Данная статья является одной из глав специального репортажа о России, подготовленного московскими корреспондентами газеты Financial Times и опубликованного в пятницу, 1 октября.



В России повсюду видны признаки восстановления. Дороги крупных городов забиты автотранспортом как никогда; возвращается жизнь и на строительные площадки. Однако сегодня перспективы развития страны выглядят совсем иначе, чем в прошлом десятилетии.

Начавшееся в середине 2008 года резкое падение цен на нефть и сырьевые продукты вкупе с перекрытием кредитного потока задели Россию сильнее, чем можно было бы ожидать, приведя к сокращению экономики в 2009 году на 7,9 процента.

Однако осуществляемая министром финансов Алексеем Кудриным в предшествующие годы осторожная финансово-бюджетная политика позволила сохранить резервный запас валюты, доходивший до 600 миллиардов долларов, что дало возможность несколько смягчить кризис.

Удалось затормозить обесценивание рубля и за счет этого избежать массового изъятия денег из банков, изыскать средства для осуществления комплекса мер по стимулированию экономики и влить в экономику достаточное количество наличных средств, чтобы стабилизировать банковскую систему.

Однако, даже допуская, что цены на нефть останутся на нынешнем уровне, т.е. 70-75 долларов за баррель, по прогнозам экономистов, годовой прирост российской экономики в ближайшие годы составит 3-4 процента, что заметно отличается от 7 процентов среднегодового прироста в период с 1999 по 2007 год.

Экономическому росту в те годы в определенной степени способствовал подъем цен на нефть и газ. Впрочем, свою роль сыграл и бум потребления, когда реальные доходы населения поднялись, и потребители наконец-то получили возможность приобретать товары, которой они так долго были лишены в советскую эпоху.

Важным фактором в России стала также возможность вернуться к использованию производственных мощностей, законсервированных в 1990-х годах, особенно после кризиса 1998 года. Использование производственных мощностей увеличилось с примерно 55 процентов в указанный период до примерно 90 процентов.

Остаются еще возможности повышения производительности и расширения сектора обслуживания. Однако для поддержания темпов роста потребуется также строительство новых производственных мощностей и устранение узких мест за счет обновления и расширения устаревшей разваливающейся инфраструктуры. А для этого, коротко говоря, нужны деньги.

«Сегодня ключевым фактором являются инвестиции, - считает Петр Авен, президент одного из крупнейших банков России Альфа-Банка. - Главное – то, что экономика нуждается в значительном обновлении. Нагрузка на производственные мощности чрезвычайно высока».

Инвестиции нужны не только для строительства новых производственных мощностей, но и для улучшения использования существующих производственных площадок. «Сейчас столько неконкурентоспособных предприятий, что нам с ними делать? – задает вопрос Юрий Новожилов, президент государственного Транскредитбанка, предоставляющего кредиты многим промышленным предприятиям, связанным с железнодорожной отраслью. – Себестоимость продукции на этих предприятиях в 3-4 раза превосходит себестоимость, которую обеспечивают китайские предприятия. Это наследие советской эпохи, и нам приходится его расхлебывать».

Правительство указало на необходимость инвестиций и предприняло необходимые шаги в этом направлении. Президент Дмитрий Медведев принял программу модернизации, нацеленную на снижение зависимости экономики от нефти и сырья и на развитие более инновационной, основанной на высоких технологиях экономики.

Президент лелеет планы по превращению Москвы в международный финансовый центр, причем вовсе не с целью  конкуренции с другими появляющимися центрами, например, Дубаи. Предполагается, что этот шаг будет способствовать направлению сбережений граждан России в инвестиции в ее экономику, что сократит ее зависимость от международного финансирования.

Впрочем, многие экономисты и бизнесмены к шансам на успех этих новых инициатив относятся весьма скептично. Одним из важных факторов является политическая неопределенность в преддверии президентских выборов 2012 года, а именно, вопрос, останется ли Дмитрий Медведев на своем посту.

Другой фактор – обещания президента по усилению власти закона и по прекращению коррупции, которая, по всеобщему признанию, достигла рекордных уровней, претворяются в жизнь слишком медленно.

3-4 процента годового прироста, даже и при отсутствии значительных реформ – не катастрофа. Однако такая ситуация поставит под вопрос статус России как одного из членов BRIC – у других стран четверки, по прогнозам, по-прежнему ожидаются намного более высокие темпы роста.

Кроме того, неудача в реализации реформ делает Россию уязвимой, по словам Роланда Нэша, (Roland Nash), главного стратега московского инвестиционного банка «Ренессанс Капитал», к «слишком сильно выраженным циклам подъема и спада».

«Оба важнейших фактора, оказывающих влияние на экономику, не зависят от России,  - говорит Нэш. – И в вопросе цен на природные ресурсы, и в стоимости капитала России остается лишь следить за изменением цен».

Снижение темпов роста может привести также к тому, что рост государственных доходов будет отставать от роста потребностей в расходах на социальные нужды. Былая бюджетная дисциплина в преддверии президентских выборов 2008 года оказалась ослаблена, что, наряду с экономическим спадом последнего года, привело, впервые за почти десять лет, к дефициту бюджета.

В этом году, по признанию Кудрина, что цена на нефть, при которой сохраняется баланс бюджета, достигла 95 долларов за баррель российской смеси сырой нефти марки Urals и примерно 100 долларов за баррель смеси сырой нефти марки Brent. 

Евгений Гавриленков, главный экономист российской инвестиционной компании «Тройка Диалог», предостерегает, что макроэкономическая ситуация России в последние месяцы резко ухудшилась.

Расходы за этот год и за 2011-12 год возросли, предполагается их дальнейший рост и в 2013 году, что приведет к бюджетному дефициту порядка 60 миллиардов долларов, или 3 процента валового внутреннего продукта, в год. По международным стандартам это не так много, и низкий государственный долг России означает, что она имеет возможность принять на себя долговые обязательства.

Однако, по мнению Гавриленкова, такое изменение бюджетной политики «опасно», поскольку при этом «безубыточная» для бюджета цена на нефть вырастает до уровня заметно выше 100 долларов за баррель.

«Ясно, что ежегодно увеличивать государственный долг приблизительно на 60 миллиардов долларов за счет привлечения средства на внутреннем рынке практически невозможно», - указывает в своем последнем докладе Гавриленков.  

«Но вызывает сомнения и то, сможет ли правительство привлечь столь значительную сумму на мировых рынках и при этом сохранить существующий суверенный рейтинг России».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.