В минувшие выходные репортер Guardian Гленн Гринвальд (Glenn Greenwald) передал следующую партию секретных документов, касающихся деятельности Агентства национальной безопасности, новостной телепрограмме Fantastico, которая транслируется в Бразилии. Эти документы, в которых говорится об успешной шпионской операции, направленной против президентов Бразилии и Мексики, вызвали взрыв негодования в Бразилии, и теперь бразильский президент Дилма Руссефф (Dilma Rousseff) рассматривает возможность отмены своего визита в США, который был запланирован на октябрь. Белый дом намеревался устроить в честь Руссефф целый правительственный обед – она должна была стать единственным главой иностранного государства, удостоившимся такой чести в этом году.

Руссефф утверждает, что масштабы шпионской операции АНБ позволяют говорить о нарушении суверенитета Бразилии. Но почему она так возмущается? В каком-то смысле удивляться тому, что США шпионят, это как удивляться тому, что в Rick’s  играют в азартные игры. Если бы они этого не делали, мы бы стали искренне недоумевать, почему американское разведывательное сообщество не шпионит за правительствами других государств, особенно тех, которые имеют мощную организованную преступность и через которые проходят главные трансатлантические оптоволоконные кабели.

Более того, как пишет редактор Moscow Times Майкл Бом (Michael Bohm), шпионаж – это суверенное право любого государства. Называя возмущение россиян проявлением двойных стандартов – Россия сама проводит масштабные разведывательные операции – он пишет следующее:

Читайте также: Слежка и государство

«Слежка друг за другом настолько систематизирована и принята в качестве «суверенного права», что США официально представляют главу московской резидентуры ЦРУ российским чиновникам, когда он вступает в должность. Всем понятно, что глава ЦРУ в американском посольстве и консульствах имеет полный штат офицеров, чьи задачи очевидны. То же самое можно сказать о российских разведывательных операциях в Вашингтоне и других американских городах».

Набор для прокладывания тонких кабелей


На самом деле это можно сказать о большинстве посольств в большинстве государств. Если государство официально не объявит имена офицеров высшего звена своих разведывательных служб, это будет серьезным нарушением протокола, потому что шпионаж – это неотъемлемая часть международных отношений, и все об этом знают.

«В этих документах меня больше всего поразило то, насколько они были личными. В них были даже фотографии, – рассказал Гринвальд во время своего телефонного интервью MercoPress, имея в виду фотографии Руссефф и президента Мексики Энрике Пеньи Ньето (Enrique Peña Nieto). – Мне кажется, должна быть некая черта, пересечение которой должно вызывать возмущение».

Все так и случилось. Однако возмущение Бразилии – так же, как и возмущение России – это, бесспорно, лицемерие.

К примеру, бразильские спецслужбы проводят масштабную шпионскую операцию внутри страны – об этом Гринвальд, который  постоянно живет в Рио-де-Жанейро, решил не упоминать в своих гневных статьях об АНБ. В 2008 году бразильская разведывательная служба ABIN тайно записала на пленку разговор между председателем Верховного суда Гилмаром Мендесом (Gilmar Mendes) и сенатором Демостенесом Торресом (Demóstenes Torres). Тогдашний президент Лула да Силва (Lula da Silva) отстранил от работы главу спецслужб, однако никто так до сих пор и не знает, как долго и как часто прослушивались разговоры высокопоставленных чиновников.

Также по теме: Прослушка США или Германия как союзник третьего сорта

В отличие от бразильских спецслужб АНБ никогда не совершала никаких действий, которые можно было бы сравнить со слежкой за Верховным судом США. И хотя Гринвальд открыто выражает свое негодование в связи с программами перехвата электронных писем, которыми пользовалось АНБ, он далек от того, чтобы осуждать Бразилию за использование систем, подобных PRISM, позволяющих перехватывать электронную переписку с целью дальнейшего ее анализа.

С того времени, когда да Силва уволил главного шпиона страны, ничего не изменилось. Ранее в этом году ABIN обвинили в слежке за членами движения, выступающего против строительства ГЭС Belo Monto на севере Бразилии. И это был не единственный эпизод внутреннего шпионажа: в июне бразильские спецслужбы начали масштабную операцию, в рамках которой они вели наблюдение за пользователями социальных сетей. Это стало реакцией на массовые протесты, которые бразильская полиция жестоко подавила.

Президент Руссефф не любит, когда общественные беспорядки застают ее врасплох, поэтому она приказала вести наблюдение – и, тем не менее, ее, кажется, оскорбило то, что за ней самой следят США, которые тоже не любят сюрпризы.

Президент Бразилии Дилма Руссефф


Можно также вспомнить о том, что бразильское правительство часто весьма жестоко обходилось с журналистами, писавшими о коррупции и злоупотреблениях властью – в том числе в рядах офицеров полиции. По данным Комитета защиты журналистов, только в 2012 году в Бразилии было убито шесть репортеров.

Очень трудно воспринимать возмущение Бразилии всерьез, когда ее правительство относится к своим собственным гражданам с гораздо большей жестокостью – особенно если вам не повезло родиться в полуразвалившихся трущобах Рио.

Читайте также: Враги, союзники — шпионят все

В случае с  Мексикой мне кажется довольно странным, что все настолько возмущены попытками американцев узнать, чего можно ожидать от ее нового президента. Правительства США и Мексики совместно управляют гигантским шпионским комплексом в Мехико, который ведет наблюдение за членами наркокартеля и преступными группировками. Однако после того, как в декабре прошлого года мексиканцы выбрали Ньето, многие эксперты США начали опасаться, что этот центр закроют из-за разногласий относительно того, как нужно бороться с наркокартелями, даже несмотря на то, что Ньето уже создал новую разведывательную службу при поддержке США.

«Масштабы взаимодействия между спецслужбами двух стран огромны, – сказал мне один специалист в области организованной преступности и борьбы с наркотиками из Chatham House. Однако сейчас в отношениях между ними наметились перемены. – С 2007 года в Мехико было совершено около 70000 убийств, связанных с наркотиками, поэтому очевидно, что мексиканское правительство хочет изменить принципы своей работы».

Пока неясно, какими будут эти принципы. При Ньето число преступлений, связанных с наркотиками, остается таким же высоким, как и при Кальдероне – в среднем 52 убийства в день. И США стремятся укрепить свои связи с мексиканской разведкой, несмотря на увеличившееся число ограничений их деятельность их спецслужб.

Тем не менее, шпионаж США в Латинской Америке по каким-то непонятным причинам вызывает бурное возмущение. Разумеется, никто не любит, когда за ним шпионят. Однако на фоне всеобщего возмущения стоит задать себе следующий вопрос: разве это действительно настолько оскорбительно? Я почти уверен, что в  случае с Мексикой и Бразилией  это не так.