Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Украина: все хуже и хуже?

© Image by Mediamodifier from Pixabay / Перейти в фотобанкФлаг США
Флаг США
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ
Читать inosmi.ru в
Америка не излечит своих разногласий, ввязавшись в украинский конфликт, пишет TAC. По мнению автора статьи, влияние этого кризиса на американскую политику – глубокое и пагубное – уже ощущается.
"В наших силах начать мир заново". В этой смелой максиме Томаса Пейна за 1776 год отражено непреходящее национальное самовосприятие Америки и возложенная на нее ответственность перед историей.
Продолжающийся русско-украинский конфликт – самый подходящий момент, чтобы поразмыслить над словами Пейна. Справедливы ли они и поныне? Поскольку уже сам 1776 год стал предметом споров, можно ли утверждать, что начинать мир заново – по-прежнему часть нашего национального репертуара?
Американский опыт пестрит свежими начинаниями. С одной стороны, многочисленные "Великие пробуждения"– как религиозные, так и светские – чтобы очистить нацию от несправедливости, неравенства и разного рода скверны. С другой стороны, бесчисленные вооруженные конфликты – как правило, они подаются как крестовые походы во имя свободы, даже если зиждутся на имперских замашках, явных или потаенных. Соедините эти различные новые начинания воедино, и получится триумфальная легенда, которой американцы хранили верность вплоть до недавнего времени.
Однако события после окончания холодной войны заставили усомниться в том, что эта легенда жива и поныне. Падение Берлинской стены в 1989 году посеяло надежду, что США будут претендовать на политическое, экономическое, технологическое, военное и, прежде всего, идеологическое превосходство. Однако попытки продлить срок службы "Американского века" (Этот термин впервые употребил издатель Time Генри Люс в редакционной статье в 1941 году, в которой призвал Америку отказаться от изоляционизма в пользу миссионерской роли, выступить в роли "доброго самаритянина" и распространять демократию по всему миру, – Прим. ИноСМИ.) привели к ряду ошибок и разочарований, от которых призадумался бы сам Том Пейн.
За рубежом серия опрометчивых военных вмешательств, чтобы утвердить по всему миру Pax Americana, дорого обошлась Америке и мало что дала взамен. Дома культурная война по вопросам расы, пола и сексуальности разожгла свирепую рознь. Оказалось, что у глобальной войны с терроризмом есть внутренний аналог – гражданская война в судах, государственных учреждениях, школах, на улицах и в интернете. Наше современное "Великое пробуждение" – это не только политкорректность, но и противодействие, которое она порождает.
Если 1989 казался годом чудес, то 2020, несомненно, можно назвать тяжелой годиной. На наш народ обрушилась пандемия, которой суждено было унести миллион жизней. Ее побочные эффекты – повсеместные экономические невзгоды и сопротивление защитным мерам правительства. Границы, иммиграция, преступность, полиция, огнестрельное оружие, школьные программы и усугубляющийся климатический кризис – по всем этим вопросам кипят ожесточенные споры, и никакого компромисса не видно.
Сказать, что политическая элита страны в лице руководства Республиканской и Демократической партий так и не смогла решить этих проблем – не сказать вообще ничего. Между тем большинство простых граждан как ни в чем не бывало гоняется за образом жизни, где во главе угла стоят мобильность, свобода выбора и неограниченное потребление, а на десерт полагаются знаменитости.
Среди любопытных моментов пандемии следует отметить явное стремление американцев сделать вид, что ее никогда и не было. Порознь и все вместе мы жаждем вернуться к привычной жизни, которой, возможно, не было вовсе.
В разгар всего этого в ноябре 2020 года прошли президентские выборы, от которых все затаили дыхание. Действующий президент, которого одни боготворили, а другие презирали, превзошел свой результат на 12 миллионов голосов – поразительное достижение – но всё равно отправился в отставку. Разразилось неуклюже организованное восстание. Конституционный порядок выстоял, но трудно измерить нанесенный ему ущерб.
Джо Байден честно победил на выборах – в этом я не сомневаюсь. Однако преемник Дональда Трампа оказался занудой, неумехой и банальным местоблюстителем, который к тому же выдает один ляп за другим. Если на повестке дня – начать мир заново, то Байден для этой задачи явно не подходит.Между тем его политические противники не скрывают надежд вернуть в президентское кресло Трампа – а это полная противоположность новому началу.
В этот напряженный и тревожный миг Владимир Путин приказал российской армии начать спецоперацию на Украине. Последствия этого продолжающегося конфликта – несомненно, и нашего тоже, учитывая, сколько российских солдат убито американским оружием, – еще не проявились сполна. Однако его влияние на американскую политику – глубокое и пагубное – уже ощущается.
Для элиты конфликт на Украине – это возможность избавиться от разочарований эпохи после холодной войны и вернуться к обнадеживающим клише, этакой нарезке лучших моментов "Американского века".
Недавнее эссе обозревателя The New York Times Пола Кругмана (Paul Krugman) показывает, как это делается. Кругман выкладывает всё, что вам надо знать, уже в заголовке: "Америка – снова арсенал демократии". Послушать известного экономиста и лауреата Нобелевской премии, то на дворе снова 1941 год, только Адольфа Гитлера заменяет Владимир Путин, а героические роли Уинстона Черчилля и Франклина Рузвельта соответственно исполняют Владимир Зеленский и Джо Байден.
Заслуги Кругмана как стратегического аналитика весьма скудны. Однако материальная поддержка Украине со стороны США и других западных союзников убеждает его в том, что прямая военная победа над Россией не за горами. Такой исход, полагает он, будет иметь всемирные последствия. Этот "повсеместный триумф сил свободы" послужит наглядным уроком "потенциальным агрессорам и военным преступникам", не говоря уже о "западных врагах демократии", которые до недавнего времени "состояли в фан-клубе Путина".
При этом сам Кругман запросто расписывается в том, что он – великий поклонник Байдена. Если его предшественники "произносили воодушевляющие речи о свободе", пишет он, то Джо Байден "сделал для защиты свободы едва ли не больше всех со времен Гарри Трумэна". Едва ли с такой оценкой согласятся афганцы.
Более того, оценивать достижения президентов по тому, сколь охотно они пускают военные средства на "защиту свободы", ошибочно и опасно. В конце концов, рассматривая события в определенном свете, можно сказать, что и война во Вьетнаме была войной за свободу. Об этом нам сообщил Линдон Джонсон, – и на каком-то уровне он наверняка сам в это верил. Что же до Ирака, то кто усомнится в том, что Джордж Буш-младший в 2003 году искренне верил – более того, был горячо убежден, – что развязывает войну во имя демократии и свободы?
Как это было с Вьетнамом и Ираком, мы подаем конфликт на Украине как войну за свободу и вырываем его из исторического контекста. Тем самым мы делаем его привлекательнее для граждан, чье представление об истории после окончания холодной войны, о расширении НАТО и ее роли для вмешательства за рубежом, весьма приблизительное. Весь смысл возрождения старых историй о том, как Рузвельт и Черчилль спасли мир (при этом тщательно вымарывая из портрета образ Иосифа Сталина, чей тоталитарный Советский Союз США поддерживали), состоит в том, чтобы как можно больше упростить прошлое и ввести общественность в заблуждение.
Российская операция на Украине преступна. Помощь Украине в попытках защититься полностью оправдана. Но когда этот конфликт закончится, он оставит после себя еще больше нерешенных проблем. Для начала Украина и Россия останутся соседями, и статус изгоя так или иначе придется ослаблять.
Кроме того, независимо от исхода, конфликт никак не коснется идеологических, культурных и экономических проблем, от которых страдают США. Сбивая с толку Джо Байдена и раскалывая политический истеблишмент, эти проблемы сохранятся – кто бы на Украине ни выиграл.
Несмотря на все сентиментальные отсылки к "свободе" от Пола Кругмана и иже с ним, жестокий и несправедливый конфликт на Украине не позволит Америке начать мир заново. Убеждать себя в обратном – значит тешиться иллюзиями.
Более того, начать заново саму Америку тоже будет непросто, – это наверняка понял бы и сам Том Пейн. Но начать стоит с того, чтобы предотвратить войну.
Автор: Эндрю Басевич (Andrew Bacevich)
Эндрю Басевич – президент Института ответственного государственного управления имени Квинси. Его последняя книга называется "После апокалипсиса: роль Америки в изменившемся мире".