Отношения  между Ираном и Арменией всегда отличались добрососедством и взаимной  симпатией.  Эти  страны  объединены  не  только  географической близостью, но и многовековыми историческими связями и культурными  традициями.

В  отличие  от  соседнего  Азербайджана,  у  Ирана  никогда  не  было  территориальных  претензий  к  Армении,  а  существование  довольно многочисленной   армянской   диаспоры   всегда  способствовало  укреплению   связей между  этими  странами,  как  на  общественном,  так  и  на  политическом уровне. После США, Иран был вторым государством, которое признало независимость Армении и  открыло  посольство  в  Ереване  в  1992  году.  В  трудный  для   страны  период,  во  время конфликта в Нагорном Карабахе, в Армению именно из Ирана поступало  продовольствие,  горючее  и  т.д.

В  Иране  проживают  приблизительно 120  тысяч  этнических армян,  они также представлены  в  парламенте  страны. Более  того, в отличие от  других   представителей  национальных  меньшинств  Ирана,  у  армян есть право свободно, безо всяких ограничений, исповедовать собственную религию. Армянские церкви охраняются  законом,  а  «Комплекс  Святого  Фаддея»  внесен  в список международного  культурного  наследия  ЮНЕСКО.  На  сегодняшний  день  в  Армении  учатся   около  3  тысяч  иранских  студентов, систематический  характер носят визиты иранских туристов на праздник Новруз-байрам, что обусловлено существованием  в  Ереване «Голубой   мечети»,  и  иранцы  признают  этот факт   проявлением   дружбы  и  уважения.

Усиление  напряженности  вокруг  Ирана,  экономические  санкции  и  эмбарго на поставки нефти  совершенно  не  мешают  Еревану  продолжать  укреплять  связи с  этой  страной. На первый взгляд, можно было подумать, что Армения, которая получает  миллионы  долларов  помощи  от  США  и  Европейского содружества, должна  была  безоговорочно  поддержать  санкции против Ирана. Но, несмотря на тесное сотрудничество  с  Западом,  Ереван  не  собирается  рвать  связи  с  Тегераном,  так  как у  него  просто  не остается   другого  выхода.

Из-за территориальных претензий у Армении, которая граничит с четырьмя государствами, закрыты границы с двумя из них, с Турцией и Азербайджаном. Поддержка  санкций  против  Ирана  привела  бы  к  аналогичным  результатам  (Ереван  прекрасно осознает жесткую политику иранских лидеров, которые обязательно пойдут на подобный шаг том случае, если Армения откажется от сотрудничества с Тегераном), что  стало  бы  для  страны,  как для  крупнейшего   импортера   иранских   энергоносителей,   равносильно   смертному   приговору.  А   для  Ирана   укрепление  торгово-экономических  и  политических  отношений с  Арменией,  кроме  чисто  финансовых  соображений,   служит  также   определенным геополитическим   интересам.  В  частности,  в  случае  усиления  военной   угрозы,  Иран  в  лице  Армении  будет иметь дружественного соседа и более или менее надежный  тыл.

Санкции  Евросоюза,  которые предусматривают эмбарго на торговлю нефтепродуктами и запрет на поставки в Иран оборудования и технологий, необходимых для нефтяной индустрии, предположительно, создадут большие проблемы  для  экономики  страны.   Заместитель  министра нефтяной промышленности  Ирана  Ахмад  Калебани  пошел  на  довольно  рискованный  шаг, когда  сделал заявление по поводу тех последствий, которые были вызваны введенными  против  Ирана  санкциями.  В  частности,  он  заявил,  что,  если  в   2010 году  количество  переработанной  нефти  составило  4,5  млн.  баррелей,  то  в 2011 году  этот  же  показатель снизился до 3,5 миллиона баррелей,  что, по  мнению А. Калебани, вызвано  недостаточным   инвестированием  процесса разработки месторождений  и  переработки  нефти.

На этом фоне, будущее энергоснабжения Армении, которое основывается на осуществлении   совместных  проектов  с  Ираном,  представляется  в  довольно «мрачных    тонах».  Под   угрозой  оказывается  строительство  линии  электропередач  в  500  мегаватт (стоимость  проекта  составляет  110 миллионов  долларов)  из  Ирана  в Армению, а  также  строительство  крупнейшей  на  Южном  Кавказе  гидроэлектростанции   на  реке Аракс,  стоимость  которой  превышает  500 миллионов долларов,  не  говоря  уже  о  тех  энергоносителях,  на  которые  на  сегодняшний   день  существует  страна.

Эксперты   сходятся   во   мнении,  что   Армении   уже  пора  определиться,  по   какому   пути   идти.  Ее  «вечная   и   сердечная»  дружба  с   Тегераном     зависит  от  того,  как   в   дальнейшем   будут   развиваться  события   между  Ираном  и Западом.  К  этому  следует   добавить  и  политические   амбиции  Армении,    которые не дают ей возможность уладить существующие проблемы  с Турцией и Азербайджаном,  что  делает   перспективы  ее   развития   как  суверенного  государства   весьма    туманными.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.