Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Истерия, которая погубит Европу

© AP Photo / Petr David JosekРабота онлайн-магазина в Праге, Чехия
Работа онлайн-магазина в Праге, Чехия - ИноСМИ, 1920, 23.04.2022
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ
Читать inosmi.ru в
По России нанесён беспрецедентный экономический удар. Его цель ― изолировать одну из крупнейших мировых экономик. При этом бесспорно, что этот удар Запад наносит себе же в ущерб. В Германии призывают людей есть меньше мяса, ради экономии энергии не мыться по три недели и даже голодать.
Гонения на Россию
Кипрские власти заявили, что начнут процедуру лишения кипрского гражданства в отношении четырех неназванных россиян (сейчас киприотов). Это один из последних примеров в бесконечном списке бесноватых, истеричных и откровенных гонений на все русское. То, что сначала казалось перегибами, например запрет российским кошкам участвовать в международных выставках, превратилось в открытый террор и "войну за линией фронта" со всем, что "русским духом пахнет". Установка одна: "Россия должна умереть" (Rusien muss sterbien).
Санкции, введенные после начала специальной военной операции вооруженных сил России на Украине, растут как снежный ком и захватывают самые разные сферы, включая индустриальную, продовольственную, финансовую, а также телекоммуникационную, транспортную и технологическую. Если попробовать, оперируя цифрами, обрисовать борьбу глобального Запада с Россией, то получится вот что. Сейчас против Российской Федерации, российских компаний и российских граждан введено более пяти тысяч различных вариантов санкций, чего не бывало ни с одним государством мира. Возможно, еще более невероятно прозвучат данные о том, что в санкциях лидирует Швейцария, традиционный оплот нейтральности, неприсоединения и пацифизма. Сразу за Швейцарией следуют Европейский Союз, Австралия, США, Великобритания и Япония. Этот список не случаен: все это члены самопровозглашенного "международного сообщества", то есть структуры глобального Запада, которая более 30 лет диктует мировые правила, определяет, кто цивилизован, а кто нет, кто демократичен, а кто авторитарен. Если обратиться снова к цифрам, то выходит, что речь идет о меньшинстве членов Организации Объединенных Наций. Однако это меньшинство, благодаря историческому стечению обстоятельств, удерживает в своих руках инструменты для ведения масштабной экономической войны (или по крайней мере удерживало до настоящего момента).
После 24 февраля, как по команде, посыпались санкции, направленные на подавление и дробление российской экономики. Так, российский рынок уже покинули British Petroleum, Volvo, BMW, Nokia, Apple, Coca-Cola, Netflix, Heineken, Nestle и многие другие. Как пишет американское издание Fortune, 150 компаний полностью прекратили свою деятельность в России, 178 компаний временно ограничили свой бизнес там, оставив себе возможность вернуться на российский рынок, а 74 компании остались в России, однако отложили реализацию запланированных проектов.
Эффект бумеранга
Нанесен беспрецедентный экономический удар, цель которого ― изолировать одну из крупнейших мировых экономик. При этом бесспорно, что этот удар Запад наносит себе же в ущерб. Российский рынок покинули крупные мировые финансовые и промышленные игроки, но желаемого эффекта, то есть коллапса российской экономики, так и не было достигнуто. Напротив, все очевиднее, что экономический шквал сменил направление. Всю пагубность и безумие экономических санкций красноречиво описал бывший итальянский министр промышленности и торговли Паоло Савона, сказав: "Я думал, что санкции введены против России, пока не заехал на бензоколонку". А что он увидел на бензоколонке, подсказывает тот факт, что с начала попытки сломать российскую экономику ЕС заплатил за российский газ, нефть и уголь более 35 000 000 000 евро (так в оригинале текста - прим.ред.). И эта цифра растет каждую секунду на десятки тысяч евро.
Специальная сессия ООН
Почему мир не объединился против России Вашингтон и европейские столицы восторженно заявляли, что мир сплотился против России. Но в действительности большая часть стран мира держится в стороне от этого спора, пишет The Foreign Policy. Они увидели в нём отголоски соперничества между Востоком и Западом.
Этот эффект бумеранга вызывает у европейских лидеров разную реакцию, от панической до комической. Так, на волне истерии и в условиях, все более напоминающие безвыходные из-за прекращения жизненно важных поставок из России, немецкий министр Джем Оздемир заговорил о проблемах с продовольствием и предложил немцам есть меньше мяса. Он призвал их "воздержаться от неумеренности в еде, чтобы помочь в борьбе с Россией", которая, по его словам, якобы использует запасы продовольствия как оружие. Этим странным призывом дело не ограничилось, и немецкое издание Bild опубликовало комментарий известного доктора Адлера. Он призвал своих соотечественников ради экономии энергии не мыться по три недели. Врач дал медицинское объяснение, заявив, что подобная "гигиена" намного полезнее той, к которой немцы привыкли прежде. Общую атмосферу и текущее состояние общества в Европе сейчас, пожалуй, лучше всего характеризует стикер из голландского супермаркета, на котором над астрономической ценой хлеба написано мотивирующее послание: "Дорого?! Молчи и не жалуйся. Слава Украине!" То есть взят своего рода геополитический курс на голодовку, который снова, бог знает в какой раз в истории, помогает авторам этой идеи за океаном, а Европу ставит на грань катастрофы. Но Европа к такому уже привыкла.
Цивилизационная изоляция
Если поискать хоть каплю рационализма в экономических мерах Европейского Союза, вследствие которых литр масла на полках европейских супермаркетов стоит более шести евро, то, вероятно, можно выявить некоторую логику. Более того, можно даже распознать долгоиграющую кампанию, в финале которой, как надеется ЕС, большой сосед с востока отдаст концы первым.
С другой стороны, если попытаться найти каплю рациональности в европейских поступках, которые подразумевают откровенную конфронтацию с неэкономическими вещами, то есть русской культуре и русской этнической принадлежности, мы ударимся о стену полной иррациональности и откровенной ненависти. В первые же дни спецоперации пришла новость о том, что загребская филармония "из-за сложившейся ситуации на Украине, которая влияет на весь мир и вызывает большую тревогу, меняет программу концертов": из репертуара исключили Чайковского. Эстафету принял миланский университет Бикокка, сообщив писателю Паоло Нори, что его лекцию о "Преступлении и наказании", классике мировой литературы, отменили, "чтобы избежать недопонимания в момент роста напряженности". И все это не отдельные перегибы, что стало понятно, когда лондонская Национальная галерея переименовала картину Эдгара Дега из "Русских танцовщиц" в "Украинских танцовщиц". Объяснение звучало так: "Учитывая вторжение России на Украину, галерея сочла, что подошел момент изменить название картины, чтобы оно лучше отражало ее тему". Глобальный Запад пошел и на другие истеричные и русофобские меры в более современном духе. Например, в магазинах Chanel российским покупателям предложили анкету, в которой они должны были подтвердить, что не будут носить продукцию, купленную в сети этих магазинов, в России. Другой пример: российским пользователям Microsoft запретили использовать шрифты Arial, Calibri и так далее.
Что парадоксально, цивилизация, в основе которой лежало схоластическое понимание веры, то есть рационализация иррационального, предпринимает шаги, которые не имеют под собой ничего рационального. Достаточно было России после восьми лет ожидания и нескольких безуспешных попыток найти удовлетворительное решение украинского кризиса встать на военный путь для защиты своих жизненных интересов, и из вод европейской цивилизованности, культуры и умеренности всплыла вся накопленная русофобия и ненависть ― извечные катализаторы всякого "натиска на восток". На понятие "русский" обрушились со всей энергией, аккумулированной "политической корректностью", "запретом на дискриминацию" и "мультикультурализмом". Во всем, что русское, увидели зверя и объявили на него охоту.
Премьер-министр Индии Нарендра Моди во время встречи лидеров БРИКС на полях саммита Группы двадцати в Буэнос-Айресе - ИноСМИ, 1920, 23.04.2022
Почему Индии сходит с рук то, что она поддерживает Россию?Геополитическое балансирование в отношении украинского конфликта отвечает интересам Индии. Индия может позволить себе такую неоднозначность. Ее растущая экономическая и военная мощь заставляет Запад и Россию заискивать перед ней, считает автор The Spectator.
Онтологическое непонимание и "падение Запада"
В этой вероломной войне без боеприпасов, но с атакой на идентичность, культуру, традиции, ценности и, наконец, душу, нарушаются все прежде существовавшие правила, на которых зиждилась европейская цивилизация, включая право на частную собственность, права на свободу национальной принадлежности, свободу слова, мысли…
Царящие истерию и безумие воплощает конфискация частной собственности российских граждан на фоне заявления американского советника по национальной безопасности Джейка Салливана о том, что "американские власти не вернут отобранное имущество, а применят его для лучших целей". Другой пример ― разрешение компании "Мета" (признана в России экстремистской и запрещена ― прим. ред.), собственника "Фейсбука"*, "Инстаграмма"* и "Вотсапа", безнаказанно призывать к убийству русских. Подобные вещи разрушают весь западный мир как "царство свободы" или по крайней мере разрушают его кулисы. Западная агрессия и неукротимое стремление насаждать свой образ жизни, запакованные в яркую ложь о демократии, правах человека и радужных цветах, десятилетиями превращали мир в розовый пузырь жевательной резинки. Сейчас этот пузырь лопается, поскольку за все это время некоторые народы на востоке так и не привыкли к этой "кокакольной" мечте.
Директор Института исследований в области безопасности Европейского Союза Флоренс Гоб заявила, что "хотя русские выглядят, как европейцы, они ими не являются". Также прозвучали заявления о том, что у "русских нет концепции либеральной, постмодернистской жизни", а кроме того, "русские иначе воспринимают смерть". Подобные умозаключения выдают онтологическое непонимание русской цивилизации и русского духа. В них сквозит надменность и заносчивость, которые веками питали русофобию и ненависть к "безрассудному, необъяснимому и иррациональному соседу". Поэтому Запад боится "Преступления и наказания", боится Раскольникова, но не потому что боится убийства, а потому что считает, что совесть как иррациональную категорию нужно устранить и излечить антидепрессантами и опиумом. Вот оно лицо Фауста, которого Шпенглер выбрал главным символом западноевропейской культуры и который, конечно, сам является отражением западной души: "На своем пути Фауст идет от религиозной культуры к нерелигиозной цивилизации. И в нерелигиозной цивилизации тратится созидательная энергия Фауста, гибнут его бесконечные стремления".
Для Европы этот большой и страшный сосед ― вечная угроза не потому, что он опасен, а потому что его невозможно понять. Европа не может вписать его в свои шаблоны, свои алгоритмы, свои формулы и расчеты. Европа боится России, поскольку "умом Россию не понять, аршином общим не измерить". Поэтому мы и видим истерию и паническую борьбу со всем русским. Однако история несколько раз учила нас и показывала, что будет, если на волне такой истерии двинуться на Москву: путешествие заканчивалось в нескольких сотнях километров от нее.
*признаны экстремистскими организациями, запрещенными на территории России