В прошлой статье я рассказывал об идее постройки железной дороги, которая свяжет Турцию, Грузию и Азербайджан. Тогда я отметил, что Китай все более активно участвует в железнодорожных проектах на Кавказе и в Иране.

В XIX веке цель прокладки железных дорог в этом регионе состояла в строительстве маршрутов, по которым природные ресурсы Черного и Каспийского морей, ставших мировой сокровищницей, могли через Черное море доставляться в Европу, а также по всему миру. Тем не менее кавказский регион находился в центре товарных потоков в Евразии и до появления железных дорог. Важную роль тогда играли сельские дороги, которые проходили по югу России.

В этой статье я хотел бы поразмышлять о связях евразийских артерий с Кавказом и Китаем.

«Один пояс, один путь» поглотит Грузию?

30 июня этого года газета Asahi опубликовала интересный репортаж о Грузии. В ней рассказывалось о деятельности китайских предприятий и огромных денежных потоках «Шелкового пути».

Автор статьи также коснулся темы строительства олимпийских объектов, которая обсуждается и в Японии. Китайские компании строят не только олимпийские объекты к молодежной Олимпиаде, но и жилые дома, торговые центры и гостиницы. Конечно же, эти действия полностью отвечают политике китайского правительства, которая заключается в создании экономической зоны двух «Шелковых путей»: наземного и морского.

Китай проявляет интерес не только к развитию грузинской инфраструктуры, но и к сельскому хозяйству страны. В этом году Грузию посетили несколько высокопоставленных чиновников из Китая. В марте в КНР отправился министр экономики Грузии, а в июне — министр сельского хозяйства.

Я наблюдал за проникновением Китая в Грузию десять лет, и некоторые факты поразили меня. Когда два года назад я посетил район Рача-Лечхуми, известный своей восхитительной природой, на одном из местных рынков я встретил молодую китаянку. Тогда я узнал о том, что в грузинских регионах живет много китайцев — под настоящими грузинскими именами и с грузинскими паспортами. Возможно, это имеет какое-то отношение к получению прав на землю.

Активизацию действий Китая в Грузии хорошо характеризуют строительные работы в порту Анаклия, который выходит в Черное море. Подробности я опущу, однако в настоящее время идет тендер. В прошлом месяце было объявлено о том, что его выиграли две группы. Одна из них получает финансовую помощь со стороны Китая, другая связана с американским капиталом.

Развитие Анаклии, которая находится рядом с Абхазией, провозгласившей независимость от Грузии 20 лет назад, началось при бывшем президенте Михаиле Саакашвили, который был известен своим непримиримым настроем в отношении автономных регионов. Клип, повествующий о планах по развитию порта, хорошо отражает намерения бывших грузинских властей. В то время появились слухи о том, что на фоне греческого кризиса китайские деньги хлынут в район Эгейского моря. В этих условиях КНР постаралась укрепить свои позиции и на Черном море, где располагается один из перекрестков международной политики.

Призрак Шелкового пути

Китай и Черное море. Странное сочетание. Однако современный Китай участвует в разнообразных проектах по всему миру, начиная с Африки. К тому же отношения между Китаем и черноморским регионом начались не сегодня.

Стоит отметить, что более 30 лет назад в Японии показали интересную передачу об истории «Шелкового пути». Передачу подготовил телеканал NHK. Она вышла на телеэкраны 7 мая 1984 года и называлась «Шелковый путь, часть 2: дорога в Рим; шелк и кресты — за Кавказскими горами».

В начале 80-х годов я уже достиг сознательного возраста, поэтому эта передача хорошо запечатлелась в моей памяти. Текст под мелодии Китаро читал Кодзи Исидзака (Kouji Ishizaka).

Также меня поразил фильм «Хроники моей матери», снятый режиссером Масато Харада (Masato Harada) по одноименному произведению модного писателя Ясуси Иноуэ (Yasushi Inoue).

Тем не менее я полностью позабыл о «шелке и крестах». За деревьями леса не видно.

Для того, чтобы написать статью, я пересмотрел эту передачу. Там показывается весь Кавказ: «Мертвый городок» в Осетии, Военно-Грузинская дорога, пещерный монастырский комплекс Вардзиа на юге Грузии, азербайджанские Шеки и Баку, а также Эчмиадзинский монастырь в Армении. В центре же передачи — китайский шелк, найденный в кавказских гробницах. Кодзи Исидзака рассказывает о том, что старый «Шелковый путь» будто бы прошивал 1100-километровую огромную стену Кавказских гор.

В шестом веке путь проходил по северному побережью каспийского моря, чтобы избежать высоких налогов, которые ввела династия Сасан. Шелк был обнаружен в могильнике Мощевая Балка, расположенном на Северо-Западном Кавказе.

Однако на самом деле северный маршрут проходил не с юга на север Кавказа, как об этом говорится в передаче. Из северного Кавказа путь выходил прямо в Черное море и соединялся с крымским маршрутом. Программа NHK скачет по разным периодам, также в ней много несостыковок с научной точки зрения.

При этом, по всей вероятности, она основывается на работах сотрудницы Эрмитажа Иерусалимской, которые выходили в печати с 60-х годов. Можно сказать, что в этом смысле содержание передачи было передовым.

Иерусалимская пришла к выводу о том, что китайские торговцы проходили по этому региону, поскольку там были найдены фрагменты документов, которые, как предполагается, являются бухгалтерскими ведомостями купцов из Китая.

Кстати, в 2007 году в Эрмитаже открылась экспозиция «Мощевая Балка», поэтому, возможно, в ближайшее время станет известно о новых подробностях китайской экспансии.

Танец реального и вымышленного

Мне ярко запомнилось, что передача рассказывала о различных периодах. Размышляя о китайской экспансии на Черное море, мы можем учесть обстоятельства 2000-летней давности, а также факты, которые были зафиксированы всего 30 лет назад. Благодаря этому могут появиться самые разнообразные точки зрения.

Изначально сама по себе мысль о том, что «Шелковый путь» связывает Европу с Китаем, — совершенно современные представления. Весьма интересно то, что, благодаря Японии и России, которая, активно впитав европейскую науку, развила востоковедение, во второй половине ХХ века была снята такая передача, как «Шелк и кресты».

Серия «Шелковый путь», снятая в конце периода холодной войны, имеет огромную ценность, поскольку рассказывает о различных евразийских регионах, которые не так-то просто увидеть. В программе показаны мирные и спокойные кавказские пейзажи, однако очень скоро там начались межнациональные конфликты.

Кстати, первая серия «Шелкового пути» показывает Терракотовую армию Цинь, как бы воспевая дружеские отношения между Японией и Китаем. То поколение, прошедшее через разные невзгоды, сквозь века рассказывает нам о бесконечной истории «Шелкового пути». Работы Тин Сюнсина (Shunshin Chin), почившего в этом году, еще свежи в памяти. Все это заставляет подумать, что не только государства могут делать историю.

С учетом подобных невоенных методов, накопленных Японией, также важно оглянуться на историю ХХ века. Несмотря на то, что у специалистов могут возникнуть некоторые вопросы к этой передаче, она произвела на меня сильное впечатление, поскольку рассматривает историю Евразии с различных точек зрения. Поможет ли она нам избавиться от близорукости и предостережет ли о том, что громадное прошлое обладает обратной силой?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.