Еще до войны один из российских банков обслуживал зарплатный проект в Верховной раде. Это откровенно раздражало — все же финансовый контроль государственного органа. Но на запрос в НБУ наш Нацбанк дал шикарный ответ. Оказывается, что это был никакой не российский банк, не его филиал, а отдельное банковское учреждение на территории Украины. И вообще, исходя из ответа НБУ, — ни один филиал российского банка на Украине не работает.


Это было до войны. Сегодня — можно не сомневаться, что всякие там Сбербанки, Альфа-банки, Провидни, МТС и т. д. формально сменили владельца и стали представителями «европейского капитала». К чему это все. К тому, что юридически сложно доказать то, что эти компании российские. Как и то, что Янукович непосредственно отдавал приказ о расстреле Майдана. Сложно, особенно когда у власти нет желания это доказывать.


Давайте называть вещи своими именами. У нас до этого времени нет формализованного врага. То, что Россия — агрессор, однозначно понятно населению, так же — кто является собственником Сбербанка, а вот юридически — что-то не очень. И с этой точки зрения — исходя из конфликта логики и формализма, то, что сделал «Азов» со Сбербанком — оправдано. Если государство не дает сигналов, их будут давать граждане.


Но, кроме конфликта логики и формализма существует еще один вопрос. Как это будет воспринято нашими союзниками в Европе? Особенно, когда у них вопрос продления санкций в отношении России все больше и больше становится дискуссионным. А здесь — в стране, ради которой они себя ограничивают, среди белого дня замуровывают банковское учреждение. Это раз. А правоохранительные органы не осуществляют мер для устранения данного правонарушения. Это два.


Теория разбитых окон указывает, что чем раньше будет заменено разбитое стекло, тем меньше разрушений испытывает здание. Если силовые структуры власти не действуют сейчас (и Сбербанк, и блокада ОРДЛО), то дальше это будет еще сложнее. Государство не только теряет монопольное право на насилие. Оно распыляет его среди многочисленных вооруженных структур. Проблема уже не касается личностей при власти. Проблема — в потере доверия к государству вообще.


Сторонники войны часто манипулируют фактами, проводя параллели между сегодняшними событиями и событиями 70-летней давности. Но и современная война — это не Вторая мировая. И если дальше проводить параллели, то хочу напомнить пример самой демократичной страны. 110 тысяч граждан США японского происхождения в течение войны были интернированы в спецпоселения — «военные центры перемещения». Или проще — концлагеря. Надеюсь, что до этого — до преследований граждан Украины российского происхождения — в нашей стране не дойдет.


***


Представители «Азова» (националистическое военизированное подразделение специального назначения Национальной гвардии Украины — прим. ред.) в понедельник провели акцию протеста перед отделением Сбербанка на Владимирской улице в Киеве. Участники акции принесли под здание банка бетонные блоки и цемент. Таким образом, протестующие символически «замуровывали» отделение банка. В учреждении были опущены рольставни, а все входы закрыты перед началом акции. Участники акции заявили, что борются с влиянием России в банковском секторе на Украине. Участники также зажгли дымовые шашки.


«Глобальная цель этой акции — это обеспечение экономической безопасности Украины. В данном случае мы акцентируем на флагмане экономической оккупации Украины, на Сбербанке России. Мы требуем ликвидировать лицензию этого банка, так как он на 100% принадлежит российскому государству, даже не частному российскому капиталу. Все доходы, получаемые «дочкой», конечный бенефициар которой, вопреки законодательству не указан в украинском реестре…, идут в бюджет РФ. А кто финансирует террористов, мы все понимаем», — сказал участвующий в митинге народный депутат Олег Петренко.