Сейф аль-Ислам Каддафи, которого задержали в субботу на юге Ливии, стал объектом особой ненависти ПНС. Тем не менее, до начала восстания в Бенгази в феврале этого года он долгое время поддерживал имидж реформатора в стане Каддафи.

Любимый сын бывшего ливийского лидера Сейф аль-Ислам, которого разыскивает Международный уголовный суд в Гааге за преступления против человечности, задержан 19 ноября на юге Ливии.

Второй по старшинству сын Муаммара Каддафи был последним лидером свергнутого режима, которому удавалось оставаться на свободе после взятия Триполи 23 августа (с этого момента он больше не появлялся на публике). Позднее оказавшийся в розыске Интерпола Сейф аль-Ислам, на имя которого был выписан международный ордер, был обнаружен неподалеку от нигерийской границы.

Безупречный костюм, взвешенные слова

В свои 39 лет самый харизматичный и амбициозный из сыновей Муаммара Каддафи долгое время считался главным наследником бывшего лидера и пользовался большим влиянием в президентском дворце. В досье, которое составил прокурор МУС Луис Морено-Окампо (Luis Moreno-Ocampo), его называют «фактическим премьер-министром» прошлого режима. В частности его обвиняют в исполнении «ключевой роли в осуществлении» разработанного его отцом плана подавления народного восстания «любыми средствами», в том числе путем похищения и издевательств над людьми «в тайных центрах содержания», уточняет Луис Морено-Окампо.

До начала революции в Ливии, когда Сейф аль-Ислам стал официальным представителем и головой противостоящих силам НАТО и ПНС войск Каддафи, он воплощал в себе все, что может понравиться Западу: учеба в Вене и Лондоне (там он получил степень доктора в престижной Лондонской школе экономики), безупречный внешний вид, взвешенные слова. То есть был по сути полной противоположностью своему отцу, свободному электрону на мировой арене, которого нередко обвиняли в терроризме.

Сейф аль-Ислам принял участие в международных переговорах, в частности, во время обсуждения соглашений о возмещении ущерба семьям жертв теракта над Локерби в 1988 году и взрыва на американском самолете DC-10 в 1989 году. Не оставил он без внимания и освобождение болгарских медсестер в 2007 году. Он создал благотворительную ассоциацию и выступал за соблюдение гуманитарных норм как в Ливии, так и за границей. Он окружил себя реформаторами, которые предложили принятие Конституции и проект по модернизации Ливии, предусматривавший в частности открытость СМИ. Кроме того, ему принадлежал первый в стране частный телеканал. 

Этот образ образованного реформатора был несколько подпорчен откровениями Wikileaks. Сайт обвинил Сейфа аль-Ислама в том, что тот получил докторскую степень в Лондоне исключительно благодаря плагиату, и указал на финансовые связи школы и Ливии. В дипломатической переписке от 2009 года Сейфа аль-Ислама описывают как человека, «который делает громкие заявления, но оставляет их без продолжения». На все эти противоречия сегодня намекают его бывшие сторонники, в том числе Юсеф Савани, который встретился с корреспондентом американского издания The New Republic.

Все черты правоверного мусульманина

Восстание в Бенгази выставило на всеобщее обозрение другую сторону Сейфа аль-Ислама. Тот, от кого ожидали формирование правительства народного единства, в феврале резко изменил направленность своих заявлений. Сейф аль-Ислам перешел к воинственной риторике и стал самым ярым защитником отцовской власти. «Мы не оставим Ливию и будем сражаться до последнего мужчины, последней женщины и последней пули», - сообщил он 20 февраля.

Когда Франция начала дипломатические переговоры, чтобы оказать военную поддержку повстанцам из Бенгази, Сейф аль-Ислам выступил перед международными СМИ. В интервью телеканалу Euronews он пригрозил обнародовать документы с компрометирующей президента Николя Саркози информацией (в частности, они были посвящены финансированию его предвыборной кампании 2007 года).

Во время начавшихся весной военных действий процесс политической «линьки» только ускорился: он появился на видео с оружием в руках, чтобы обратиться с речью к сторонникам режима. В начале августа в интервью The New York Times он продемонстрировал все признаки набожного мусульманина, отпустив бороду и перебирая четки. В тот момент он сообщил, что вступил в союз фс исламистскими лидерами ливийского восстания, покончив тем самым с многолетним отчуждением.

Последнее появление Сейфа аль-Ислама на публике датируется ночью с 22 на 23 августа, когда он решил покончить со слухами о том, что попал в плен к мятежникам. Он прошелся перед иностранными журналистами и заверил их, что в Триполи все «хорошо». Несколько часов спустя резиденция Каддафи оказалась в руках повстанцев. В конце августа он все еще оставался «пресс-секретарем» режима Каддафи: «Я говорю с вами из пригорода Триполи. Мы хотим успокоить ливийский народ, мы все еще здесь, сопротивление продолжается и победа близка. […] Каждый ливиец - это Муаммар Каддафи, каждый ливиец - это Сейф аль-Ислам. […] Если перед вами появляется враг, сражайтесь с ним».

Незавидная участь

Хотя его роль правой руки Муаммара Каддафи является бесспорным фактом, у Сейфа аль-Ислама найдутся аргументы в свою защиту в международном суде. «В досье МУС есть довольно немного убедительных моментов, которые касаются непосредственно Сейфа аль-Ислама Каддафи, - считает репортер France 24 Матье Мабен (Mathieu Mabin). - Он совсем не обязательно является таким же кровавым мясником, как и его отец». 

Подобная перспектива возможно подтолкнула Сейфа аль-Ислама к тому, чтобы сдаться властям 19 ноября на юге Ливии. Не исключено, что он подготовился к сдаче и даже вышел через посредников на связь с международным судом. В МУС частично подтверждают такое предположение. «Сейф аль-Ислам ожидает, что МУС будет гораздо мягче и прозрачнее ливийского правосудия», - анализирует ситуацию Матье Мабен.

«Его игра в прятки последние несколько месяцев говорит о том, что он пытался сдаться иностранным - французским, британскими или американским силам», - продолжает журналист. «Он боялся повторить судьбу отца», чья гибель 20 октября этого года вызвала множество самых противоречивых откликов и стала предметом специального расследования МУС.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.