За прошедший год мы увидели умопомрачительный сдвиг в отношениях между Европой и белорусским президентом Александром Лукашенко.

Человек, которого администрация Буша в свое время назвала 'последним диктатором Европы', получил приглашение присоединиться к группе из пяти бывших советских республик в рамках 'Восточного партнерства' Евросоюза, чей старт будет дан завтра в Праге.

После 13-летней ссылки Лукашенко вновь вышел на европейскую политическую сцену. В прошлом году между Лукашенко и его правом путешествовать по Европе стояло не менее дюжины условий ЕС. На прошлой неделе белорусский лидер встретился в Ватикане с папой Бенедиктом XVI и насладился прекрасным ужином в компании итальянского премьер-министра Сильвио Берлускони.

Конечно же, у оттепели есть свои ограничения. Европейские дипломаты намекнули, что авторитарного белорусского правителя не очень-то ждут в Праге, очевидно, потому, что еврочиновники хотели бы избежать публичного унижения от пребывания в кадре с человеком, которого многие по-прежнему считают парией.

Они также порекомендовали Лукашенко воздержаться от признания поддержанной Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии накануне саммита, чтобы не обидеть другого участника встречи - Грузию.

К счастью, Лукашенко прислушался к обоим намекам. Он уполномочил первого заместителя премьер-министра и министра иностранных дел представлять Беларусь в Праге и отложил парламентские дебаты по статусу сепаратистских регионов Грузии на более позднюю дату.

Брюссель выдохнул с облегчением.

Реалистичная политика ЕС

Включение Беларуси в инициативу 'Восточного партнерства' подчеркивает несколько интригующих аспектов реалистичной политики Евросоюза в том, что касается ведения дел с трудными правителями, подобными Лукашенко.

Желание блока заманить Беларусь в европейский круг - несмотря на ужасные нарушения прав человека, которые позволяет себе Минск - подчеркивает спешный поиск эффективного противоядия политической напористости России, который ведется Брюсселем с августа прошлого года, после вооруженного вмешательства Кремля в Грузии.

Но именно это восприятие мотивации ЕС Лукашенко и хотел бы скрыть. Перед ним уже стоит сомнительная перспектива переговоров с Москвой по поводу цены на российский газ, и белорусский лидер хочет продемонстрировать, что с 'Восточным партнерством' или без, отношения Минска с Москвой нерушимы.

Нерушимы, но не обязательно и теплы. 'Мы подписали договор с Россией о создании союзного государства, и мы не откажемся от этого договора, даже если Россия и демонстрирует тенденцию к отходу от ранее заключенных договоренностей,' Лукашенко сказал на этой неделе в интервью агентству Reuter, не упомянув при этом тот факт, что договор был подписан 10 лет назад.

Это заявление, несущее в себе два послания. С одной стороны, оно подчеркивает негодование Лукашенко по поводу того, что Кремль заставляет Беларусь платить за природный газ больше, чем это делают российские потребители. С другой стороны, оно информирует и Москву и Брюссель, что Минск не будет принимать участие ни в каких инициативах 'Восточного партнерства', которые могут быть расценены как 'анти-российские'. (Россия уже выразила недовольство 'Восточным партнерством', которое она рассматривает как попытку Европейского Союза установить 'сферу влияния' на своем постсоветском заднем дворе.)

Независимый и свободный от обязательств

Кроме того, существует ощущение, что западные понятия демократических стандартов довольно гибки и могут быть запросто 'адаптированы', чтобы приспособиться к определенным случаям при условии политической выгоды. Лукашенко прекрасно знает о существовании такой точки зрения. Когда агентство Reuters спросило его, почему он постоянно обвиняет Запад в применении двойных стандартов, он напрямую ответил: 'Если бы у меня были [природные] ресурсы как у России и Казахстана, наши отношения были бы совершенно другими.'

Пражский саммит, вероятно, предагает белорусскому лидеру прекрасный пример того, что он считает лицимерием ЕС. В конце концов, можно поспорить, что в то время как Лукашенко неофициально побуждали пропустить встречу, второй наиболее проблематичный с точки зрения Запада лидер - президент Азербайджана Ильхам Алиев, который не более демократ, чем Лукашенко - встречает в Праге радушный прием. Лукашенко, скорее всего бы, заявил, что корни этого неравного отношения кроются в наличии углеводородных ресурсов. (На следующий день после встречи 'Восточного партнерства' в Праге пройдет энергетический саммит 'Южный коридор', на котором Алиев будет играть одну из ведущих ролей.)

Уверенный в неотъемлемой двуличности ЕС, Лукашенко, похоже, не беспокоится о том, что членство в 'Восточном партнерстве' приведет к требованиям изменить его авторитарное поведение. 'Нам нужно разрушить стереотипы в головах людей о том, что Беларусь можно изолировать или преподать ей урок,' сказал он Reuters.

На самом деле, ни 'отмена приглашаения' в Прагу ни требования изменить стиль правления не смогут отвлечь Лукашенко от крупнейшего прорыва в его политической судьбе - прошедшего на прошлой неделе визита в Рим, в ходе которого он встретился с папой римским и Берлускони. Это был первый визит белорусского лидера в одну из стран Евросоюза с 1996 года, и, похоже, он наслаждался каждой его минутой.

Чудотворец?

 

Со своей фирменной дерзостью Лукашенко пригласил понтифика посетить Беларусь и предложил выступить в качестве посредника по организации встречи между Бенедиктом и патриархом Кириллом, главой Русской Православной Церкви, которая пребывает в затяжном противостоянии с Римско-католической церковью.

Московский Патриархат ворчливо отозвался на предложение Лукашенко вмешаться и попытаться сделать то, чего западная и восточная ветви христианства не смогли добиться за последнее тысячелетие. Но белорусский президент получил то, что хотел - и стал международной звездой прессы в день своего визита в Рим.

Лукашенко подкормил ажиотаж, взяв на встречу с понтификом своего пятилетнего сына Николая. Николай считается плодом внебрачной связи между Лукашенко и молодой женщиной, говоря о которой белорусский лидер как-то сказал, что она работает 'доктором' в одной из больниц Минска. Лукашенко, у которого два взрослых сына от своей законной жены, делает таинственные намеки на то, что он готовит маленького Николая себе на замену.

Ватикан с его суровыми правилами супружеского и сексуального поведения никак не прокомментировал встречу Миколая с папой римским. Но международноя пресса получиа огромное удовольствие, опубликовав фотографии Николая, играющего в мяч с ничего не понимающими кардиналами в ватиканской библиотеке в то время, как его отец рассказывал Бенедикту о том, как преодолеть тысячелетний разрыв между православием и католичеством.

Похоже, что Лукашенко возвращается - с большими идеями, пятилетним наследником и в отличном настроении. В своем интервью Reuters, он заявил, что раздумывает над тем, чтобы раздать посты в правительстве участникам оппозиции.

Это может быть единственной хорошей новостью для недоброжелателей Лукашенко в тот момент, когда Европа, возможно, открывает свои объятия авторитарному лидеру, не пытаясь при этом ничуть его изменить.

_____________________________________________________

Лукашенко раздает приветы и России, и Европе ("Белорусские Новости", Белоруссия)

Беларусь боится битвы за региональное влияние ("The Financial Times", Великобритания)

Лукашенко распечатал Европу ("Белорусские Новости", Белоруссия)

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.