Результаты всенародных выборов президента Ирана изумили всех как внутри страны, так и за ее пределами. Еще неделю назад никто не мог предположить, что 15 июня на политическом олимпе Исламской республики произойдут столь кардинальные перемены. В качестве примера достаточно заглянуть в консервативную прессу, в которой впервые за восемь лет пишут о разгроме своих политиков. Консервативные газеты и новостные агентства уже были готовы праздновать победу, когда 16 июня объявили, что окончательную победу на выборах одержал реформатор Хасан Роухани. Вслед за этим все они стали анализировать причины поражения консерваторов. Одни взялись обвинять Джалили, другие - Галибафа, третьи - Велаяти, однако все они стараются подчеркнуть несхожесть действий Ахмадинежада с политикой консерваторов и обвиняют его одного в победе реформаторов. Ряд других изданий, чтобы разделить общественное ликование, подчеркивают, что Роухани - вовсе не реформатор, а кандидат от Общества борющегося духовенства. Все эти аналитические выкладки помогают больше понять ход мыслей консерваторов. Сейчас, когда политика освободилась от их господства, они со своими идеями - как на ладони. Рассмотрим подробнее, что же пишет консервативная пресса о причинах поражения своих кандидатов-консерваторов.

Поиски виновного: Джалили или Галибаф?

Газета Tehran-e Emruz («Современный Тегеран»), поддерживающая столичного градоначальника Галибафа, во всем обвиняет Джалили, который превратил предвыборную кампанию в своего рода народный референдум по ядерной проблеме. Издания, выступающие за Джалили, напротив, винят Галибафа, который мог бы вступить в коалицию с Джалили. Так, информационное агентство Rajanews пишет, что столичный мэр получил известность за счет денег и власти при активной помощи средств массовой информации, и что строительство туннелей и дорог не делает общество свободным.

Коалиция или единство - все едино

Процентное соотношение голосов, отданных в поддержку всех консерваторов вместе взятых, даже если к ним прибавить голоса за реформатора Гарази, показывает, что все равно они не смогли бы одержать победу на этих выборах. Некоторые их сторонники убеждены, что прочная коалиция консерваторов могла бы привести к совершенно другому результату. Другие же сторонники Джалили, например, аятолла Алиреза Панахиян, убеждены, что в таком случае на выборах образовалось два полюса - консервативный и реформаторский, и при численном превосходстве голосов, отданных за Роухани, это могло бы дестабилизировать общественную ситуацию.

Отмежевание от Ахмадинежада


Сейчас приходится слышать целый шквал критики в адрес Ахмадинежада. Кроме того, консерваторы называют одной из причин своего поражения молчаливое согласие с политикой переизбранного президента, который писал свои программные работы под лозунгом приверженности консерватизму. В частности, информационно-аналитический сайт консерваторов ammariyon.ir обвиняет Ахмадинежада в том, что из-за его необдуманных действий народ отвернулся от кандидатов-консерваторов и, «обжегшись на молоке, теперь дует на воду». Уже упомянутый аятолла Панахиян отмечает, что хотя сам Ахмадинежад не признавал себя консерватором, а сами консерваторы всегда явно отмежевывались от него, все программы его правительства осуществлялись под знаменем консерватизма, чем и воспользовались реформаторы в своей предвыборной кампании.

Признание поражения и новая консолидация сил для победы

В политике никакая группа не исчезает окончательно, она лишь отходит на второй план, сохраняя своих приверженцев. Консерваторы могут многое понять, обратившись к опыту реформаторов, и надеяться на лучшее, ведь реформаторское движение в Иране развивалось, несмотря на все ограничения, трудности и лживую критику, потому что общество сохранило свою приверженность реформам. Точно так же и консерваторы, отойдя от власти, могут продолжить свое естественное развитие и найти свой новый путь.

Исход выборов 2013 года в Иране доказал одно: в политике надо играть по-честному. И каждые четыре года необходимо вдохновляться на новую борьбу, а ликвидация конкуренции губит всякую надежду и уродует политику.

Перевод Тарасовой Светланы