Пленки с записями камер видеонаблюдения подтвердили факт присутствия российского карательного отряда в Стамбуле во время убийства 16 сентября трех чеченских диссидентов, что придало конкретную форму распространенным подозрениям относительно причастности России к этому делу и расширило круг подозреваемых.

Видеозаписи, которые в субботу попали в распоряжение Habertürk, подтверждают факт прибытия предполагаемых российских агентов в Стамбул перед убийством чеченских диссидентов Берг-Хажи Мусаева, Рустама Альтемирова и Заурбека Амриева две недели назад. На камерах полиции записан момент прибытия в Стамбул второго сентября россиянина Александра Жаркова, а четвертого сентября он вновь был зафиксирован камерами наблюдения во время встречи с предполагаемым сообщником Надимом Аюповым на остановке трамвая в Гюльхане.

Жарков стал основным подозреваемым по делу спустя три дня после убийства, когда турецкая полиция получила секретную информацию, которая привела стражей порядка в его номер в отеле. Выбив дверь, полиция обнаружила, что подозреваемый скрылся всего несколько минут назад, оставив в номере пару биноклей, пистолет калибра 9мм и прибор ночного видения. Оружие, найденное в номере, позднее было идентифицировано как именно то оружие, которое использовалось в убийстве трех чеченцев.

В деле, которое все больше начинает напоминать шпионский триллер, видеозаписи сейчас служат хорошим способом, позволяющим расширить круг потенциальных подозреваемых. По данным Habertürk, анализ видеозаписей заставляет полицию полагать, что восемь русских агентов прибыли в страну один за одним перед атакой, а после случившегося быстро и осторожно вернулись обратно в Россию. Далее, эксперты предполагают, что русские работали тремя отдельными командами, где Аюпов и Жарков организовывали убийство, женщина-агент Мария М. возглавляла группу, занимающуюся обеспечением разведданными, а ее муж, чеченец Зияддин М., выступал в качестве непосредственного исполнителя.

Выпустив 11 пуль в трех чеченских диссидентов, Зияддин и два других агента, по сообщениям, скрылись в черной машине, которую в конце концов бросили в районе Гюнгерен, где их ждали Аюпов и Жарков во второй подготовленной для бегства с места преступления машине. По данным Habertürk, агенты разделились, а шофер попытался сдать вторую машину в службу по утилизации в Шишли. Сотрудники службы потом рассказали полиции, что этот человек говорил по-турецки с большим трудом.

Основным объектом атаки был Мусаев, правая рука Доку Умарова, известного чеченского боевика и одного из самых разыскиваемых людей в России. Умаров взял на себя ответственность за подрыв террориста-смертника в московском аэропорту Домодедово, который в январе этого года унес жизни 37 человек, а также в двух взрывах в московском метро в прошлом году, унесших жизни 40 человек.

Мусаев прибыл в Стамбул по приказу Умарова после убийства в 2009 году одного из других командиров Умарова, Али Осаева. Мусаев унаследовал предыдущие обязанности Осаева, заключавшиеся в обеспечении помощи чеченским беженцам и убежища для боевиков, скрывающихся от агентов российских спецслужб. Турецкие власти сейчас уверены в том, что Жарков, чей конфискованный паспорт заставляет предполагать, что он также был в Стамбуле в 2009 году, возможно, стоит и за убийством Осаева.

Турецкие власти пока не задержали ни одного из предполагаемых убийц. Видеозаписи показывают, что Аюпов и другие подозреваемые сразу после нападения покинули страну. Мария М. была зафиксирована камерами с платком на голове, скрывающим лицо, когда она покидала Турцию. Однако власти пока не пришли к окончательному выводу относительно Жаркова – уехал он из страны или скрывается в Турции.