Южно-кавказский региональный визит президента Франции, очевидно, оказал на азербайджанскую сторону психологическое давление. В Баку Николя Саркози находился всего несколько часов, кроме этого, вопреки ожиданиям, он публично не произнес ни одного слова относительно «стержневой роли» Азербайджана в вопросе энергетической безопасности в Европе. Нужно предположить, что в диалоге «газ - против Нагорного Карабаха», который, судя по публикациям азербайджанской прессы накануне визита Саркози, намерен был начать Ильхам Алиев, французская сторона отказала. Мысль Саркози относительно того, что вместо сторон посредники не могут достичь мира, - косвенное тому свидетельство.

В Баку, пожалуй, ожидали, что президент Франции объявит о необходимости какой-либо новой инициативы в вопросе Нагорного Карабаха, что также не произошло. Саркози рассеял эти ожидания и сказал, что каждый из посредников пользуется поддержкой остальных двух. Таким образом, он обрек на неудачу пропагандистские заявления азербайджанской стороны относительно исключительной роли какой-либо из стран, сопредседательствующих в Минской группе ОБСЕ по урегулированию нагорно-Карабахского конфликта. Более того, президент Франции, пожалуй, еще был по пути в Баку, когда депутат Ганира Пашаева высказала сомнение по поводу объективности этой страны, заявив, что в ПАСЕ заявление относительно необходимости признания независимости Нагорно-Карабахской Республики подписали 10 французских депутатов. Словом, региональным визитом Саркози в Баку вовсе не впечатлены.

Для подтверждения этого далеко ходить не надо. В полуофициальной прессе опубликована «аналитическая» статья Расима Мусабекова. Она ничем не была бы достойна внимания, если бы не завершалась не свойственной «жанру» лиричностью: «Предусматриваемые в апреле будущего года выборы во Франции (речь о президентских выборах – прим. автора) останутся в прошлом. Независимо от их результатов для Саркози, конъюнктурные инсинуации с армянской общиной потеряют свою злободневность. Что касается экономического потенциала и геополитического значения каждой из стран Южного Кавказа, то это - долгосрочный фактор. Поэтому важно, что французский лидер своими глазами увидел «скучную провинциальность» (кавычки здесь и далее - наши - прим. автора) Еревана, «ветхость» Тбилиси, которые не смогли прикрыть даже организованные в честь высокопоставленного гостя иллюминация и пламенное выступление Михаила  Саакашвили, противопоставляя их Баку, «с развитыми инфраструктурами и бросающимся в глаза богатством современного мегаполиса».

Разделил ли президент Франции с Мусабековым свои впечатления от южно-кавказских столиц? Конечно же, нет. Как говорят - уровень не тот. Власти передали политологу мнение Саркози? Это возможный вариант. Но не прямо. Вероятнее всего, от администрации Ильхама Алиева Мусабекову поручили сделать особенно это «обобщение». Ничего не поделаешь - вопрос менталитета. Ведь раньше в Азербайджане гордились, что из трех столиц Закавказья больше всех нравился «дорогому Леониду Ильичу» Баку.

Прошло 30 лет, но оказывается, что высшие слои соседней страны остались теми же. Не только наследственностью, но и идентичностью уловок представлять желаемое за действительное. Но Ильхам Алиев не учел одно существенное различие: президент Франции, кем бы он ни был, - не «Брежнев». Второе, экономический потенциал любой страны исключительно не прямо пропорционален ее важности. Более того, когда этот потенциал не сам по себе, а - результат инвестиций тех стран, в глазах которых он желает предстать как «единственный и важный».

Мы уже имели повод сказать, что в Азербайджане, если они озабочены будущим своей страны, должны заранее вычислить, почему Европа стремится вместо России покупать энергоносители у них. Причина ясна: Россия - та страна, которая собственные сырьевые ресурсы может превратить в политический и геополитический фактор. И если подобная ситуация Европу «нервирует», то логичным будет сказать, что она стремится получить энергоносители оттуда, где ей «не выдвинут условия» политические, тем более - геополитические. Какой смысл «портить отношения» с Россией, если против этого Европе «предусловия будет выдвигать Азербайджан». Конечно же, Европа в этом случае ничего не выигрывает. Выиграет, если Азербайджан смирится с перспективой, что для обеспечения своего существования и обеспечения определенного развития доставляет нефть и газ Европе. Остальное - из области воображения. Естественно, об этой действительности сведущ также Ильхам Алиев. В то время, как в сознании его подданных необходимо укоренить идею, что «вот мы начнем поставлять в Европу газ, и она вернет нам Нагорный Карабах». Как в свое время говорил Ильхам Алиев, когда заключал «договор века».

Время показало, что нефтепровод Баку - Джейхан вопрос Нагорного Карабаха не решает. Западу было необходимо, чтобы азербайджанская нефть вывозилась на международный рынок, обходя российские трубопроводы, и он этого достиг. Очень возможно, что завтра то же произойдет в вопросе транзита маршрута природного газа. Но это не приведет к геополитическому перераспределению или «исключительности» Азербайджана. Выиграют лишь верхние слои общества, еще более обогатившись. А как страна, Азербайджан ничего не получит. Если, наоборот, еще более не усложнит свое будущее в регионе, где, кроме европейских, пересекаются также интересы иных, не менее влиятельных силовых центров.

Русский философ Николай Бердяев говорил: «Выбирать одну из крайностей - не геройство, геройство - держаться золотой середины». Из одной крайности Азербайджан, вот уже в который раз, старается впасть в другую. Это, несомненно, вопрос внутреннего выбора. Но, в конце концов, какого добра может ожидать регион? Пожалуй, лишь новую напряженность, новые разделяющие линии. Нестабильность, источником которой является неоправданное высокомерие азербайджанских высших слоев.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.