У русских есть хорошая поговорка – не лезь в чужой монастырь со своим уставом. Эта мудрость, пожалуй, вполне точно отражает общепринятые взгляды людей на поведение тех, кто находится рядом с ними. Однако сами выходцы из России почему-то не спешат следовать собственным заветам.

Всю свою историю путем насильственного захвата чужих территорий русский народ строил одно из крупнейших государств мира. Однако XX век ознаменовался не слишком приятными событиями для подобного строительства.

Развал СССР стал причиной раскола и отделения территорий, которые, казалось бы, стали уже неотъемлемой частью «исконно русских земель». Выяснилось, что коренные народы, проживающие на них, все это время вовсе не считали себя частью России.

Однако смириться с подобными потерями было невыносимо для российского руководства. И хотя сейчас не XV век и даже не XIX-й, на наших глазах вновь расцветает сорняк русского колониализма, причем ни где-то, а в странах Балтии, традиционно являющихся хранителями европейских традиций.

Несмотря на то, что эти республики непосредственным образом пострадали от принудительного включения в состав СССР в 1940 году, что на 50 лет затормозило их развитие, они и сегодня вынуждены бороться за свое право быть независимыми и проводить самостоятельную политику на собственной же территории. Только на этот раз силами, препятствующими их спокойной жизни, являются не коммунисты, а русские националисты, желающие видеть Прибалтику придатком России.

В советские годы Москва проводила мощную политику русификации этих территорий путем заселения туда русскоязычного населения, что привело к значительному росту его численности.

К 1989 году русские насчитывали 34% от населения Латвии (для сравнения 8% - в 1897 году), 9,4% - в Литве (5,1% - в 1879), и 30,3% от населения Эстонии (по сравнению с 4% 1879 года). За один только XX век число русских в Прибалтике увеличилось от 2 до 8 раз. При этом национальными языками республик к 1989 году из них владело: в Латвии – 22,2%, в Литве – 37,5%, а в Эстонии – всего 14,9%.

Конечно же, целью российских коммунистов, способствовавших столь небывалому изменению демографической ситуации, было вовсе не обучение русских тамошним обычаям и языку. Это был пример классического колониализма со всеми вытекающими из него последствиями.

С обретением независимости странами Прибалтики в 1991 году, ее русскоязычное население вовсе не собиралось мириться с новыми реалиями. Несмотря на то, что небольшая его часть предпочла, все-таки, стать частью европейской семьи, а другая – уехала в Россию, большинство, тем не менее, обособилось в определенную маргинальную общность, которая, не желая принимать местных обычаев, противопоставила себя всему остальному населению Прибалтики.

Согласно законодательству Латвии и Эстонии лица, чьи семьи переселились в эти республики после 1940 года (т.е. в период советской оккупации), в отличие от остальных, не могут автоматически получить гражданство и имеют особенный статус «неграждан», которым выдается специальный паспорт. Данная мера призвана обеспечить сохранение стабильности и идентичности этих небольших государств. Хотя данная мера накладывает некоторые ограничения в правах «неграждан», их можно спокойно преодолеть, пройдя процедуру «натурализации».

В Латвии, например, для этого необходимо соблюдение всего лишь нескольких условий, а именно: проживание на территории страны в течение 10 лет (5 из которых в статусе постоянного жителя), прохождение экзамена по знанию государственного языка и истории Латвии, а также соблюдение технических формальностей. Примерно те же требования предъявляет и законодательство Эстонии.

Очевидно, что здесь нет никакой трудности для людей, чье пребывание на территории Прибалтики насчитывает несколько десятков лет. Однако, вместо того, чтобы пройти процедуру «натурализации» и стать полноправными гражданами, русскоязычное население Прибалтийских республик демонстративно не желает обучаться не только местной истории, но даже языкам, при этом открыто демонстрируя враждебную позицию в отношении стран своего пребывания.

Так, в апреле 2007 года представители движения «Ночной дозор», вместе с активистами кремлевской молодежи из движения «Наши», организовали массовые беспорядки в Таллине и других городах Эстонии. Под предлогом защиты советского памятника «Бронзовому солдату», который власти города планировали перенести на военное кладбище, они в течение длительного времени демонстративно собирались возле монумента, а когда их попытались оттеснить, устроили масштабные погромы в самом центре эстонской столицы. Все это сопровождалось небывалой политической активностью российского руководства и пропаганды, которые обвинили Эстонию в «фашизме».

Примечательно, что за день до беспорядков активист «Ночного дозора» Дмитрий Линтер предупредил о «сюрпризах», которые ждут «власти Эстонии». Однако, эта акция, устроенная кремлевскими движениями в традициях средневековых дикарей, была настолько политической, что вызвала лишь осуждение со стороны мирового сообщества в адрес ее участников и вдохновителей.

Теперь на очереди встала Латвия. Там Владмир Линдерман, бывший активист российского движения «Национал-большевиков», инициировал сбор подписей для проведения референдума по вопросу придания русскому языку статуса второго государственного (!).

Хотя в самой России «Национал-большевистская партия» запрещена за экстремизм и фашистскую идеологию, а ее лидер Эдуард Лимонов периодически подвергается преследованиям, действия ее сторонников за рубежом, как видно, ни в чем не отличаются от «Наших».

Борьба народов за свои права характерна для многих стран Европы. И нет ничего удивительного, если кто-то пытается отстоять свой язык. Но здесь мы имеем дело совсем с другой ситуацией.

Эта демонстративная акция пренебрежения со стороны тех, кто живет в Латвии и даже не пытается стать частью ее общества, представляет собой ярчайший пример паразитизма на демократических свободах человечества и злоупотребления европейскими ценностями.

Прекрасно понимая, что отказать им в законном праве никто не посмеет (Латвия – это ведь не Россия), представители русской общины под предводительством фашиста Линдермана начали сбор подписей за установление русского языка в качестве второго государственного и продвинулись в этом деле весьма успешно. За 6 недель ими было собрано 12000 автографов. Следующий этап – сбор 154 тысяч подписей, после которых они смогут поставить вопрос о внесении соответствующего законопроекта на рассмотрение сейма, или – о проведении референдума (в случае, если парламент (сейм) проголосует против).

Происходящее уже вызвало крайнее недоумение и досаду в латвийском обществе. Многие ее жители, судя по материалам прессы, дали крайне негативную оценку действиям русскоязычных активистов, в первую очередь потому, что их акция, также как и события 2007 года в Эстонии, имеет явный политический подтекст, направленный против Латвии.

Очевидно, что инициатива г-на Линдермана изначально не несет никакого логического смысла, поэтому вряд ли стоит ожидать ее поддержки латвийским сеймом. Тем более невозможно ее принятие в ходе всенародного референдума. Но те, кто организовывает и участвует в подобных акциях, стремятся лишь к тому, чтобы продемонстрировать пренебрежение к Прибалтийским странам.

Вместо того, чтобы самим принять европейские ценности, и интегрироваться в европейское сообщество, привнеся туда свои идеи, культуру и способности, они наоборот, всячески вставляют палки в колеса народам и государствам, желающим идти по европейскому пути.

Там, где они не могут применить взятки и подкуп, они действуют общинно, устраивая провокации и находя лазейки в законах. Более того, официальная Москва, вместо того, чтобы признать советскую оккупацию Прибалтики, раскаяться и выплатить компенсации ее населению, еще и морально поддерживает все сомнительные акции против них, а также «предъявляет счеты» за предприятия и объекты, которые коммунисты понастроили на чужих территориях.

Очевидно, что постсоветским государствам придется преодолеть еще много преград, чтобы окончательно побороть пережитки советского прошлого и выйти из орбиты действия России. Судя по активности Москвы и ее представителей, этот путь будет трудным и тернистым.

К сожалению, даже в XXI веке они продолжают лезть в чужой монастырь со своим уставом. Стоит ли удивляться после этого, почему Россию не любят во стольких странах мира, а русский язык и культуру считают признаками колониализма?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.