Состояние мира обычно определяется как ситуация, возникающая после войны, завершение или отсутствие военных действий. Хотя, когда речь заходит о журналистике, это понятие можно использовать применительно ко всем конфликтам.

Мирная журналистика (peace journalism) — направление, основы которого были заложены Джейком Линчем и Аннабель Макголдрик. В числе тех, кто одним из первых подарил это понятие турецкоязычной литературе, следует назвать Сюлеймана Ирвана, декана факультета коммуникаций Восточно-Средиземноморского университета.

Мирная журналистика подвергалась критике, выражалось беспокойство о том, что она способна породить конфликт между ролями наблюдателя и активиста. Утверждалось, что при рассмотрении всех понятий и явлений, в том числе и понятия «мир», журналист не должен утрачивать беспристрастности. Принимая во внимание эту критику, как омбудсмен газеты Sabah я убежден, что особенно в условиях процессов «демократизации» и «урегулирования курдского вопроса», через которые мы сегодня проходим, некоторые модифицированные этим направлением принципы представляют особую пользу для турецких журналистов.

Причины и последствия


Конфликт не должен быть сведен к двум противоборствующим сторонам. В этом случае вполне логично ожидать, что одна из них выигрывает, другая — проигрывает. Между тем журналисту следует фокусироваться на вопросе пользы для индивидов и общества и занимать такую позицию, при которой в выигрыше по мере возможности остаются все. В такой ситуации анализ конфликта через разделение его сторон на небольшие группы, преследующие разные цели, может упростить работу журналиста, а обобщения — напротив, помешать ей.

Журналист должен избегать проведения резких разграничений на «этих» и «тех», «я» и «другого». В противном случае, естественно, складывается ситуация, при которой одна из сторон конфликта воспринимается как угроза или враг, и это восприятие начинает оправдывать насилие в отношении одной из сторон, которая, соответственно, демонизируется.

Журналист не должен анализировать тот или иной акт насилия, исходя из последствий, возникших только в день его совершения. Ему должны быть известны причины, порождающие насилие. Также следует принимать в расчет вероятные убытки и травмы, к которым текущее насилие приведет в будущем.

Журналист должен говорить не только о различиях, но и точках соприкосновения. При упоминании о том или ином процессе нужно концентрироваться не только на негативе, но и на благоприятных событиях.

Внимание к используемому языку


Акцент на бедствиях, выпавших на долю только одной из конфликтующих сторон, приводит к тому, что мы делим стороны конфликта на две категории — преступников и жертв. Вместо этого необходимо помнить о том, что боль, страх и страдания всех жертв конфликта несут равную информационную ценность.

Важен используемый журналистом язык. Следует избегать употребления слов, подпитывающих виктимизацию, таких как «бедный», «несчастный», «беззащитный», «жалкий», «трагедия». Столь разрушительный стиль описания углубляет конфликт, изнуряет людей и ограничивает альтернативы изменений.

В словаре журналиста не должны иметь место такие эпитеты, как «маргинал», «фанат», «радикал», «джихадист». Ведь такого рода характеристиками мы наделяем «другого». И никто, говоря о себе, не использует такие определения. Поэтому, прибегая к подобным понятиям, журналист занимает определенную сторону. Подразумевается, что действия лица, названного одним из данных определений, не поддаются никакой логике, а значит с ним бессмысленно вступать в переговоры.

Вышеприведенные принципы могут служить всеобщим проводником. На мой взгляд, турецкие журналисты должны внять идеям мирной журналистики, вне зависимости от того, насколько данное направление укоренится в мире. Конечно, если цель — не нормализация насилия, не легитимация какой-либо его формы и не ослабление баланса преступления и наказания в общественном сознании.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.