«Из рассказов москвичей я знаю, что за последние десять лет город невероятно преобразился», — утверждает словачка Даниэла, живущая в Москве.

Словачка Даниэла Слепакова вот уже пять лет живет в самом центре крупнейшего европейского города — почти 12-миллионной столице Российской Федерации Москве. Город между реками Ока и Волга, знаменитый Красной площадью и зданиями, которые ее окружают, такими как Кремль и храм Василия Блаженного, является центром российской политической и культурной жизни и образования.

Всего в десяти минутах от дома словачки — парк Патриаршие пруды, где развернулась странная первая сцена знаменитейшего романа «Мастер и Маргарита» именитого русского писателя Михаила Булгакова.

Помимо искусства и культурных впечатлений, жизнь в Москве сопряжена с разного рода неожиданными курьезами. Словачка рассказывает, например, о суеверности москвичей, о замечаниях местных патриотов о том, что ей следует говорить по-русски, а не по-английски. Кроме того, она хвалит местную административную реформу и грузинскую кухню в центре Москвы.

Aktuality.sk: Почему вы решили уехать из Словакии?

Даниэла Слепакова: Это было очень важно. Сначала я уехала в Англию. Сразу после окончания института я в компании четырех знакомых перебралась в Лондон. Сначала я планировала выучить язык и набраться впечатлений перед тем, как стать серьезнее и осесть. Трое моих знакомых со временем вернулись в Словакию, а я по-прежнему кочую по миру.

(…)

— Почему в итоге из Англии вы уехали в Россию?

— По прошествии нескольких лет в Англии мой муж получил предложение работать в Москве. У моей фирмы есть представительства по всему миру, включая Россию. Я воспользовалась возможностью и попросила перевести меня туда. С шефом у нас сложились очень хорошие отношения, но этот человек не выносит перемен. Он удовлетворил мою просьбу, но в оформлении рабочей визы особо не участвовал.

— Как прошло оформление виз?

— Оформлять визы было крайне трудно. Мне до сих пор кажется, что отчасти виной тому нежелание российского филиала принимать человека из Лондона да еще и в финансовый отдел. Наконец, несмотря на бюрократические препоны, через пять месяцев после принятия решения я приземлилась в аэропорту «Домодедово». Правда, я похудела на несколько килограмм и чуть поседела. Вот уже пять лет я возглавляю финансовый отдел и занимаюсь финансированием наших филиалов в России, Латвии, на Украине и в Казахстане.

— Что удивило вас в Москве?

— Перед приездом у меня не было никаких ожиданий, поэтому меня приятно удивила сама Москва. Красивый и современный мегаполис. Из рассказов москвичей я знаю, что за последние десять лет город невероятно преобразился. Парки, которые когда-то служили прибежищем бомжей, превратились в ухоженные места с множеством развлечений. Москвичи проводят там выходные.

Десять лет назад, как говорят, было только два типа ресторанов: дешевые столовые и очень дорогие заведения, поход в которые большинство не могли себе позволить. Теперь можно выбрать любую кухню мира и хорошо наесться за любые деньги. Во время визита в Москву я советую попробовать грузинскую кухню, которая там очень популярна.

— А что вас неприятно удивило?

— Прежде всего, какая-то пассивность и даже лень, если нужно помочь другим. Это касается в основном старшего поколения.

Также, по сравнению с Англией, тут низкая нагрузка и продуктивность на работе, но и это постепенно меняется. Когда я приехала пять лет назад, в финансовом отделе работали несколько человек, которые большую часть времени проводили за разговорами за чашкой кофе или в интернет-магазинах. И никого это не удивляло. Сейчас мой отдел меньше, но команда более эффективная.

Кроме того, я не могу привыкнуть к показушной демонстрации богатства. Если у тебя нет хотя бы маленькой сумки «Шанель», тебя как будто не существует.

Погода тоже неидеальна. Зимы долгие и очень морозные. Весны и осени почти нет. В последние выходные сентября играешь в майке в теннис, а на следующие — уже фотографируешь первый снег.

— Как вас воспринимают местные? Вы чувствуете себя на равных?

— Да, вполне. Москвичи в целом толератны и любят европейцев, возможно, потому, что многие россияне хотят жить за границей.

Сначала, когда я не говорила по-русски, а общалась на английском, несколько раз на улице меня останавливали молодые патриоты и делали замечание, что, мол, в России говорить надо по-русски. Но я слышала, что иногда то же самое случается и в Словакии.

Сейчас я владею языком, и русским нравится мой акцент. Они часто спрашивают, откуда я, и расспрашивают о Словакии. Намного труднее, чем европейцам, в России приходится экономическим мигрантам из бывших советских республик.

— Пришлось ли вам что-то изменить, от чего-то отказаться, что принято в Словакии, но что в России считается странным?

— Словаки и русские не столь отличаются друг от друга в культурном плане. Ничего особенного мне менять не пришлось. Возможно, только то, что я уже не ставлю сумку на землю. Многие русские очень суеверные и верят в приметы.

Вы не можете себе представить мое изумление, когда на первом обеде с коллегами я поставила сумку на землю. А они мне рассказали, что это якобы к потере денег. Больше я не рискую. В некоторых ресторанах к столу ставят маленький стульчик, куда можно положить сумку.

— Что бы вы взяли из Москвы в Словакию?

— Когда недавно в Словакии разгорелись споры о работе магазинов по воскресеньям, я поняла, как в Москве в этом смысле все просто. Магазины и аптеки часто открыты круглые сутки или закрываются очень поздно. Так же и банки, почта, больницы и многие учреждения, куда можно пойти после рабочего дня, а иногда даже в выходные.

Не знаю, если точно так же заведено в маленьких городах, но для москвичей это очень удобно.

Интересно, что цветочные ларьки работают на каждом шагу без перерыва. Но удивительного ничего тут нет, если вспомнить, какую важную роль в жизни русских играют цветы в подарок. Помню, как одна наша бывшая коллега пришла однажды утром на работу очень недовольная и рассказала, что больше никогда не хочет видеть мужчину, с которым ходила вчера на первое свидание. Он якобы принес ей только одну розу. Для меня это был шок.

В России также можно записаться к врачу на точное время бесплатно и даже через мобильное приложение.

— При обращении в государственные учреждения сталкиваетесь ли вы с такой же бюрократией, как в Словакии?

— Возможно, многие удивятся, но в России провели масштабную реформу госуслуг под названием «Принцип единого окна». И если до реформы приходилось бегать по инстанциям и раздавать взятки, то теперь многие услуги оказывают централизованно в организации «Мои документы». Сейчас у нее около десяти тысяч филиалов по всей стране, и там можно оформить почти все: паспорт, водительское удостоверение, документы на собственность, свидетельство о смерти и многое другое.

Если нужно сфотографироваться или сделать копию документа, все можно сделать на месте. Это огромное изменение, и многие считают, что эта реформа значительно ограничила мелкое взяточничество. Сама директор отдела государственных услуг в Москве так прокомментировала реформу: «Это 21 век и времена, когда чиновник был господином, а гражданин — слугой, прошли!» Такую реформу и в Словакии приняли бы хорошо.

С другой стороны, я как сотрудник финансового отдела знаю, что еще есть над чем работать.

Самым неприятным столкновением с бюрократией для меня стало то, что два года назад мне не успели вовремя продлить визу из-за какого-то недоразумения с моим званием инженера в паспорте. Мне пришлось экстренно собираться и на два месяца уехать в Словакию.

— Как за рубежом работают начальники, какой у них подход к подчиненным?

— Один из первых вопросов, который задают соискатели нашей кадровой службе на собеседовании, не иностранец ли возглавляет отдел? Во время собеседования многие откровенно признаются, что работать в иностранной компании и с начальником-иностранцем — их приоритет. Да, существует большая разница между подходом начальников в России и тем, к чему я привыкла в Англии. От осознания этого я, пожалуй, испытала самый большой культурный шок. Но я не хотела бы обобщать. Как всегда, все зависит от человека. За пять лет моей работы в Москве у нас сменились три начальника, все были русскими, и последний очень приятный.

Здесь все еще распространены непотизм, манипулирование фактами и мнение, что начальник всегда прав, а это не помогает конструктивно решать проблемы.

В России начальство нередко кричит и демонстративно унижает сотрудников. Я сама столкнулась с массой проблем, когда мне пришлось объяснять, что устраивать в компанию любовницу не нормально, что мы не будем платить за чашки, разбитые на его семейном праздновании дня рождения, и тому подобные абсурдные вещи.

— Чего словацкого вам не хватает на чужбине?

— Наверное, я не будут оригинальной, если скажу, что семьи. Разлука с близкими — самая высокая цена, которую приходится платить за жизнь за границей. Сейчас, в период пандемии коронавируса, все еще усложнилось. Я не была дома с Рождества, и поскольку Россия — одна из наиболее пострадавших от коронавируса стран мира, похоже, границы с Европой останутся закрытыми еще какое-то время.

До пандемии я путешествовала по миру. Сейчас моя единственная мечта путешественника — съездить выспаться в деревню в Восточной Словакии, откуда я родом, и посидеть с семьей в саду.

Мне также очень не хватает книг на словацком языке. Я читаю на английском, а теперь еще и на русском, но читать на родном языке — это совсем другое. Мне вообще недостает словацкого языка, и в моменты самой сильной ностальгии я смотрю на «Ютюбе» разные словацкие сериалы.

Такие традиционные вкусности, как вафли «Горалки», шоколад «Студентска печеть» и хлопья, которых, как правило, не хватает словакам за границей, тут можно купить в Словацком доме при посольстве. Знакомые, которые приезжают в гости обычно привозят бутылку сливовицы, которую я не пью, а мой друг относится к ней с большим подозрением, поэтому у нас большие запасы этого национального словацкого алкоголя.

— Изменила ли жизнь за границей ваш взгляд на Словакию?

— Конечно. Живя за рубежом, все время соприкасаешься с другими культурами, и это накладывает свой отпечаток. Я бы хотела, чтобы Словакия стала более открытой и толерантной страной. Меня, например, очень разочаровала ненавистническая кампания против словаков, оставшихся за рубежом во время коронавируса.

То, что кто-то ищет счастья за границей, не означает, что Словакия им безразлична. Я интересуюсь событиями дома, слежу за новостями, обсуждаю их с друзьями и семьей, и меня очень расстраивает, когда я вижу, сколько времени и энергии мы тратим на раздувание каких-то псевдопроблем. Вместо этого нам следовало бы заняться проблемами реальными и приготовиться к вызовам, с которыми столкнемся в будущем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.