Для того, чтобы убедить Россию отказаться от поставок зенитно-ракетных комплексов С-300 в Иран, потребовалось четыре года и десятки двухсторонних встреч. Европейцы (французы, британцы и немцы), американцы и израильтяне без конца летали в Москву, чтобы обсудить столь беспокоящую их проблему. 

Долгое время российские власти утверждали, что не разделяют западных взглядов на иранскую угрозу, и в этой связи такая резкая смена курса заставляет задуматься о том, что же они получили или еще только получат взамен.

От израильской стороны им уже удалось получить партию беспилотников (большой пробел в российском военном арсенале) и даже договориться о начале их совместного производства.

Америке, по-видимому, также пришлось пойти на целый ряд уступок, хотя в официальных заявлениях торг скрывается за такими помпезными формулировками, как, например, "укрепление отношений с США является для России более приоритетной задачей, чем развитие связей с Тегераном" или "текущая задача заключается не в развитии отношений с Россией, а в укреплении нашей собственной безопасности, обеспечении наших экономических интересов и распространении общемировых ценностей".

Бывший помощник госсекретаря США при Джордже Буше Дэвид Крамер (David Kramer) отказывается видеть здесь "стратегическое решение Москвы отказать Тегерану", подчеркивая тот факт, что Россия продолжает сотрудничество с Ираном в строительстве Бушерской АЭС.

В своей статье в Washington Post он также констатирует, что американское руководство воздерживается от критики Кремля в вопросе прав человека. Что, в общем-то, доказывает наличие "компенсации" со стороны США.

Особо здесь стоит отметить отказ администрации Обамы от вовлечения Грузии и Украины в НАТО (бывшие советские республики, которые до сих пор воспринимаются Россией как зона ее влияния) и развертывания системы ПРО в Чехии и Польше.

Тем не менее, цели России кажутся все же гораздо более амбициозными: ей нужно настоящее партнерство после достижения "глубины российско-американского диалога", как выразился аналитик РИА Новости Павел Андреев. В первую очередь она рассчитывает на тесное экономическое сотрудничество для модернизации страны, тогда как на сегодняшний день товарообмен двух государств показывает довольно-таки посредственные результаты в 18 миллиардов долларов.

Недоступная ранее помощь США способна также ускорить вхождение России во Всемирную торговую организацию и Организацию экономического сотрудничества и развития.

Не назвавший своего имени американский чиновник, которого цитирует издание Foreign policy, полагает, что на будущих двухсторонних переговорах будет особо затронут именно этот вопрос.

Другие варианты компенсации касаются ядерной сферы: Россия добивается от Конгресса США ратификации соглашения по сотрудничеству в области мирного атома.

Отказ от поставок С-300, скорее всего, означает новое направление в российской внешней политике: отныне она основывается в первую очередь на открытости к США и Европе, что, возможно, поможет модернизировать страну. Чтобы добиться своего, у Москвы есть на руках очень сильные карты, в том числе Иран, Ближний Восток и многие другие…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.