Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Al-Quds (Великобритания): поддержат ли русские предложение об автономии Западной Сахары?

Пальма в пустыне - ИноСМИ, 1920, 07.04.2022
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ
Читать inosmi.ru в
Проблема статуса Западной Сахары является непосредственной причиной напряженности между двумя крупнейшими странами Магриба - Марокко и Алжиром, пишет Al-Quds. Будет ли наконец-то решен этот вопрос на новом заседании СБ ООН, и какую позицию займет Москва? По мнению автора статьи, все зависит от результатов российской военной операции на Украине.
نزار بولحية / Низар Булайя
Одному Богу известно, что ждет марокканцев и алжирцев в ближайшее время. Чрезмерное или слишком сильное сближение с Россией может представлять для них своего рода риск, а полное отдаление от нее, как это сделали некоторые страны Запада, может показаться непосильной или даже невыполнимой задачей. Одно из препятствий, с которым марокканцы и алжирцы сталкиваются во время противостояния Запада и России, связано с проблемой, десятилетиями осложнявшей их отношения, а именно – проблема статуса Западной Сахары.
В свете последних событий возникает вполне закономерный вопрос: стоит ли чего-то ожидать на новом заседании Совета Безопасности ООН по Западной Сахаре, которое должно состояться в двадцатых числах апреля? Или оно будет, как и прошлые заседания, формальным и рутинным. Спецпредставитель генсека ООН по Западной Сахаре просто зачитает отчет о своей деятельности, а глава Миссии ООН расскажет о ситуации на местах, но никакого решительного и окончательного решения по этому вопросу принято не будет.
В нынешних обстоятельствах складывается впечатление, что почва в значительной степени подготовлена для того, чтобы изменения, произошедшие в дипломатических позициях некоторых стран, и последствия российской военной операции на Украине, постепенно привели к выходу из безвыходного положения, в котором оказался Совет Безопасности ООН в этом вопросе.
Есть две вещи, произошедшие в ходе недавних визитов госсекретаря США Энтони Блинкена в Рабат и Алжир, подтверждающие, что "западносахарское досье" зависит от итогов российской военной операции. Во-первых, американский чиновник выразил поддержку марокканской инициативе по Западной Сахаре, заявив, что США рассматривают ее "как заслуживающий доверия, серьезный и реалистичный план". Его заявление говорит о том, что американцы теперь поддерживают марокканскую точку зрения на западносахарский конфликт.
Уже на следующий день, во время визита в Алжир, госсекретарь США предпочел избежать повторного обсуждения этого вопроса, заявив лишь, что американские власти поддерживают усилия специального посланника генсека ООН по Западной Сахаре. С другой стороны, он счел уместным заявить своим алжирским партнерам, что конфликт на Украине должен заставить все страны пересмотреть отношения с Россией и выразить поддержку территориальной целостности других государств. Он якобы знает, как алжирцы сильно переживают по этому поводу, но бывают моменты, по его словам, когда все предельно ясно. Важно стоять на стороне жертвы и поддерживать принципы, которые были нарушены.
Блинкен, разумеется, знал, как его заявление воспримет такая страна, как Алжир, имеющая давние и тесные связи с Москвой. Однако вопрос здесь в том, есть ли связь между поддержкой марокканской инициативы по Западной Сахаре и призывом к Алжиру выступить против России и ее военной операции на Украине? Нашли ли американцы возможность перетасовать карты, перераспределить региональные балансы и союзы и избавиться от сильного и несколько надоедливого конкурента в Северной Африке?
Россия сейчас сосредоточена на проведении военной операции на Украине, но было бы глупо думать, что это может ограничить ее интересы в других регионах. Даже если бы русские находились в затруднительном положении или сильно пострадали от наложенных на них западных санкций, они бы не ослабили свое влияние в различных глобальных вопросах. Никто не отнимет у них постоянное членство в Совете Безопасности ООН и не ограничит их статус ядерной и военной сверхдержавы, но каким образом они смогут заниматься решением международных вопросов на следующем этапе?
Алжирские военные на газовом заводе в Айн-Аменасе - ИноСМИ, 1920, 30.03.2022
Raseef 22 (Ливан): потеряет ли Алжир Западную Сахару из-за поддержки России?Западные страны, занимающиеся поиском альтернативы российскому газу, вспомнили про Алжир, который географически близок к Европе и экспортирует 45 миллиардов кубометров газа в год, пишет Raseef 22. Однако Алжир отклонил просьбу США увеличить поставки топлива в Европу, несмотря на все материальные выгоды, которые он может получить. И сделал он это по двум причинам.
Главное, что волнует североафриканские страны, – "западносахарский вопрос", явившийся непосредственной причиной сохранения состояния напряженности между двумя крупнейшими странами Магриба, то есть Марокко и Алжиром. Российская позиция по данному конкретному вопросу всегда отличалась некоторой неясностью и нерешительностью. Москва, особенно в последние годы, посылает марокканской и алжирской сторонам противоречивые сигналы, целью которых порой было лишь насолить Вашингтону и продемонстрировать, что она не позволит ему единолично решать судьбы других государств. Она неоднократно выступала против или воздерживалась при голосовании по подготовленным США проектам резолюции Совета Безопасности ООН по Западной Сахаре, считая их "несбалансированными и предвзятыми", но не проявляла, в свою очередь, какой-либо явной инициативы по разрешению конфликта.
Пока неизвестно, был ли относительный нейтралитет России по Западной Сахаре результатом интенсивных дипломатических усилий, предпринимаемых Марокко на протяжении последних лет, или желанием русских "не класть яйца в одну корзину", чтобы не потерять возможность быть потенциальным посредником в разрешении конфликта. Или это было результатом того и другого. Очевидно, что интересы России в регионе сыграли решающую роль в склонении чаши весов в пользу ее решения, но сохранит ли Москва нейтралитет в то время, когда Вашингтон, Париж, Мадрид, Берлин и другие западные столицы, так или иначе, перестали его придерживаться и теперь открыто заявляют о своей поддержке марокканской инициативы по Западной Сахаре?
3 марта 2022 года марокканцы удивили Россию, когда отказались присутствовать на голосовании по резолюции Генассамблеи ООН, осуждающей российскую военную операцию на Украине. Послание, которое они хотели отправить стране, являющейся членом Совета Безопасности ООН, было вполне ясным. Россия может расценивать это как дружественную или, по крайней мере, невраждебную позицию по отношению к ней. Тем не менее с Алжиром все будет не так просто. В конечном итоге ей придется выбрать сторону. Скорее всего, русские дождутся, пока сложится полная картина. Тогда они определят направление своей политики. Не похоже, что Марокко на данном этапе пытается добиться от Москвы позиции, аналогичной американской позиции по Западной Сахаре. Рабат уже заручился поддержкой Брюсселя и самое главное – это то, что русские не возражают против его плана, несмотря на конфронтацию с Западом. Но все по-прежнему тесно связано с судьбой российской военной операции на Украине и той международной картой, которая сформируется после ее окончания.