Отныне «омерта», как говорят в Сицилии, или закон молчания, не действует. Повсюду вслух рассуждают о том, что деспотическая организация Рабочая партия Курдистана (РПК) создала беспощадную диктатуру на юго-востоке страны и узурпировала все основные политические свободы, прежде всего право свободного волеизъявления. Однако подпольная экономика РПК, которая разъедает Турцию, словно гангрена, — по-прежнему табу.

По разным историческим, культурным, географическим причинам юго-восточный регион нашей страны напоминает юг Италии и остров Сицилию. Множество семейных кланов, больших и малых, ведут незаконный бизнес не только в масштабах страны или региона, но и мира. Кровная месть, племенные конфликты, всякого рода примитивные и варварские традиции, не имеющие ничего общего с гражданским сознанием, — все это здесь в порядке вещей. Более того, все перечисленное служит интересам убийц и бандитов. Благодаря семейным узам и известным мафиозным методам здешним преступным группам удается просочиться в государственный механизм страны и закрепиться практически в любой политической партии. В 1984 году с целью укоренить в Турции основные принципы рыночной экономики восьмой президент Озал (Özal) объявил амнистию капитала. Когда средства кланов юго-востока потекли в сферу туризма, это несколько нормализовало ситуацию в регионе. Как РПК ответила на эти усилия? Крупным восстанием.

Откуда у РПК вооруженныt базs за пределами наших границ? Все потому, что она играет направляющую и регулирующую роль в подпольной экономике. Благодаря этому РПК не только собирает дань со всех экономических предприятий в юго-восточных районах (в том числе и с крупнейших холдингов), но и, так или иначе, участвует во всех видах деятельности, которые приносят прибыль. Кроме того, благодаря своим людям в разных странах мира она имеет возможность управлять крупными операциями, связанными в первую очередь с контрабандой наркотиков и отмыванием грязных денег. Чтобы понять это, нам достаточно знать, что в одной только Колумбии проживает порядка 20 кланов юго-востока Турции. О многом говорит и то, что крупнейшая преступная группировка в России и Восточной Европе — это езидо-курдская мафия. А то, что самое дорогое натуральное наркотическое сырье доставляют из Ирана, а синтетические наркотики — из Германии, красноречиво говорит нам о внешней поддержке РПК.

Среди видов деятельности, которыми РПК занимается в национальном и региональном масштабах, можно назвать следующие: контрабанда горючего, а также табачной и алкогольной продукции; чайный и сахарный бизнес с фальшивыми документами и этикетками; минеральное моторное масло; нелегальный букмекерский бизнес; трудовое рабство; бары и трактиры; музыкальный, кинематографический, сериальный секторы. Бывают случаи, когда актеры и представители интеллигенции, которых агентам РПК удается посадить на иглу, участвуют в операциях этой организации по формированию общественного мнения.

Сектор, в котором РПК зарабатывает наибольшее количество денег, — тендеры. Кандиль (горный район на севере Иракского Курдистана, где расположены базы РПК, — прим.пер.) вмешивается во все тендеры в этом регионе. Фирмы, которые не хотят быть заодно с РПК, подвергаются запугиванию, давлению, угрозам и, как правило, выходят из тендера. Победители же — платят Кандилю комиссию. В этот регион бессмысленно вкладывать инвестиции. По меньшей мере 50% вложений идет в карман этой организации.

В последние годы в юго-восточных районах дошло до того, что каждый, кто прибывает в этот регион на «заработки», даже с несколькими курушами в кармане, сначала посещает Кандиль. И в муниципалитетах у организации все схвачено. Например, чтобы вклиниться в автобусный маршрут Джизре — Силопи и получить там место, нужно, помимо организации, напичкать деньгами какую-нибудь особо важную персону. Нет ни единого свидетельства, которое указывало бы на справедливость вооруженных акций РПК, поэтому можно сделать вывод, что цель всех совершаемых ею бесчинств — демонстрация силы для сохранения этого мафиозного порядка. Именно в этом и состоит суть проблемы РПК. А обучение на родном языке или провозглашение автономии, в чем заинтересованы лишь единицы небезразличных курдов, — не более чем макияж, за которым скрывается варварство.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.