Главная проблема Израиля заключается в неправильном определении цели. Как только мы сформулируем, что наша цель это не «мир с Газой», а «разгром Газы» (а именно за ним и последует мир), – мы тогда легко сформулируем правильную стратегию.

Вопрос: Стоит ли Израилю проводить наземную операцию в секторе Газы?
Ответ: Конечно, нет. Это совершенно бессмысленно. При наземной операции могут быть ранены или погибнут наши солдаты, а никаких долговременных целей мы не добьемся.

Вопрос:
Тогда, может быть, следует бомбить их военные объекты?
Ответ: Это подходит для успокоения израильского народа, но совершенно бессмысленно стратегически, ничего этим мы не добьемся. Они покажут, что они сильные, поскольку стреляли по Израилю, – а именно это им и нужно.

Вопрос:
Тогда, может быть, правильной тактикой является уничтожение с воздуха руководства Хамаса?
Ответ: Это хорошо тактически, но это совершенно бессмысленно стратегически, потому что на смену ему придет другое руководство, и ничего не изменится.

Вопрос: Тогда, может быть, нам для демонстративно-воспитательных целей закатать в асфальт какой-нибудь особо вредный кусок Газы?
Ответ: Нет, это совершенно бессмысленно: убитые только помогут им сформировать красивую картинку для мировых СМИ, а именно это им и нужно.

Вопрос: Так что же тогда нам делать, если про все предложения вы сказали, что это неправильная стратегия???? Так какая же правильная стратегия??
Ответ: Главная проблема Израиля заключается в неправильном определении цели. Израиль считает, что его цель – это мир и спокойствие, и поэтому целится в эту точку. Но когда ты целишься в определенную точку, ты не можешь попасть в нее, потому что траектория выстрела по дороге опускается – и поэтому для того, чтобы попасть в какую-то точку, нужно целиться повыше этой точки. Так происходит не только в физическом плане, но касается и всех процессов нашей жизни. Чтобы достичь спокойствия и мира, нужно целиться в точку выше, чем спокойствие и мир, – т.е. в точку, которая называется «разгром врага и критический перелом ситуации в свою сторону». И как только мы сформулируем, что наша цель – это не мир с Газой, а разгром Газы (а именно за ним и последует мир), – мы тогда легко сформулируем правильную стратегию.

Правильная стратегия должна быть такой.

Первый день – из Газы летит ракета на Израиль. Израиль не стреляет, вместо этого правительство выступает с осуждением террористов и с необходимостью прекращения стрельбы.

Второй день – из Газы летят две ракеты. Израиль не стреляет, правительство обращается к террористам с просьбой прекратить стрельбу, иначе нам придется принять серьезные меры.

Третий день – из Газы летят три ракеты. Израиль в ответ не стреляет. Израиль обращается к ООН, Америке, Англии, Франции, России с требованием повлиять на террористов, а не то Израилю придется самому принимать жесткие меры. Народ в Израиле возмущен бездействием правительства.

Четвертый день – из Газы летят четыре ракеты. Израиль не стреляет. Израиль требует созыва Совета безопасности и осуждения террористов. Все страны мира продолжают заниматься своими делами и не обращают на наши вопли никакого внимания.

Пятый день – из Газы летит пять ракет. Израиль никак не реагирует на них, обращается к ООН, Америке, Англии, Франции, России с просьбой повлиять на террористов, иначе нам придется принимать непропорциональные меры, и чтобы они потом не обижались.

Десятый день. Из Газы летит десять ракет. Израиль не стреляет, Израиль требует от мирового сообщества остановить террористов. По всему Израиля идут возмущенные демонстрации с требованием отставки правительства: «правительство слабаки, почему же они не могут, наконец, надавить на террористов!» СМИ по всему миру показывают разрушения от арабских ракет и эти демонстрации – ведь что-то им говорить про Израиль надо, а мы не даем им картинок разрушений на арабской стороне.

Двадцатый день. Из Газы летит 20 ракет. Израиль не стреляет, демонстрации нарастают, народ бунтует, все израильские СМИ требуют от правительства наконец-то принять жесткие меры. Мировое сообщество ждет, что Израиль наконец-то начнет стрелять по Газе. Израиль предупреждает все страны, что если они не остановят террористов, ответ будет абсолютно непропорциональным, и пусть тогда пеняют на себя.

Тридцатый день. Из Газы летит 30 ракет. Израиль в этот момент резко меняет тактику и стреляет по-настоящему, т.е. обрушивает на Газу десятки тысяч снарядов и ракет с десятками тысяч погибших, сносит заграждения на границе между Газой и Египтом и открывает ее для бегства арабов, обстреливает, в том числе, Газу всякими слезоточивыми штуками, чтобы народ побежал в сторону египетской границы. Весь мир в шоке, весь мир требует от Израиля остановить непропорциональное применение силы. Израиль говорит: «Мы же вас предупреждали 30 дней, вы ничего не могли сделать. Теперь уже ничего не поделаешь, придется нам довести операцию до конца». Израильские СМИ по инерции пока еще продолжают поддерживать правительство. Народ, измученный 30-дневной не-реакцией на ракеты, поддерживает любые жесткие действия правительства. Сотни тысяч арабов из Газы переходят через египетскую границу. Египетские пограничники ничего с этим сделать не могут.

Так продолжается на второй и третий день. Когда число перешедших границу с Египтом приближается к миллиону (и это, конечно, гуманитарная катастрофа – но ведь мы целый месяц вас предупреждали!),  Израиль вводит войска в бывший район Гуш-Катифа, доходит до моря, снося все по пути, перерезает Газу пополам полосой шириной 15 километров (под которую не прокопаешь тоннели), и объявляет, что никого обратно пускать не будет, пока все страны, включая всех арабов, и лично каждого араба Газы – не признают полностью Израиль как еврейское государство и не дадут гарантию, что никакой стрельбы по Израилю больше не будет.

Кусок территории шириной 15 км в середине сектора Газы, т.е. бывший Гуш-Катиф-плюс, немедленно аннексируется, Гуш-Катиф восстанавливается, и объявляется, что это было единственным способом прекратить стрельбу по Израилю, поскольку в течение месяца мировое сообщество ничего сделать не смогло.

Все правительства мира возмущаются Израилем и требуют отойти на прежние границы. Однако население в Америке (и в Конгрессе, что критически важно!) нас поддерживает. Значительная часть населения в Европе (недовольная исламским нашествием на Европу) тоже довольна нашим резким ударом по исламскому террору, и многие политики говорят «к сожалению, Израиль не мог никаким другим образом добиться прекращения стрельбы по своей территории» – т.е. в Европе разброд и шатания, и никакие «международные санкции» применены против нас не будут.

Израиль объявляет, что разговор о возвращении беженцев может быть начат только после того, как все жители Газы и все руководство арабов, включая арабские страны, дадут гарантию, что никакой стрельбы больше не будет. Поскольку они такой гарантии дать не могут, то и мы не можем отойти ни на какие прежние позиции. Поскольку Газа теперь разрезана пополам и отрезана от Египта и от поставок оружия, и, кроме того, бомбардировка уничтожила структуру оружейного производства в Газе, а большое количество населения сбежало в Египет, и Газа уже не имеет прежней силы – то стрельба из Газы прекращается. Газа остается маленьким кусочком с населением в три раза меньше, отрезанным от основной арабской территории широкой полосой Израиля, и дальше мы ведем с ней переговоры по простому принципу: нам неважно, кто у вас властвует, но мы ничего не будем вам давать, пока вы не будете себя хорошо вести. И вот тогда действительно наступает мир.

Гуш-Катиф, как было уже указано, при этом восстановлен, и арабский кусок Газы находится под полным внешним контролем Израиля.

Именно в такие анклавы нужно превратить все арабские города Иудеи и Самарии, аннексировав зону С и сельские районы зоны В. Каждый анклав пусть управляется своими шейхами, никакой «объединенного палестинской автономии». С каждым анклавом вести переговоры отдельно. Кто ведет себя хорошо – даем ему жить. Кто ведет себя плохо – блокировать границу с ним и не давать разрешений на работу у нас, т.е. коллективно наказывать. Поскольку каждый анклав управляется своими кланами, то шейхи быстро наведут у себя дома порядок, и тогда Израиль сможет нормально существовать.

Это и есть стратегический план по установлению мира в нашем регионе.

Хочу только отметить, что первоначальное молчание Израиля в ответ на арабские ракеты является абсолютно необходимой частью, потому что именно такое молчание нагнетает напряженность. Оно нагнетает напряженность и внутри страны, в отношении собственного народа, который после этого готов к любым решительным действиям. Оно нагнетает напряженность в израильских СМИ, которые начнут требовать от правительства наконец-то перейти к активным действиям, потому что ничего другого они сказать не смогут. Оно нагнетает напряженность в мировых СМИ и в мировой политике, которая будет ждать от Израиля серьезного удара. Поэтому, когда этот удар произойдет, у нас будет несколько дней, чтобы довести ситуацию до критического перелома.

А взаимное пуляние туда-сюда ракетами и бомбами, и уж тем более ввод наземных войск без четкого плана по уничтожению нынешнего политического статуса сектора Газы вообще является совершенно бессмысленным делом.

Указанием на такую тактику является история захвата Иерихона. Евреи обходили город в молчании целую неделю, так что напряжение повисло в воздухе настолько, что звук труб обрушил Иерихонские стены. Приблизительно так нам и нужно поступить с Газой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.