Просвещенный цинизм: новая российская министр культуры Ольга Любимова сообщила однажды в блоге, что терпеть не может классическую музыку, театры и музеи. Некоторых ее соотечественников это шокировало, другие же пришли в восторг.

Российское Министерство культуры вот уже несколько лет на ножах с творческой интеллигенцией. Экс-министр культуры Владимир Мединский навязал искусству рамки державного патриотизма и поэтому стал объектом ненависти интеллектуалов, а его преемница, судя по всему, высокую культуру вообще презирает.

С момента назначения Любимовой в сети то и дело всплывают ее посты почти десятилетней давности. В них Любимова поведала, какие вещи терпеть не может: выставки, классическую музыку, оперу и балет. Она сообщила также, что была в Лондоне в Британском музее и Национальной галерее, а также посетила десяток российских и европейских музеев, когда работала для церковно-национальной программы «Русский взгляд», и это было впустую потраченное время. Была она и в Париже, но в Лувр не пошла и потребности видеть Мону Лизу не испытывала.

У этой личности есть система

Вице-шеф российского бюро организации Transparency International Илья Туманов написал в Твиттере, что такого человека, как Любимова, можно было назначить кем угодно, но только не министром культуры. Но у этой личности есть система. Протесты интеллигенции против возвращения Владимира Путина после временного президентства Дмитрия Медведева в 2012 году испортили отношения государственной власти и интеллектуалов. Тогда европейски образованного Александра Авдеева заменили на националистически настроенного профессионального пиарщика Мединского, который потребовал от культуры верности Кремлю в обмен на государственные субсидии.

То, что Мединский в своей раскритикованной историками диссертации утверждает, будто западные публицисты XV-XVII веков слишком негативно описывали обстановку в России; то, что он защищал давно опровергнутую фактами легенду о 28 панфиловцах, якобы задержавших в войнe пятьдесят немецких танков, и называл ее «святой правдой», характеризует его как реакционного романтика.

Любимова, до сих руководившая в Министерстве культуры отделом государственной поддержки кинематографа, олицетворяет собой просвещенный цинизм. Учеба в православной гимназии выработала у нее аллергию на церковь, но потом она работала в информационной службе Московской патриархии и сегодня называет себя либеральной христианкой. Гражданские протесты она считает бесполезными, в одном из постов она сравнила свое положение как российской гражданки с положением жертвы изнасилования, которая, как советует одна народная мудрость, пытается получить удовольствие.

В Министерстве культуры Любимова была эффективным менеджером, публиковавшим сведения об инвестициях в кино и об их прибыли. Поэтому большинство ее сторонников работают в кинематографе. Кинокритик Антон Долин сказал, что рад назначению нового министра, хорошо информированного, любящего кино и лишенного фанатизма.

То, что она открыто назвала себя «ни хрена не культурным человеком», подействовало на некоторых прямо-таки освежающе, в особенности после ханжества Мединского, изгнавшего из театра и кино нецензурные ругательства. Блогер Александр Цыпкин также в восторге, что министр культуры использует крепкие выражения, а соотечественники в свою очередь обзывают ее за это такими же крепкими выражениями — и никого за это не наказывают.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.