Прошел месяц после завершения переговоров, и в четверг 12 стран тихоокеанского региона во главе с США и Японией опубликовали текст соглашения, завалив деловые круги и критиков тысячами страниц с деталями.

Такой большой объем документа объясняется целым рядом веских обстоятельств. В Транстихоокеанское партнерство входят страны, на долю которых приходится 40% мировой экономики. В нем излагаются новые установки буквально обо всем — от свободного обмена данными до правил международной конкуренции государственных предприятий.

На изучение и осмысление деталей уйдут недели, а в Вашингтоне уже назревает большая политическая драка по вопросу ратификации. Но поверхностное первоначальное изучение текста соглашения позволяет выделить несколько моментов.

Путь к свободной торговле долог

Когда страны-участницы ТТП решили вступить в переговоры, они хотели ликвидировать все пошлины. ТТП отменит пошлины на тысячи товаров (по подсчетам администрации Обамы, там 18 000 позиций), но прежде чем некоторые из них исчезнут, пройдут десятилетия.

А раз речь зашла о сроках и пошлинах, то самым большим протекционистом из числа членов ТТП являются Соединенные Штаты, а больше всего выгадать от партнерства может американское автомобилестроение.

Сегодня пошлины на импортные японские машины составляют 2,5%. За 15 лет они сократятся до 2,25%, а еще через 10 лет уменьшатся до нуля. Между тем, 25% пошлины на японские грузовики после вступления соглашения в силу будут действовать еще 30 лет.

Можно также пожалеть канадских производителей молочного шоколада. Их экспортная продукция в США на протяжении следующих 30 лет будет облагаться пошлиной в размере 37,2 цента за килограмм плюс еще 4,3%.

Выгоды для сферы информационных технологий и «цифровой экономики»

Соглашением устанавливаются правила, в соответствии с которыми компании смогут свободно отправлять данные за границу. Оно также налагает запрет на требования стран-членов к компаниям о размещении «вычислительных средств», таких как серверы, в определенной стране. Кроме того, отменяются правила «локализации», вводимые некоторыми авторитарными государствами. Компании из сферы «облачных» технологий и других областей считают такую локализацию серьезным торговым барьером.

Однако там есть изъяны и лазейки. Правила о трансграничном обмене данными не распространяются на сферу финансовых услуг, а для Австралии было сделано исключение в области медицинской документации. Соглашение также создает серьезную лазейку в запрете на локализацию серверов, предоставляя государствам право вводить такие требования для «достижения легитимных целей государственной политики».

Но в ТТП изобилуют другие ссылки на цифровые реалии бизнеса. В главе о «доступе товаров на рынок» объявляются недопустимыми любые запреты на «криптографическую», или шифровальную продукцию. В главе об интеллектуальной собственности есть требование к членам ТТП о принятии законов, запрещающих киберкражи торговых секретов, в чем часто обвиняют китайских хакеров. Есть также требования, регулирующие защиту персональных данных. Государствам запрещается предъявлять разработчикам программ требования о предоставлении им программных кодов при ведении бизнеса в стране.

Иностранные инвесторы получат возможность преследовать судебным порядком правительства, однако ТТП затрудняет этот процесс

ТТП серьезно критикуют за то, что оно позволит иностранным компаниям оспаривать решения государств и правительств в малопрозрачных арбитражных комиссиях. Глава соглашения об инвестициях, в которой есть положение о механизме урегулирования споров между инвесторами и государствами, по сути дела, подрывает демократию, утверждают критики партнерства.

Это можно оспорить. Деловые круги настаивают на том, что положения о механизме урегулирования споров между инвесторами и государствами крайне важны для защиты иностранных инвесторов от мошеннических действий местных судов и правительств. По их словам, эти правила уже являются неотъемлемой составляющей тысяч двусторонних договоров об инвестициях. Скептики говорят, что мир ушел далеко вперед с тех пор как в 1960-е годы стали появляться первые договоры, включающие положения о таких механизмах.

Но нет никаких сомнений, что ТТП ужесточает правила. Данным соглашением устанавливаются нормы поведения для арбитражных судей и требование о том, что все процессы по делам об урегулировании споров между инвесторами и государствами проводятся публично. Там также есть положения, призванные ограничить возможности компаний нарушать государственные нормы и правила, скажем, по регулированию потребления табака.

В преамбуле к соглашению члены ТТП «признают свое неотъемлемое право регулировать и сохранять гибкость Сторон в установлении законодательных и регуляторных приоритетов, обеспечивать благосостояние общества и защищать легитимные цели общественного благополучия, такие как здоровье населения, безопасность, охрана окружающей среды, сбережение живых и неживых истощимых природных ресурсов, целостность и стабильность финансовой системы и общественной морали».

Новые правила для государственных предприятий с некоторыми интересными послаблениями

В соглашении о ТТП есть глава на 36 страниц, в которой излагаются правила игры для государственных предприятий в глобальной экономике. Как объясняется в американском резюме, цель здесь поставлена амбициозная.

«ТТП выходит за рамки предыдущих соглашений в устранении тех перекосов, которые государственные предприятия могут вызвать на рынке. Это первое соглашение о свободной торговле, в котором делается попытка всесторонне рассмотреть коммерческую деятельность государственных предприятий, конкурирующих с частными компаниями в сфере международной торговли и инвестиций. Большая часть ключевых моментов в главе о государственных предприятиях, отличается абсолютной новизной, и мы рассчитываем на то, что они положат начало серьезной работе по данному вопросу во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе».

Но некоторые государственные игроки получили послабления по ряду требований.

В приложениях к главе об инвестициях от исполнения некоторых условий освобождены государственные инвестиционные фонды, такие как сингапурские GIC и Temasek Holdings, и малайзийский Permodalan Nasional Berhad. В примечании малайзийский государственный инвестиционный фонд Khazanah на два года после вступления соглашения в силу освобождается от исполнения положений об урегулировании споров «в свете продолжающейся реформы законодательства о государственных предприятиях».

ТТП может оказаться недостаточно прогрессивным, чтобы завоевать сердца критиков

Пытаясь представить ТТП в качестве «самого прогрессивного» соглашения из числа когда-либо заключенных, американский президент Барак Обама неоднократно указывал на его разделы о труде и окружающей среде, подчеркивая те выполнимые обязательства, на которых настояла его администрация. Эти положения особенно важны для его Демократической партии, потому что большинство ее членов проголосовало против предоставления президенту полномочий по ускоренному согласованию торговых соглашений.

В главе ТТП о труде есть утвержденные ценой больших усилий требования для таких стран как Вьетнам, предусматривающие принятие закона о минимальной заработной плате и позволяющие работникам создавать собственные профсоюзы. Правда, главное в отношении Вьетнама изложено в его дополнительном соглашении с США.

В главе об окружающей среде есть положения о борьбе с чрезмерным выловом рыбы. Там также присутствует требование к странам-членам выполнять свои обязательства в рамках Конвенции по международной торговле видами дикой флоры и фауны, находящимися под угрозой исчезновения.

Но в главе об окружающей среде нет ни одного прямого упоминания о климатических изменениях. Вместо этого там звучат откровенно слабые заявления о том, что страны-участницы ТТП «признают необходимость коллективных действий для перехода к экономике с низким уровнем выбросов».

Некоторые природоохранные организации поддержали ТТП. Другие же выступили с язвительной критикой.

«Слов „климатические изменения“ даже нет в тексте соглашения. Это неопровержимая улика, говорящая о том, что это не торговый договор 21-го века, — сказал исполнительный директор природоохранного „Сьерра-клуба“ Майкл Брун (Michael Brune). — В главе соглашения об окружающей среде много беззубых положений, и там нет ни одной меры защиты, которые так нахваливали сторонники ТТП».