же практически невозможно», - сказал он и добавил, что на это потребовались бы сотни миллионов долларов.

Множество проблем, с которыми сталкивается технологический сектор, общие для мелких предприятий и предприятий среднего размера: бюрократия, коррупция, неэффективное управление, отсутствие финансирования.

Сергей Белоусов, глава компании «Параллели», разрабатывающей программное обеспечение, хорошо знаком с трудностями при ведении бизнеса в области высоких технологий в Москве.

Хотя его компания находится в Швейцарии, в ее научно-исследовательских центрах в Москве и в Новосибирске работает в общей сложности от 500 до 700 человек. По его словам, «эта компания охватывает 100 процентов российских высоких технологий».

«Вместо того, чтобы все внимание уделять развитию быстрейших исследовательских поисковых систем или чего-то вроде того, приходится думать о том, чтобы обеспечить работу кондиционеров в офисе, разобраться с уплатой налогов или еще чем-то того же порядка», - говорит он.

«В Великобритании можно купить новенький центральный процессор из США, просто получить его и начать пользоваться. Но здесь он должен пройти через таможню, и это займет изрядное время. Все не так просто». Однако, по его словам, даже просто начав разговоры об этом секторе, правительство уже меняет ситуацию.

«Пять лет назад молодые люди в большинстве своем мечтали стать государственными служащими или предпринимателями в традиционных областях. У кого-то, может быть, был талант инженера или разработчика программных средств, но он решал оставить свою специальность и вместо этого открыть сеть аптек», - делится он.

«Теперь у молодежи появляется мотивация участвовать в создании инноваций, и это очень хорошо. Это уже произошло».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.