Я не имею права разглашать источник, но могу сказать, что он занимает влиятельное положение в Анкаре. И он поведал об этом не только мне, но и группе моих коллег.

Речь, собственно, вот о чем: чтобы гражданская война в Сирии закончилась как можно скорее, турецкие власти одобряют временное переходное правительство во главе с Асадом на двух условиях.

Первое: этот процесс должен непременно завершится уходом Асада с поста президента. Второе: Асад завершит переходный процесс только как символический президент, без привязки к каким-либо важным институтам, прежде всего — военным и разведывательным подразделениям.

***


В качестве срока перехода прозвучала цифра в шесть месяцев.

Говорили об этом в Нью-Йорке. Переговоры проходили на полях Генеральной Ассамблеи ООН, где Турция была представлена делегацией во главе с премьер-министром Ахметом Давутоглу.

К договоренности по этому вопросу пришли девять стран, среди которых, кроме Турции, — США, Франция, Великобритания, Германия, Саудовская Аравия, Катар, Иордания и Объединенные Арабские Эмираты. Было решено: России это предложение представят США, что они и сделали.

***


Прежде чем перейти к ответу России, заметим, что все это указывает на куда более важные перемены в сирийской политике Турции, нежели открытие базы Инджирлик для самолетов коалиции во главе с США и начало совместных операций против ИГИЛ.

С сентября 2011 года и президент Тайип Эрдоган, и премьер-министр Давутоглу заявляли, что Асад больше ни дня не должен сидеть в президентском кресле, целью переходного процесса должно стать избавление от Асада, и поэтому он не может быть частью этого процесса.

Сейчас же мы видим, что Турция идет на уступки и решает изменить политику по Сирии (хотя и с двумя условиями), чтобы сирийская война завершилась как можно скорее.

***


Что же касается России, она пока не дала ни положительного, ни отрицательного ответа.

Тем временем она осуществила военное вмешательство в гражданскую войну в Сирии.

Президент США Барак Обама и президент России Владимир Путин встретились 28 сентября в Нью-Йорке, на полях Генеральной Ассамблеи ООН. 30 сентября Россия активировала авиабазу близ Латакии, которую уже давно готовила, и провела свои первые операции.

***

И Турция, и США обвиняют Россию в нанесении ударов не столько по объектам ИГИЛ, как заявляется, сколько по Свободной сирийской армии (ССА), которая борется с Асадом.

После этой критики в свой адрес Россия организовала атаки и на позиции ИГИЛ, но Путин и не скрывает, что его главная цель — усиление позиций Асада.

Есть еще и скрытый игрок — Иран.

***


Анкара убеждена, что к военной операции в Сирии Россию подтолкнули настойчивые требования Ирана, типа «в противном случае Асад очень скоро падет».

Спецслужбы Анкары и Запада внимательно следили за двумя визитами в Москву Касыма Сулеймани (Kasım Süleymeni), генерал-майора и командующего спецподразделения внешних операций «Аль-Кудс» в составе Корпуса стражей исламской революции (КСИР), выбившего ИГИЛ из Тикрита в Ираке.

Сообщается, что Сулеймани, который до недавнего времени жил в Багдаде, переехал в Дамаск. Фактически ему подчиняются не только боевики ливанской «Хезболлы», но и шииты, связанные с КСИР, и сторонники Асада.

***


Не напрасно западные разведывательные организации прозвали Сулеймани «темным рыцарем», а шиитские джихадисты — «живым шахидом». В данный момент это одно из влиятельнейших лиц на территории Ближнего Востока.

Иран и Россия же действуют совместно в Сирии. Например, как полагает Анкара, при поддержке России с воздуха и Ирана на земле Партия «Демократический союз» (PYD) желает открыть коридор между Алеппо и Африном, чтобы потеснить ССА.

***


Нарушение российскими самолетами турецкого воздушного пространства, а затем удержание турецких самолетов на радарах сирийского самолета и систем ПВО внезапно повысили напряженность в отношениях с Россией.

Выпад Эрдогана в адрес Путина на пути турецкого лидера в Японию был совсем не похож на то, что мы от него привыкли слышать.

Затем Путин заявил: «Мы с Турцией — друзья». Напряженность перестала расти, но не сошла на нет. Ведь это не единственный источник проблем. Есть, например, и PYD, как мы отметили выше.

***


PYD — это серьезная проблема, которая стоит между Анкарой и Россией, как, собственно, и США. США, как и Турция, считают ССА легитимной силой, противостоящей Асаду, но в борьбе с ИГИЛ они сотрудничают и с PYD.

Это и так чрезвычайно нервирует Турцию, а сейчас на сцену выходит еще и Россия, которая заявляет, что, кроме армии Асада, легитимной силой на поле боя в Сирии является PYD.

***

Ранее Анкара предупреждала, что в случае атаки и даже взятия Турции на прицел со стороны PYD она непременно нанесет ответный удар (и один раз так и было сделано). Сейчас же, после того, как США сбросили PYD помощь с воздуха, Анкара обратила внимание США еще на один момент.

Так, Анкара (которая полагает, что в ходе своих последних операций она нанесла тяжелый удар по арсеналам Рабочей партии Курдистана, РПК), уведомила Вашингтон, что в случае попадания переданных с воздуха вооружений к PYD, РПК и их применения против Турции, она тут же ударит по PYD.

Конечно, от всеобщего внимания внутри страны и за ее пределами не ускользает то, что после убийства 102 человек в Анкаре в результате атаки террористов-смертников ИГИЛ турецкое правительство фокусируется на PYD, которая вроде бы всеми силами воюет с ИГИЛ.

Но правительственные источники отмечают, что сирийская ячейка «Аль-Каиды» — «Фронт ан-Нусра» наносит ИГИЛ гораздо больший урон, чем PYD: «Мы их („Фронт ан-Нусра“) не вооружаем, поскольку это террористы, и сюда (PYD) давать оружие не надо».

Конечно, все это так или иначе имеет привязку к курдскому вопросу в Турции, замороженному процессу его мирного решения, борьбе с РПК и приближающимся выборам 1 ноября.

***


Может ли Россия в этих условиях сказать «да» представленной США формуле «участия Асада в символическом и временном переходе при условии, что, в конечном счете, он уйдет»?

С одной стороны, Путин прибегает к риторике «пусть решение о будущем Асада примет сирийский народ». Но, с другой стороны, разве он не видит, что миллионы сирийцев, которые еще в силах спасти свои жизни, бегут из страны, не желая жить под началом Асада?

Или же, вместо того, чтобы ответить на эту формулу, Россия загонит процесс в тупик, отложит его в долгий ящик до тех пор, пока осенью 2016 года в США не пройдут выборы, и будет ждать, когда ССА ослабнет, а Иран станет доминировать на поле боя?

Такое ожидание, конечно, не принесет пользы Турции, поскольку с каждым днем хаос и насилие в Сирии все больше перекидываются на нашу страну.

***


Означает ли принятие формулы спасения при правительстве с Асадом на двух условиях, что Турция начинает извлекать уроки из проблемной сирийской политики, которую она вела с 2011 по 2014 годы?

Надеюсь, что да, и что Турция максимально быстро выплывет из этого сирийского и ближневосточного болота и, возможно, благодаря сирийским беженцам вновь обратит взор на Запад и восстановление отношений с ЕС.

С другой стороны, Россия, судя по всему, так и не извлекла уроков из вьетнамского и иракского опыта США, а также афганского опыта СССР. Надеюсь, скоро все встанет на свои места.