Путин, Ким, а скоро и Эрдоган: актер становится политически чуждым. Тем самым он вызывает все больше раздражения во Франции. Но не только.

Нос Обеликса под соломенной шляпой не оставил сомнений. На военном параде по случаю 70-летия основания КНДР, прошедшем несколько дней назад, присутствовал и Жерар Депардье. Легендарный французский актер, которому в декабре исполнится 70 лет, явно был в хорошем настроении, развлекал других гостей. Находившийся неподалеку Ким Чен Ын радовался, что ему удалось завлечь на церемонию известного западного гостя.

Эпизоды с деспотами

А в Париже говорили, что самый известный актер Франции снова попался на удочку деспота. Как и в 2012 году, когда он принял российское гражданство от Владимира Путина. Или как в те моменты, когда он отплясывал вместе с главой Чеченской республики Рамзаном Кадыровым или пел в караоке дуэтом с дочерью бывшего президента Узбекистана Ислама Каримова.

Депардье отреагировал на подобные комментарии в своем стиле. Он заявил, что сейчас запрашивает еще и турецкое гражданство. С этой целью он в октябре планирует нанести визит президенту Реджепу Эрдогану.

«Макрон — такой же, как Путин»

В интервью газете «Нис-Матен» (Nice-Matin) он сказал на этой неделе в ответ на вопрос, что же такого привлекательного в правителях вроде Путина, которых он часто посещает: «Путин — такой, какой есть, но я могу сказать вам, что Макрон такой же, как Путин». Тем самым он хотел сказать, что французский президент не демократичнее российского, отмечают сторонники Депардье на французских интернет-форумах. Один участник дискуссии даже отметил, что это сравнение оскорбительно для Путина, который сделал для своей страны больше, чем Эммануэль Макрон для своей, причем популярность Макрона, по данным соцопросов, упала.

Флирт со сторонниками жесткого курса

Фанаты актера Депардье, на счету которого 180 киноролей, задаются вопросом в недоумении: их идол постепенно становится знаменосцем правых популистов или, по крайней мере, тех свободолюбивых провокаторов, которых в Париже прельщают границы политической некорректности? Это слишком большая честь для актера, сыгравшего таких персонажей, как Сирано де Бержерак, Дантон или граф Монте-Кристо. Флирт с представителями жесткого курса на востоке выглядит таким же наивным, как и его обхождение с французским президентом. В Париже он уже поддерживал социалиста Франсуа Миттерана, а затем и консерватора Николя Саркози. С Франсуа Олландом он рассорился в 2012 году из-за введения 75-процентных налогов для миллионеров. Зато он высказывал свое почтение Фиделю Кастро во время встречи на Кубе за «50 лет политической интеллигентности».

Гордый пролетарий

Жеже, как его называют соотечественники, сам себя гордо именует пролетарием, даже если сегодня он с его гонорарами, производством фильмов и виноградниками входит в вышеупомянутую категорию налогообложения, которая так и не была реализована. Его отец был жестянщиком, страдал расстройством речи, покупал коммунистическую газету «Юманитэ» (L'Humanite), хотя практически не мог ее читать. Его и мать, которая хотела избавиться от него еще в утробе, протыкая себя спицами, Жерар покинул в возрасте 13 лет. Познав мир наркотиков, а также имея опыт работы мальчиком по вызову, он сумел пробиться в парижский мир киноиндустрии, где играл в таких провокационных фильмах, как «Вальсирующие».

Путин ему нравится, потому что он, как и сам Депардье, мог бы стать великим преступником, отметил Депардье однажды. В августе на него подала в суд 22-летняя актриса, обвинившая его в изнасиловании во время театральной репетиции в одной из его парижских квартир. Пока идут разбирательства, ненасытный читатель Хандке и Бернхарда дает концерты во Франции, на которых в основном удивляет слушателей нежным шансоном скончавшейся певицы Барбары.

«Депардье — это Франция»

Будь то провокации или поиск отца, насилие или поэзия, Депардье постоянно вступает в конфликт с Францией — поворачиваясь к ней спиной, желая сдать свой паспорт. Не существует французского актера, говорит хронист Пьер Ассулин: «Сам Депардье — Франция, он — идеальное воплощение ее несовершенства».

Журналист газеты «Паризьен» (Le Parisien), который поджидал Депардье у его квартиры на прошлой неделе, сумел лишь прокричать ему вслед вопрос: «Что, собственно, для вас важно?» Прежде чем, смеясь, умчаться на скутере, Депардье прокричал: «Свобода!»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.