За последние три десятилетия у Исламской Республики Иран  развилась вполне оправданная паранойя. Сначала, в сентябре 1980 года, в страну вторгся Саддам Хусейн. Он рассчитывал на быструю победу, а получил затянувшуюся на восемь лет кровавую бойню, в которой стороны потеряли убитыми от 500 000 до 1 миллиона человек.

Потом Иран стал объектом воинственной риторики Тель-Авива и Вашингтона, которым не нравится его программа развития ядерной энергетики. Сейчас с их стороны звучат слабо завуалированные угрозы осуществить военное вмешательство в случае, если Иран ее не свернет - пусть даже она не противоречит подписанному Тегераном Договору о нераспространении ядерного оружия.

Кроме того, новая потенциальная опасность грозит Ирану с неожиданного направления – с севера. Россия резко наращивает свое военное присутствие на Каспийском море.

Главнокомандующий военно-морским флотом Российской Федерации Адмирал Владимир Высоцкий объявил, что Каспийская флотилия ВМФ в ближайшее десятилетие получит до 16 новых кораблей. Кроме того, в распоряжение флота перейдет несколько авиационных групп, подчиняющихся объединенному стратегическому командованию «Юг». Что точно заставит мулл в Тегеране нервно перебирать четки, - это обещание Высоцкого оснастить Каспийскую флотилию береговыми ракетными комплексами «Бастион», вооруженными сверхзвуковыми ракетами «Яхонт», которые способны уничтожать надводные цели на дистанции до 200 миль.

Флагман Каспийской флотилии - сторожевой корабль «Татарстан» - уже сейчас считается самым мощным кораблем на Каспийском море. Он вооружен ударным комплексом «Уран», дальность стрельбы ракет которого составляет 100 миль. Позднее в этом году к «Татарстану» присоединится еще один корабль того же класса – «Дагестан». 

Каспийская флотилия также получит головной корабль проекта 21631 «Буян-М» (малые ракетные корабли), и три десантных корабля.

Иранский флот располагает на Каспийском  море примерно сотней кораблей – в основном маленьких или вспомогательных. В их числе три сверхмалые подводные лодки иранской постройки и северокорейского типа (дальность плавания до 1200 миль, могут быть использованы для транспортировки группы боевых пловцов), устаревший тральщик класса «Салман» (американской постройки) и патрульные катера.

Впрочем, по мнению российских аналитиков, Иран может быстро увеличить свои силы на Каспии на 50%, перебросив корабли с Персидского залива.

Что касается прочих стран Каспийского бассейна – а именно Азербайджана, Туркмении и Казахстана, - их военно-морские силы, выражаясь вежливо, пренебрежимо малы.
Так почему же Россия усиливает свою флотилию?

Скорее всего, это связано с проблемой подписания окончательного договора о разделе Каспия,  которая мучает страны региона уже два десятка лет. Хотя Москва и Тегеран согласны в том, что США нельзя подпускать к аппетитным энергетическим ресурсам Каспийского моря, которые оцениваются в 3 триллиона долларов, договориться о том, как делить дно у них не получается. Россия считает, что каждая из стран должна получить долю пропорциональную длине ее береговой линии, в то время как Иран настаивает на том, что все пять государств должны получить равные доли – по 20% каждое. По российской формуле Иран получает 11-13 %.

Дополнительно осложняет вопрос то, что до сих пор непонятно, чем является Каспийское море с точки зрения международного права – внутренним морем или озером. От этого зависят, в частности, применимость Конвенции ООН по морскому праву 1982 года и ход переговоров о режиме демаркации границ и правах прибрежных стран на подводные месторождения.

Интересно, что в прошлом Иран и сам прибегал к «дипломатии канонерок». 23 июля 2001 года иранский военный корабль и два истребителя вынудили два азербайджанских исследовательских судна – «Геофизик-3»  и «Алиф Гаджиев», - проводивших работы по заказу BP-Amoco, покинуть лежащее в 60 милях к северу от иранских вод месторождение, которое Азербайджан называет «Алов». BP-Amoco немедленно заявила, что она сворачивает разведку и отозвала исследовательские суда. Азербайджан осудил действия Ирана, заявив, что они нарушают его суверенитет. 31 июля он также  заявил, что иранский разведывательный самолет вторгся в азербайджанское воздушное пространство и был замечен в 90 милях от Баку. Усиливая давление, бывший командир Корпуса стражей Исламской революции Мохсен Резайи (Mohsen Reza'i) подчеркнуто напомнил, что Азербайджан когда-то принадлежал Ирану и что Иран может решить вернуть его себе. При этом иранская пресса назвала случившееся провокацией Азербайджана, якобы стремящегося привести американцев на Каспий.

Заметим, что даже если – хотя это маловероятно - вашингтонские «ястребы» действительно когда-либо думали  о том, чтобы поднять на Каспийском море звездно-полосатый флаг и утереть нос злодеям-русским и вероломным муллам из Оси зла, география с самого начала испортила им всю игру – единственный выход из Каспийского моря – канал Волга-Дон - контролируется Москвой.

Похоже на то, что теперь уже Россия решила, что «дипломатия канонерок» - не такая плохая вещь, и что, увеличив свое военное присутствие на Каспийском море, она сможет с итоге убедить упрямых иранских мулл, что каспийский пирог нужно делить по предложенной Москвой формуле.

В конце концов, 11-13 % от 3 триллионов долларов - это приличный куш даже для члена ОПЕК.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.