Шесть с половиной лет назад, в апреле 2004 года состоялась встреча между президентом США Джорджем У. Бушем и тогдашним премьер-министром Израиля Ариэлем Шароном. План размежевания был окончательно утвержден на этой встрече, включая сопроводительные письма. Спустя неделю некоторые израильские официальные лица, включая меня, были посланы в некоторые мировые столицы для того, чтобы представить этот план.

Я полетел в Москву и, когда я встретился с министром иностранных дел  Лавровым, он спросил меня: «Зачем вы приехали? Ведь план размежевания уже окончательно утвержден и опубликован, поэтому вы не можете мне сказать ничего нового. Однако у меня есть вопрос к вам: как так получилось, что вы не подумали о том, чтобы спросить совета у России, прежде чем принимать такое важное решение?» 

Это заявление российского министра иностранных дел отражает тот способ, который Россия использует в тех случаях, когда США и Израиль предпочитают  не учитывать ее мнение при принятии важных решений. Тот, кто пытается найти рациональное обоснование последней российской ракетной сделки с Сирией, а также других решений (как, например, работы на иранской ядерной установке в Бушере), должен понимать, что действия России в основном определяются тремя мотивами:

Первый мотив

Путинская Россия рассматривает себя как сверхдержаву, которая должна обладать таким же влиянием, как и США. Поэтому, если США продают вооружения на Ближний Восток (включая сделку на 60 миллиардов только с Саудовской Аравией), то и Россия должна делать то же самое.

Второй мотив

Между российским руководством и народом существует неписаный договор, согласно которому этот режим должен обеспечить экономический рост, тогда как народ гарантирует существование этого режима (Путин, его близкие соратники, а также построенная им система). Для того, чтобы это произошло, Россия должна использовать два своих преимущества – месторождения нефти и газа, расположенные на ее территории, а также ее способность поставлять современное оружие. Максимизация экономической выгоды от вышеназванных элементов требует проведения агрессивной политики.

Третий мотив


Россия не может смириться с односторонними действиями, предпринимаемыми против нее (а именно так она интерпретировала размещение американских ракет в Польше и в Чешской Республике, а также политику Буша и Обамы, направленную на поддержку Грузии). Россия также не может допустить, чтобы ее игнорировали. Американская активность на Ближнем Востоке, сначала на израильско-палестинском направлении, а затем и на сирийском направлении при привлечении других игроков (таких как Франция и Египет), а также игнорирование России является для Москвы неприемлемым.

Российское напоминание

Когда Россию игнорируют, она обязательно напоминает нам, что она обладает некоторым влиянием – на этот раз это проявилось в поставке современных ракет в Сирию, несмотря на протесты со стороны Америки и Израиля.

Невозможно примирить все конфликты интересов между Израилем и Россией, однако было бы ошибкой все время игнорировать Россию явным и оскорбительным образом. Ядерная программа государства Иран могла бы быть иной, если бы Соединенные Штаты в 2004 году прислушались к идеям России вместо того, чтобы презрительно от них отмахнуться. Израиль также в тот момент совершил ошибку, так как он не попытался подтолкнуть Америку к тому, чтобы она отнеслась к России с некоторой долей заслуженного уважения.

Теперь, как и тогда, мы продолжаем злить русских без всякой на то причины. Русские хотят принимать участие в израильско-палестинских переговорах, однако мы ответили на это агрессивно. В прошлом, после саммита в Аннаполисе, они предложили провести следующую встречу в Москве – однако Израиль твердо был настроен против этого.

Несколько месяцев назад российский президент Медведев заявил, что было бы правильно привлечь Хамас к мирному процессу. Израиль сразу же заявил, что он не согласится на это ни при каких обстоятельствах. Но почему? Почему мы не сказали: «Мы благодарны России за ее усилия, направленные на то, чтобы убедить Хамас в необходимости отказаться от пути террора и выбрать политическое решение этого конфликта»?

Короче, такой подход, который основан на уважении и желании слушать и консультироваться перед принятием важных шагов, не требует от нас уступок в том, что касается  наших интересов, однако он минимизирует побудительные мотивы у таких государств как Россия, направленные на игнорирование наших интересов.

Что нас может немного успокоить, так это то, что между принятием Россией решения о продаже современного оружия и его практическим осуществлением обычно проходит немало времени. Эти временные рамки позволяют как русским, так и тем, кто хочет на них повлиять, провести «переоценку». Будем надеяться, что и на этот раз все произойдет именно так.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.