Виктор Корчной принадлежит к величайшим шахматистам всех времен. Он русский по рождению, но в 1992 году он получил швейцарский паспорт. До сих пор он путешествует по миру и принимает активное участие в шахматной карусели.

«Шахматы – это моя жизнь», - подчеркивает Виктор Корчной в предисловии к своей переработанной автобиографии под названием «Мои лучшие сражения». Название книги не только представляет позицию гроссмейстера, справившего пару дней назад в Волене (Wolen AG) свой 80-ый день рождения – в нем отражается самое главное свойство Корчного, которое заставляет его в течение шести десятков лет стремиться к самому высокому результату. Речь идет о его несокрушимом боевом духе. Поэтому третья доска Швейцарии на своей новой родине не может себе позволить только одного: «Быть нейтральным. Я не хочу этим заразиться».

Трехкратного вице-чемпиона мира не сломили даже преследования в Советском Союзе, из которого он убежал в 1976 году. Его драматичная жизнь отчасти представлена в мюзикле «Шахматы» (Chess), написанном композитором из группы ABBA. Несмотря на слуховой аппарат и трость,  «Виктор Грозный» пока не думает об окончании карьеры и ставит перед собой высокие цели, как он признается в интервью, в котором принимает участие и его жена Петра Корчной-Хайни (Petra Kortschnoi-Hajny).

Basler Zeitung: На сколько лет чувствует себя самый старый спортсмен высоких достижений, который еще способен оказать сопротивление представителям мировой элиты?

Виктор Корчной:
Я охотно принимаю все комплименты, но эти слова меня не особенно радуют. Раньше мне аплодировали за мои результаты, а теперь из-за моего возраста и моих заслуг.

- Тогда давайте зададим вопрос иначе: вы находитесь в хорошей форме после сыгранных вами 5000 турнирных партий?


- Я в хорошей шахматной форме, но существует серьезная проблема. Еще пять лет назад я получал многочисленные предложения для участия в турнирах. Сегодня таких приглашений мало. В последнее время я даже вынужден играть турниры для пожилых людей старше 60 лет для того, чтобы вообще иметь возможность сесть за шахматную доску.

- По окончании вашего последнего турнира в Гибралтаре при чествовании победителей вам устроили настоящую овацию. Вы нанесли поражение в том числе итальянцу Фабиано Каруана (Fabiano Caruana). Это номер один среди юниоров, он занимает 25 место в мировом рейтинге, и в свои 18 лет он вполне мог бы быть вашим внуком.


- До этого я четыре раза ему проигрывал – один раз белыми и три раза черными. Однако я не понимал, в чем его сила и почему я вообще проигрывал. На этот раз я смог показать, что я еще могу его победить. Специалисты там пришли к выводу, что я играл хорошо и показал неплохой результат. Обычно я должен быть вторым или третьим.

- Раньше никто не удивлялся, когда вы на одном турнире расправлялись на доске с пятью гроссмейстерами из первой тридцатки – а теперь восторг вызывает даже одна победа.

- Мой последний большой успех был уже очень давно, это было в 1995 году в Мадриде. Обычно, соревнуясь с такими игроками  как Каруана, я должен выигрывать турнир. Это я смогу доказать в апреле в Сан-Себастьяне. Это приглашение стало для меня подарком к моей круглой дате. Но это также типично – другие получают приглашение из-за своей сильной игры, а я вследствие моего возраста. Это мне не нравится.

- Что вам сейчас сложнее всего делать за доской?


- Я часто получаю стратегически выгодное положение и уже откидываюсь в кресле, но партия еще не закончена, тогда как я уже отключаюсь. Моя голова больше не хочет работать. Каруана я поначалу также позволил ускользнуть, вместо того чтобы быстро и без проблем с ним разобраться. На все требуется теперь больше энергии, чем раньше.

- Энергия эта у вас есть с 1943 года, когда вы стали членом шахматного клуба в Ленинградском дворце пионеров. Является ли именно эта энергия секретом успеха «Виктора Грозного»?

- Несомненно. И еще надо иметь амбиции! Ясно как день, что цели в моем возрасте уже не такие высокие. И, тем не менее, для того, чтобы добиться хорошего результата, нужно быть таким же честолюбивым, как и в молодые годы. Тигран Петросян однажды сказал: «С честолюбием Корчного я бы вечно оставался чемпионом мира!» Моя жена считает, что мне уже не нужны никакие новые цели (смотрит на нее и улыбается).

Петра Корчной-Хайни:  Я всегда говорю, что он не должен брать на себя слишком много, и должен также определенное время наслаждаться отдыхом. Но он этого не делает.

Виктор Корчной: Нет, нет, а зачем? Самое важное – это иметь амбиции, и источник для этого я постоянно нахожу. Моя мотивация – турнир в Сан-Себастьяне. Для этого я и тренируюсь каждый день.

- Могло бы у вас быть меньше честолюбия, если бы хотя бы один раз вы выиграли титул чемпиона мира?

- До 1981 года я непременно хотел стать чемпионом мира. Затем эта мечта лопнула. Третье поражение в турнире против Карпова было чудовищным, и сама атмосфера в Мерано была ужасной – я не хотел бы вновь пережить нечто подобное!

- Гарри Каспаров победил за вас вашего заклятого врага Анатолия Карпова. После этого он, будучи чемпионом мира, в 42 года закончил карьеру профессионального шахматиста. Для вас это немыслимо – чем бы вы в таком случае занимались все прошедшие 38 лет?

- Это было его решение. Но одного я не могу простить Каспарову – то, что он теперь вдруг подружился с Карповым! Ведь у него нет никаких принципов. Как я могу с кем-то дружить, если он сделал другому человеку так много плохого? Но теперь вернемся к вашему вопросу. Закончить карьеру, став чемпионом мира, – все это напоминает Бобби Фишера, но не Виктора Корчного. Я доволен и без титула чемпиона мира. Я хочу играть в шахматы и побеждать молодых игроков.

- Карпов в свои 59 лет принимает участие в вставочных мероприятиях и в сеансах одновременной игры.

- Судя по всему, Карпов сильно сдал. Он теперь играет только короткие партии против дам.

- Недавно в одном российском клубе вы даже были товарищем по команде с Карповым. Вы с годами стали более мягким?

- Никакой он мне не товарищ! Я предпочитаю сидеть напротив него по другую сторону шахматной доски.

- Что вы думаете о новых суперталантах, прежде всего о занимающем второе место в рейтинге Магнусе Карлсене?


- Я завидую Карлсену! Мне потребовались бесчисленные годы тяжелой работы для того, чтобы вообще достичь этого уровня, а ему все достается легко. Он всех выносит одной левой, только так! Это действительно невероятно. Конечно, ему кое-чего не хватает – например, эстетических ходов. Вместо этого он побеждает, используя самые ужасные ходы – так Каспаров никогда бы не сделал.

- Местный водитель такси рассказывает: «Раньше Корчной бодро шагал два километра пешком до вокзала. Сегодня иногда можно увидеть, как он отдыхает на обочине. Или вызывает такси».


- Меня донимает прострел. Теперь для прогулок мне требуется трость. Это плохо. Для шахматных турниров мне нужно было бы больше силы, да и форма могла бы быть получше. В этом отношении мне необходимо делать больше усилий. Во всяком случае велотренажер я себе уже приобрел.

- Раньше соперники побаивались «Виктора Грозного». А теперь они уже меньше вас уважают?

- Они, конечно, видят перед собой пожилого человека с палкой, который с трудом добирается до туалета. Но за доской я свои пять часов сижу нормально. Перед турниром в Гибралтаре мы встретили молдаванина Бологана. «Вы действительно собираетесь играть?», - спросил он меня нагло. Ответ ему я дал на доске, хотя мне было жаль, что я предоставил ему возможность уйти от поражения и добиться ничьи. Я наказываю за наглость. По крайней мере у меня есть желание это сделать (смеется). Ему не повезло, так как он в третьем круге столкнулся со мной, а не в девятом, когда бы мои силы были уже на исходе.

- Я бы не удивился, если бы вы так представляли свою смерть – в 100 лет за шахматной доской.

- Но только я должен доиграть партию до конца и поставить мат.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.