Что меня всегда удивляло в этом человеке? Непринужденность, с которой он носил смокинг и простую деревенскую рубаху. Органичность, с которой Бразаускас смотрелся в дорогих интерьерах президентских дворцов и с косой в руках на даче, где многое делал своими руками. Он был логичным, понятным и доступным. Нарушая всякую хронологию биографии этой монументальной фигуры, хотелось бы просто вспомнить некоторые этапы, чтобы понять, откуда в нем было такое умение твердо стоять на ногах?
 
Стена плача

Когда началась война, Альгирдасу было 9 лет. Мальчишкой он  видел, как в родном Рокишкисе уничтожают безвинные еврейские семьи и хорошо усвоил, что при определенных обстоятельствах человеческая жизнь не стоит цента. В силу возраста он не мог воспринять боль происходившего, но сами факты ужасного отношения к людям детская память фиксировала цепко. Много лет спустя именно цепкая детская память подсказала Бразаускасу, что пришло время  от имени всех литовцев извиниться перед еврейским народом за соотечественников, участвовавших в Холокосте. Что он и сделал во время визита в Израиль у скорбно знаменитой Стены плача.

Тот беспрецедентный шаг в Литве до сих пор оценивается неоднозначно. Часть политиков искренне радуется прорыву в литовско-израильских отношениях. Другие факты массового уничтожения литовских евреев ищут псевдонаучные объяснения. Бразаускас, как мудрый человек, просто честно извинился за содеянное.
Этого шага ему не простили националисты.
 
Советский инженер

Альгирдас Бразаускас хотя и родился в независимой Литве, но учился уже в советские годы. В 1951- м окончил среднюю школу, через пять лет - Каунасский политехнический институт по специальности инженер-гидротехник.

Вряд ли он мечтал именно об этой профессии. Скорее, природная сметка да советы родителей подсказали, что надо получать высшее образование, а дальше уж как сложится. Сложилось удачно. Трудовую деятельность начал на строительстве Каунасской гидроэлектростанции. Совершенно забыто, что в середине пятидесятых это была крупнейшая литовская стройка, которая находилась на контроле не только местной компартии, но и самых больших кремлевских кабинетов.

Кто это, советский инженер-строитель в начале карьеры? Можно сказать так: советский инженер-строитель в начале карьеры – это никто. Потому как чернорабочий, отпахавший на стройке пять и более лет, был во много раз опытней, находчивей и предприимчивей любого начинающего инженера.

На такой стройке, как Каунасская ГЭС, где были собраны лучшие специалисты со всей Литвы, неучей и лентяев долго не держали. Можно сказать, карьерный рост трудолюбивому и умному молодому Бразаускасу был обеспечен. Альгирдас-Миколас стал настоящим советским начальником. Он орал, на него орали. Он требовал невозможного. С него требовали невозможное. То были кавалеристско-революционные времена, когда вопрос «партбилет хотите на стол положить?» одновременно был кнутом и пряником. Чтобы выдержать эту сумасшедшую гонку, надо было обладать крепкими нервами и железным здоровьем.

Советского инженера готовили как универсала. От американского, например, не требовали ни находчивости, ни предприимчивости. Только умение организовать процесс и руководить им. Если рабочие точат гайки, должны точить образцово. Для этого инженеру-американцу создадут все условия. Советские инженеры условия для себя создавали сами: договаривались со смежниками, организовывали застолья для нужных людей, выбивали материалы, авралили. И, тем не менее, это была очень хорошая профессиональная школа. Наверное, лучшая в мире. Бразаускас ее закончил с золотой медалью.

В тридцать три года он - министр промышленности строительных материалов Литовской ССР. Десять лет, начиная с 1967-го - первый заместитель председателя Госплана Литовской ССР.

Такой головокружительной карьеры ему не простили завистники, бездари и конкуренты.
 
Госплан

Госплан. Вершина, до которой суждено добраться немногим. Председатель Госплана – это руководитель очень высокого ранга, сконцентрировавший в своих руках нити управления громадным республиканским хозяйством. Ежедневно весь завтрашний день большой страны в виде сводок и справок оказывался в руках Бразаускаса. Это была работа по его характеру, способностям и амбициям. Недаром следующей ступенью служебного роста считалась должность Председателя Совета Министров.

Недруги позже пробовали упрекать Бразаускаса: мол, продал национальные интересы, помогал оккупантам закабалять Литву. Альгирдас-Миколас ответил книгой «И тогда работали ради Литвы», в которой написал:

«… нельзя обозленно и примитивно списать на свалку два поколения людей, которым довелось в те годы жить и работать. Наша страна в те годы абсолютно не тормозила образование людей, их профессиональные устремления. Уровень образования в тогдашней Литве мало чем отличался от уровня образования в свободных европейских странах. В независимость мы шагнули, уже имея очень образованное общество…».

Разве мог такой трезвый взгляд нравиться тем, кто видел в СССР только тюрьму народов?

Идейные противники ненавидели лидера соцдемов за популярность, высокие рейтинги и умение по-человечески говорить с простыми людьми.
 
Партия

Бразаускас сначала создал партию левого типа, затем объединил под своим началом все левые партии и возродил литовскую социал-демократию. Фактически он опять строил и цементировал. При нем партия была мощной политической силой, стоявшей у власти. После ухода лидера с политической арены у соцдемов не осталось единого харизматического лидера, зато появилось большое количество лиц, претендующих на роль «вождей». Бывший глава литовской компартии мог сплотить единомышленников своим именем, навязать свое мнение.

Соцдемы - это «бывшие». Политические противники их травят и будут травить. Козыри просты: коммунистическая номенклатура сумела за годы независимости перекраситься и остаться у власти. В то время как истинные борцы за независимость преследовались, сидели в тюрьмах, нынешние власть предержащие, мол, купались в масле, принадлежа к коммунистической элите. Теперь же они сумели и удержаться в верхах, и стать миллионерами, как Бразаускас.

СДПЛ - единственная партия, против которой политические конкуренты могут выбросить и выбрасывают такой сильный компромат. Ни одна другая партия не может похвастаться наличием в своем руководстве столь большого количества представителей высшей советской номенклатуры.

Бразаускас в свойственной себе манере парировал: он свое состояние не украл, а заработал. Что бы ни говорили и как бы партию ни пинали, она прочно придерживалась своих целей. Ее лидер не вступал в публичные дебаты, считая это пустым делом. Партия под его руководством действительно работала.

Бразаускас нажил себе массу политических врагов, но одновременно приобрел много влиятельных друзей, которым нравились прагматизм и деревенская хозяйственность литовца.
 
Компенсация за оккупацию

Один из немногих, кто с первых дней утверждал, что подобные деликатные вопросы межгосударственных отношений законами не решаются. Альгирдас-Миколас был категорически против обострения отношений с соседями и не рекомендовал литовскому истеблишменту ездить в чужие страны с универсальными рецептами демократии. Особенно четко эта грань его политического кредо проявилась, когда литовские эмиссары зачастили в Украину, Молдавию, Грузию с рецептами цветных революций.

Кто в итоге оказался прав, история сказала однозначно. Его не любили за умение предвидеть, предсказывать и делать хирургически точные выводы.

Вместе с тем экс-президент полагал, что компенсация за оккупацию необходима и рано или поздно Литва ее получит. Даже такая публичная позиция Бразаускаса не помешала, например, нынешнему премьер-министру России Владимиру Путину в соболезновании от своего имени сказать: «В России А. Бразаускас всегда вызывал глубокое уважение своими профессиональными качествами, честностью и порядочностью».
 
НАТО + ЕС

В этот раз внутри страны бороться было не с кем. Группку евроскептиков никто не слышал. Но какой бой пришлось выдержать на международной арене! Особенно со стороны России, которая не могла даже вообразить, что ее бывшая вотчина не только станет членом ЕС, но и получит НАТОвский зонтик.

Прокладывая дорогу на запад, Бразаускас, как ловкий политик, сумел параллельно ратифицировать российско-литовский договор о границе. Он лучше многих понимал, что без западных финансов, как прежде московских, Литве просто не выжить. Когда иные думали и трубили об усилении безопасности, он думал только об инвестициях в хлипкую литовскую экономику.
 
«Драугисте»

Поскольку поставить подножку могучей фигуре Бразаускаса было непросто, противники не брезговали никакими средствами. Так вспыхнул и разгорелся знаменитый скандал, связанный с приватизацией гостиницы «Драугисте» супругой Бразаускаса Кристиной Бразаускене (второй брак президента).

Тогдашний глава республики В.Адамкус потребовал от Бразаускаса публичных объяснений, на что Альгирдас-Миколас ответил прямо, но доходчиво: существует закон, который, а не парламентские комиссии, должен решать, кто прав, кто виноват.

Дело завершилось ничем. Бразаускас предстал в глазах народа как человек, умеющий защищать любимую женщину.

Кстати, в целом консервативное литовское общество, еще недавно сурово осуждавшее связь Билла Клинтона с Моникой Левински, закрыло глаза на скандальный развод Бразаускаса с первой супругой и появление возле политика симпатичной и понятной Кристины Бутримене.

Москва, год 2005

Президент Литвы В. Адамкус отказался ехать в Москву на парад Победы и предложил для поездки кандидатуру Бразаускаса. Тот отказался, подчеркнув, что Литва совершает большую ошибку, демонстрируя публичное неуважение к соседу.

Порция яростной критики со стороны ура-патриотов Бразаускасу была обеспечена надолго. Однако он парировал ее в свойственной себе манере, заявив, что «Литва любит учить жить другие страны и совершенно не воспринимает никакой критики в свой адрес».

Еврокрах

2006 год. В Литве все готово для введения евро.  Если это удастся, авторитет Бразаускаса достигнет космического масштаба. Но буквально в канун дня «М», перед введением единой евровалюты, происходит ничем не оправданный скачок цен. Литва в стремлении войти в еврозону отброшена на десять лет.

Что это – глупая случайность, недомыслие или сознательно спланированный и хладнокровно претворенный в жизнь замысел по дискредитации государства? Ответа нет до сих пор.
Но слухи о теории заговора со стороны правящей верхушки циркулируют по стране.
 
Охота

Все телевизионные каналы переполошены: лодка с охотниками случайно покинула территориальные воды Литвы и нарушила государственную российско-литовскую границу.

Охотник  по фамилии Бразаускас оправдывался: «Здесь так тесно, так все близко, что мы просто не заметили, как приплыли в чужую страну».

Грузия

В обстановке всеобщего псевдопатриотического психоза экс-президент оставался одним из немногих, кто ясно видел тупиковые перспективы грузинского руководства. Бесконечные поучения, которые на фоне солидарности с Тбилиси раздавались из Вильнюса, губительно сказывались на имидже страны.

В результате на Литву все больше начинали смотреть в Евросоюзе как на выскочку и скандалиста, постоянно устраивающего шум и заставляющего брюссельскую бюрократию уговаривать Вильнюс уступить. Вспомним хотя бы приезд делегации в Вильнюс, чтобы уговорить Литву снять вето с начала переговоров с Россией.

Бразаускас считал такую внешнюю политику Литвы ошибочной. И ошибочной не потому, что Россия права, а Грузия неправа в конфликте. Он был глубоко убежден, что Вильнюс вредит своей репутации, ничего конкретно не добиваясь, заведомо зная, что проиграет. Ведь и так с самого начала было ясно, что такие страны, как Франция, Германия и Италия - против дальнейшего блокирования переговоров с Россией и не покорятся маленькой Литве, у которой особое мнение.

Кому понравится, когда говорят правду в глаза? Думается, экс-президенту и экс-премьеру тоже было не по душе, что его мнение публично игнорируют. И он опять взялся за стройку.

Лебединая песня

Лебединой песней вчерашнего премьера стало строительство Дворца правителей в центре Вильнюса. Вернее, к моменту, когда бразды правления этим местным БАМом оказались в руках Бразаускаса, стройка ни шатко ни валко шла уже несколько лет и такими темпами могла тянуться еще полстолетия.

Бразаускас взялся за дело со свойственной ему основательностью и размахом. Появились деньги, которые на глазах стали воплощаться в стены и крыши. Дело пошло, и сразу же стали раздаваться голоса о крупных хищениях на этом объекте.

Воровали на этом объекте? Конечно, воровали. Все работники понимали: на объекте, финансирование которого идет из государственной казны, проблем с финансированием не возникнет. Дадут, сколько надо. Значит, тащи со стройки каждый гвоздь – ты здесь хозяин, а не гость!

Однако трудно и даже невозможно себе представить Бразаускаса, который кладет в карман горсть саморезов или тащит мешок цемента. Лучше других он понимал, что ставь хоть сто надсмотрщиков, все равно будут красть со стройки. Поэтому и гнал ее вперед, чтобы избавиться от неквалифицированных рук. А в порядочность настоящих мастеров он верил, поскольку сам был мастером.

Конец финансирования государственного проекта стал серьезным ударом по самолюбию Бразаускаса. Кажется, он так и не смог понять, почему в бюджете не могут отыскать крохи, чтобы завершить начатое дело.

Не хочу говорить, что возня вокруг финансирования Дворца правителей его погубила, но подкосила основательно.

Он исчез с экранов телевизоров, чтобы появиться вечером 26 июня в траурном обрамлении.
 
Какой будет Литва без Бразаускаса?

Мало кто задумывается сегодня над этим вопросом. Он интересен, поскольку можно говорить о Литве Бразаускаcа и Литве без Бразаускаса.

Какая же будет Литва без А. Бразаускаса?

Естественно, хочется верить в лучшее. Однако поводов для оптимизма немного. По мере того, как литовская экономика падает все глубже в бездонную пропасть кризиса, литовские политики, чтобы хоть как-то отвлечь население, усиливают националистические нотки в своей риторике. Всегда легче списать проблемы на буку-соседа. При покойном Бразаускасе такие голоса звучали очень тихо. Уж он-то знал цену словам. Сам одной только фразой, произнесенной у Стены плача,  заставил плакать целый народ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.