Схватка между капелланом и землекопом

В начале восьмидесятых годов война в Афганистане шла уже полным ходом. Пушечное мясо, как солдат, так и офицеров доставляли туда самолетами со всего Советского союза. Но вакансии, создавшиеся после отправленных на войну офицеров, нужно было заполнять. Для этого использовали в числе прочего молодых людей, насильно направленных на службу после окончания университета, в том числе и в Эстонии. Кому повезло или кто умел воспользоваться знакомствами, провел два года в Таллине  или в иных местах Эстонии. Кому не повезло, попадал в пространства Советского союза. Тогда в числе призванных на службу был и Андрус Ансип (Andrus Ansip, ныне премьер-министр Эстонии – прим.перевод.)* 

Из университета в полевые священники

Закончивший в 1979 году Тартуский университет химиком Ансип работал на кафедре органической химии инженером. Продолжилась и его партийная карьера - его избрали заместителем секретаря партийного бюро отделения химии. Но и его настиг плохой сюрприз – повестка в армию.

«Ни один нормальный человек, закончивший университет, не хотел идти в армию. Я избегал военной службы, но в конце концов в их руки попала моя жена-гинеколог, которой сообщил, что приказ министра обороны о моем призыве в армию подписан и у меня есть выбор: или пять лет в тюрьме или два года военной службы», - вспоминал Ансип в СМИ.

Младшего лейтенанта Ансипа  назначили в 1981 году в воинскую часть нр.63413 или 414 военно-строительный отряд Балтийского флота, располагавшийся в Таллине близ Городского холла. Он стал заместителем командира роты по политической части или ротным замполитом, одновременно членом комитета комсомола и партийного бюро части. Должность замполита  характеризует прозвище, которое использовали эстонцы, служившие в Таллине в полку Матросова – капеллан, полевой священник.

Ансип – военный разведчик или нет?

«Андрус Ансип – есть такой интересный военно-исторический факт в истории Эстонии, служил – сюрприз, сюрприз – в таллиннском строительном батальоне не кем иным как замполитом. Должности замполитов были должностями военной разведки и о них тоже можно говорить: раз в КГБ, так до смерти в КГБ,» иронизировал Индрек Таранд (Indrek Tarand, депутат Европарламента, баллотировавшийся на прошедших в августе выборах в президенты Эстонии – прим. перевод.) во время президентских теледебатов.

От премьер-министра вскоре последовала не менее ироничная реакция. «Я не представляю, что могла бы делать военная разведка посреди куч щебенки военного бетонного завода, старого железа и  бетонных блоков. Меня никто не пытался вербовать и я за время службы не встретил ни одного КГБ-иста, конечно, если они не были замаскированы посреди бетонных блоков,» парировал Ансип.

Глава правительства был прав. В разведигры, о которых указывал Таранд, играл в Советской армии спецотдел. Уделом спецотдела или особистов, была охрана политической настроенности в военной части  - разоблачение лиц, занимающихся  антисоветской пропагандой, шпионов и предателей. По сути, спецотдел был филиалом КГБ.

Помню дни своей службы, когда командир полка и полковой замполит в более высоких званиях опасались капитана спецотдела.

Спецотдел обойти стороной было никак нельзя, с особистами приходилось беседовать всем офицерам, тем более замполитам. Поэтому реплика Ансипа «я не встречал за свою службу ни одного КГБ-иста», скорее всего, не отвечала истине. В то же время вполне можно поверить, что Ансипа не пытались вербовать. Для этого не было необходимости, стукачей у спецотдела хватало и без него.

Таранд – связной КГБ или нет?

В свою очередь, и премьер-министр подбросил сомнения. Таранд «до сих пор сам не рассказал, где проходила его служба. Он, правда, говорил, что служил в Гатчине. Более сведущие люди говорили, что там находилась спецчасть КГБ», сказал Ансип.

Таранд в 1983-1985 годах служил в воинской части 40304, которая, по его словам, располагалась «в Гатчине между улицей Урицкого и улицей, названной в честь еще какого-то чекиста, довольно близко от станции электрички». Это и в самом деле была часть связистов, но не спецчасть правительственной связи, на что ошибочно указал Ансип. Та была под номером 28677.

Там, где служил Таранд, занимались совсем не такими тонкими вещами.

«Речь шла о части с признаками части связи, величиной с батальон, но по сути это был стройбат. Так как в то время велась «стройка века», а именно газопровод Уренгой-Помары-Ужгород и близ трубопровода (кстати, трубы покупались у фирмы ФРГ Маннесманн) нужно было проложить радиорелейную связь. Так и действовали три роты как самостоятельные подразделения на просторах Сибири. При помощи лопат, ломов и кирок они вгрызались в землю, копая якорные ямы для радиоантенн.    

По прибытии открытой на меня в КГБ города Тарту папки меня отправили назад в штаб в Гатчину для продолжения «обработки». Дали под мое командование отделение бездельников из числа призывников из Калининграда и ввели (вопреки моему желанию) в сержантский состав. В караул не пускали, но допускали к охране штаба и проходной будки на воротах. Так что в конце-концов уволился в запас с квалификацией кабельщик-монтажник и с нашивками старшего сержанта.»

*Премьер-министр Андрус Ансип не пожелал поделиться с «Ээсти экспресс» своими армейскими воспоминаниями.

Кто был замполитом?

Замполит был официальным представителем Коммунистической партии в Советской армии – заместителем командира по политической части. Предшественники замполитов комиссары действовали в послереволюционной Красной армии, и у них были две задачи: присматривать за офицерами части и заниматься пропагандой. Троцкий называл их коммунистическими самураями, которые «умеют умирать и учить умирать других во имя идей рабочего класса». Их власть была велика, комиссар имел право даже снимать и арестовывать командиров. 

В 1919 году в частях появились и политруки или политические руководители. Они выполняли схожие с комиссарами задачи, но на более низком уровне. В 1942 году комиссары в Красной армии были заменены замполитами. Разумеется, кадровые офицеры ненавидели их. Маршал Жуков называл их ищейками, от которых на фронте нет никакого толку.

Подготовку политофицеров в России завершили в 1992 году.

Перевод Хейно Сарап

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.