Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Один только большой бизнес Германии испытывает страх перед "экономическим отделением" от Китая

Der Spiegel: немецкие концерны не спешат "разводиться" с Китаем

© РИА Новости Евгений Одиноков / Перейти в фотобанкДилерские центры Mercedes-Benz, Nissan и Kia в Москве
Дилерские центры Mercedes-Benz, Nissan и Kia в Москве - ИноСМИ, 1920, 01.03.2023
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ
Читать inosmi.ru в
Многие немецкие концерны оказались в китайской ловушке, пишет Der Spiegel. Есть риск возникновения большого экономического конфликта. Автор статьи настаивает на "разводе" Берлина с Пекином, рассуждая о "незначительных" последствиях, однако крупные компании не готовы разорвать связи со столь важным партнером.
Многие немецкие концерны продолжают вести активный бизнес в Китае. Но поддержка Владимира Путина Пекином может привести к раздору между Китайской Народной Республикой (КНР) и Западом. Возникает опасность большого экономического конфликта.
Слова могут быть оружием. Иногда они имеют вид кинжалов, лежащих в красивых футлярах. Острые лезвия в безобидных упаковках — это китайские инструменты обмана.
Читайте ИноСМИ в нашем канале в Telegram
То, что говорится, и то, что имеется в виду, — иногда совершенно разные вещи.

Бойтесь китайцев, дары приносящих

Например, документ под названием "Позиция Китая по политическому решению украинского кризиса", содержащий 12 пунктов и опубликованный пекинским министерством иностранных дел в день первой годовщины ввода российских войск на Украину, читается как прекрасная дипломатическая поэма "за все хорошее". Но этот документ — не план мирного урегулирования, как о нем говорили накануне публикации, а средство введения в заблуждение. Он стоит в одном ряду с декларациями, с помощью которых китайско-российский альянс пытается запутать мировую общественность, пуская в ход очевидные искажения реальности.
Так, например, в пункте 1 китайского документа говорится: "Суверенитет, независимость и территориальная целостность всех стран должны неукоснительно соблюдаться", все равно идет ли речь о "больших или малых, сильных или слабых" странах. На первый взгляд тезис кажется выпадом в сторону Владимира Путина. Если воспринимать эти предложения дословно, то его можно истолковать как требование незамедлительно отвести российские войска из Украины и впредь уважать международно признанные государственные границы.
Однако вот что нужно помнить: это мирный план пишет правительство, которое само угрожает маленькой демократической стране по имени Тайвань. Так что понятие "страна" в процитированной фразе можно интерпретировать по-разному. Если какому-либо государству отказывают в праве на полную независимость и самоопределение, как это делает Китай с Тайванем и Россия с Украиной, то тогда можно не заботиться о "территориальной целостности" "непризнанной" Пекином и Москвой страны. Слова в этой формуле — оружие, за красивыми словами — угроза.
Но нельзя забывать и другое: Китай — самый большой торговый партнер Германии. Товарообмен между Китаем и Германией оценивается в 2022 году в 300 миллиардов евро, сообщило недавно Федеральное статистическое ведомство ФРГ. Для таких немецких концернов, как Volkswagen и Mercedes-Benz, Китай давно стал самым важным рынком. Многие немецкие концерны оказались в китайской ловушке. И Пекин это знает. (Следите за Всекитайским собранием народных представителей в воскресенье.).
Председатель КНР Си Цзиньпин и канцлер Германии Олаф Шольц во время встречи в Пекине. 4 ноября 2022 года
Треугольник Германия – Китай – Россия на УкраинеБерлин бросает вызов Вашингтону, поддерживая конструктивное взаимодействие с Пекином и видя в нём уникального миротворца на Украине, считает автор Asia Times. Германия не может позволить США уничтожить ее партнерство с Китаем — иначе она превратится в их вассала.
Китай любит изображать из себя гаранта свободной торговли. Поэтому в пункте 10 пекинского документа резко критикуются западные санкции против России. Китай утверждает, что он "против односторонних санкций, не одобренных Советом безопасности ООН". Даже если отвлечься от того, что Пекин и Москва обладают правом вето в Совете безопасности и могут блокировать любое его решение, в этом требовании игнорируется факт, что и сам Китай в последние годы ввел санкции против целого ряда стран. Речь о Литве, Австралии, Японии и Канаде, которые критиковали Китай за нарушение им прав своих граждан (мусульман-уйгуров) или поддерживали независимость Тайваня. То, что Пекин вознамерился играть "конструктивную роль" в урегулировании на Украине, звучит на этом фоне довольно странно.

"Тысяча лет демократии"?

Незадолго до того, как был опубликован этот мнимый план мирного урегулирования, начальник Канцелярии Комиссии ЦК КПК по иностранным делам Ван И побывал в Москве. После беседы с военачальником Путиным МИД Китая заявил о нерушимом партнерстве двух стран. Помимо прочего, в заявлении было высказано желание "демократизировать международные отношения", что на самом деле означает "ограничить влияние Запада". Кроме того, было выражено намерение "усиливать стратегическую координацию, расширять практическое сотрудничество и защищать легитимные интересы обеих стран". Спустя пару дней наш же журнал Der Spiegel сообщил, что Китай, возможно, готов поставлять России дроны-камикадзе для ударов по Украине. Вот оно — острое лезвие в безобидной упаковке!
Китай и Россия пытаются использовать слова из лексикона либерального Запада — для борьбы с самим Западом. Тем временем бизнес между Китаем и Западом продолжает процветать. Кто-то скажет: а почему бы и нет, если это выгодно и дела идут хорошо.
Но не забывайте: в феврале 2022 года, непосредственно перед "специальной военной операцией", Путин обеспечил себе прикрытие со стороны китайского лидера Си Цзиньпина. В их "совместном заявлении" полным-полно понятий, значение которых искажено до неузнаваемости. Так, например, Си и Путин выступают за "мир, прогресс, равенство, право, демократию и свободу", а также за "основанный на международном праве мировой порядок". Звучит разумно, во всяком случае, на первый взгляд. Однако чуть ниже в Заявлении оба правителя уже не так часто прибегают к средствам языкового камуфляжа. Они осмеливаются утверждать, например, что и их страны — демократии, как и наши западные страны, причем в Китае и России правление народа якобы "базируется на давних традициях". У них якобы есть "тысячелетний опыт" в распознавании и удовлетворении "потребностей и интересов граждан".
После таких пассажей хочется перевести дух и встряхнуть головой. Ведь они исходят от режимов, которые не порвали полностью с такими фигурами, как Иван Грозный, Мао Цзэдун и Иосиф Сталин. То есть с правителями, которые в прошлые века использовали насилие и которые считали голод и войну легитимными средствами удержания власти и применяли их в том числе и против собственных народов.

"На всех парах в ложном направлении"

Тем временем в Германии слова "не надо демонизировать Китай" стали своего рода рефреном при оправдании тесных экономических связей между нашими странами — авторитарной диктатурой и либеральной демократией. Все по знаменитому девизу: только бизнес, ничего личного. Олаф Шольц съездил в Пекин вскоре после того, как Си вновь был избран правителем Китая на многие годы. Такие концерны, как BASF, продолжают неустанно расширять свой бизнес в Китае. Их прямые инвестиции в Китае росли в прошлом году рекордными темпами. Увеличиваются и объемы торговли. "Взаимное проникновение" китайской и европейской экономик, делающее, как известно, войну невозможной, становится все глубже.
Но нас предупреждают: немецкий бизнес таким образом "несется на всех парах в ложном направлении". Именно такими словами критикуют эти процессы эксперты Института немецкой экономики.
В одном из своих докладов берлинский Институт исследования Китая Merics приходит к отрезвляющему выводу: Китай для Запада из "экономического шанса" все быстрее превращается в "фактор риска". Там же говорится: в то время как пекинские эмиссары любят говорить о мультилатерализме и свободной торговле, Китай активно защищает свою экономику и ставит ее на службу не глобальному бизнесу, а собственному государству. Это значит, что глобализация фундаментальным образом изменяет свой характер. Но в бизнес-моделях многих немецких концернов это пока не учитывается.
Уйгурская девушка возле полицейского оцепления в Урумчи, провинция Синьцзян, Китай - ИноСМИ, 1920, 07.04.2021
The Paper (Китай): ЕС вводит необоснованные санкции, и Народное правительство Синьцзян-Уйгурского автономного района выступает с решительным осуждениемЕвропа предъявила Китаю целый ряд обвинений. Геноцид, нарушение прав человека, принудительный труд в Синьцзяне — лишь немногое из этого списка. Китай неоднократно предлагал западным делегациям приехать в Синьцзян, но всегда находились причины для отказа. Вдобавок европейцы, кажется, забыли о собственном «кровавом долге» перед Африкой и Азией.
Поэтому и Федеральный союз немецкой промышленности предостерегает от растущей зависимости от Китая. Консультанты в области стратегии предлагают свои услуги концернам и призывают их как можно быстрее настраиваться на "экономическое отделение" Запада от Китая, на размыкание возникшей было "экономической смычки". Это предполагает уход западного бизнеса из Китая, диверсификацию производства, материального снабжения и сбыта продуктов или же создание в Китае автономно работающих дочерних фирм. Немецкие концерны должны срочно так перестроить свой бизнес в Китае, чтобы "даже полный разрыв связей и коллапс не поставил предприятие на грань гибели", считает эксперт Института немецкой экономики Юрген Маттес (Jürgen Matthes).

После "российского потопа" – угроза "китайского шока"?

В то время как средние компании уходят из Китая, потому что тамошняя ситуация кажется им слишком опасной, крупные западные концерны продолжают проводить другую политику. Глава концерна Mercedes-Benz Ола Келлениус (Ola Källenius) заявил недавно: "Уходить из Китая только из-за того, что там что-то может произойти, было бы шагом в неверном направлении". Мартин Брудермюллер (Martin Brudermüller), председатель Совета директоров компании BASF, уверяет, что Германии следует отказаться от "бичевания Китая". А Оливер Бэте (Oliver Bäte), шеф страховой компании Allianz, говорит: "Нам не нужно даже делать вид, будто мы хотим распроститься с такими странами-партнерами, как Китай".
Но уже сейчас ясно: если китайская ловушка захлопнется, то мало никому не покажется. После краха бизнеса с Россией и энергетического коллапса нам грозит следующий удар. И вновь это будет шок, о котором многие предупреждали, но мало кто этим предупреждениям до самого шока верил.

Общеэкономические последствия "смычки наоборот" с Китаем для ФРГ приемлемы

Боюсь, что мы движемся к крупному внутригерманскому и внутриевропейскому конфликту — между большим и прочим бизнесом. Один захочет проститься с Китаем, а другой — нет. Дело в том, что общеэкономические потери от полного отделения экономики Запада от китайской оцениваются специалистами как вполне приемлемые. По расчетам Института экономических исследований (Ifo-Institute, Мюнхен), ВВП Германии сократится лишь на 0,76%. Получается, что только ради этого мы поддерживаем статус-кво в отношениях с Китаем. Если "развод" все же произойдет, сильнее всего пострадает автомобильная промышленность.
Отдельные концерны в случае обострения военной ситуации могут потерять большие части своего зарубежного бизнеса и, возможно, окажутся на грани банкротства. Мы должны к такому приготовиться. И если пойдут жалобы — разоблачать их как инструменты для введения в заблуждение.