Российская царица Анна Иоанновна приказала датскому путешественнику Витусу Берингу следующее:


«Вы должны с величайшим усердием и ревностно поискать в районе побережья Америки и островов… Вы должны проверить, есть ли между полуостровом Камчатка и Америкой земля, или там только открытое море».


Летом 1741 года эта экспедиция стала первой европейской экспедицией, высадившейся на северо-западном побережье Америки. Она констатировала, что Азия и Америка — два отдельных континента, разделенных узкой полоской океана.


На обратном пути экспедиция попала в сильный шторм. Моряки нашли убежище на необитаемом острове, где умерли несколько ее участников. Одним из них был сам Витус Беринг.


Открытие Аляски


В честь первооткрывателя пролив между Сибирью и Северной Америкой получил название Берингов. А территория, которую открыл Беринг, сегодня называется Аляской. Но более 100 лет она была известна как Русская Америка.


И Испания, и Великобритания, и США имели здесь свои интересы, но именно Россия колонизировала американское северо-западное побережье.


В 1799 году для добычи природных богатств была создана Российско-американская компания. Северо-западное побережье Америки было особо богато каланами. Их мех был предметом роскоши, его называли «мягким золотом».


Нехватка еды


Первым президентом Российско-американской компании был Александр Андреевич Баранов. Самой неотложной его задачей было накормить русских колонистов. Российские суда, привозившие провиант, приходили с интервалом в 2-3 года, а в арктических районах добывать пропитание было нелегко.


Поэтому русские колонисты очень быстро оказались в зависимости от меновой торговли с американцами и канадцами.


Зимой 1806 года ситуация в российско-американской столице Ново- Архангельске была критической. Потерпели кораблекрушение несколько судов, перевозивших продовольствие, жители города голодали, свирепствовала цинга. В конце февраля в путь отправился Николай Резанов — в последней попытке найти продовольствие и спасти колонию.


Подкрепление из испанской колонии Калифорнии


После месячного плавания Николай Резанов достиг бухты Сан-Франциско в Калифорнии. Калифорния была испанской колонией, русских встретили с большой подозрительностью, зарядили пушки. Но в ходе переговоров Резанову удалось добыть соль, ячмень, пшеницу, горох, бобы, нутряное сало для свечей и другие предметы первой необходимости. Шесть недель спустя Резанов отправился на север с подкреплением, в котором так нуждались подвергшиеся испытаниям русские колонисты.


Приезд Резанова улучшил отношения с Испанией, и в 1812 году русские основали укрепленный город Форт Росс в 12 милях к северу от Сан-Франциско. В письме царю Александру губернатор Иван Кусков объяснял, что они хотят «заниматься земледелием, выращивать коноплю, лен и все виды овощей, а также заниматься животноводством на невозделываемой земле, разводить как лошадей, так и коров, в надежде на то, что мягкий климат… и дружески настроенное местное население будут способствовать тому, чтобы проект увенчался успехом».


Форт Росс стал Россией в миниатюре, здесь проживали от 100 до 200 колонистов. Кусков привез сюда российских ученых, ремесленников и инженеров. Они построили первую в Калифорнии ветряную мельницу и судостроительную верфь.


Продукция земледелия из Форт Росса имела жизненно важное значение для колонистов, живущих далеко на севере. В Тихом океане недалеко от Форт Росса колонисты обнаружили большие лежбища ценных каланов.


Калифорнийский мак, названный в честь Эшшольца


Кроме того, колония, как магнитом, притягивала к себе российских ученых. Во время своего приезда в 1824 году российский естествоиспытатель Иоганн Фридрих фон Эшшольц первым описал горячие источники в Долине Сонома и таких животных, как скунс и американская горная коза. Национальный цветок Калифорнии — калифорнийский мак — имеет латинское название «Eschscholzia californica» в честь Эшшольца.


Несмотря на все новшества, Форт Росс постепенно стал терять свое значение. Поголовье калана было истреблено уже в 1820-е годы. В 1838 году Российско-американская компания заключила договор о поставках продовольствия с американской компанией Hudson Bay.


В 1841 году Форт Росс был продан американцу швейцарского происхождения Джону Саттеру. Он получил колонию целой и невредимой с «24 бревенчатыми домами с окнами из стекла, деревянными полами и крышами, при всех был собственный сад, а также с 8 хозяйственными постройками, 8 банями и 10 кухнями».


Через семь лет после этого приобретения Джон Саттер нашел в Калифорнии золото. «Золотая лихорадка» стала началом завоевания Калифорнии и юго-западных областей США. В 1861 году Western Union завершила строительство Трансконтинентального телеграфа, связавшего Калифорнию с большими городами на Восточном побережье. Отныне новости и другие сообщения могли пересекать США всего за несколько минут.


«А как насчет строительства телеграфа на северо-запад?»


В то же самое время велись работы по проводке подводного телеграфного кабеля между США и Европой. Но все попытки терпели неудачу. Бизнесмен Перри Коллинз выдвинул новое предложение: а что, если проложить телеграф по другому маршруту? То есть на северо-запад из Сан-Франциско, вдоль Тихоокеанского побережья США, через Канаду и Русскую Америку, через Берингов пролив, потом по Сибири в Москву и дальше в Европу. Такая телеграфная линия длиной в 800 миль связала бы США и Россию.


Коллинз провел в России много лет, и у него были хорошие связи. Он рассказал директору Western Union, что русские собираются проложить телеграфные линии в некоторых частях Сибири. Русские были готовы присоединиться к американской части телеграфа. Директор Western Union позволил уговорить себя.


Летом 1864 года начались работы по созданию российско-американского телеграфа, который должен был стать самой длинной в мире телеграфной линией.


Телеграф также называли Телеграфной экспедицией Western Union, и это название соответствовало действительности. Потому что это была экспедиция не в меньшей степени, чем строительный проект. Хотя в Русской Америке и существовали поселения, большая ее часть не была исследована. Примерно 1,2 тысячи колонистов, проживавших в Русской Америке, жили на побережье. И неизученные районы в глубине континента они посещали разве что в виде исключения. Часто для того, чтобы зарыть там металлические таблички с российским флагом, сообщавшим, что данная территория принадлежит российскому царю.


Огромные территории без деревьев для телеграфных столбов


Американский телеграфист Джордж Кеннан и русский майор Сергей Абаза руководили подготовительными работами. Вскоре они столкнулись с целым рядом проблем, которые никто не предвидел. Большие территории — как в Сибири, так и в Русской Америке — были совершенно безлесными. Поэтому древесину для телеграфных столбов надо было завозить издалека на судах или санях. В других местах возникала противоположная проблема: там были почти непроходимые леса.


Тяжелым испытанием стал климат. Зимой температура могла опускаться до минус 40-50. А за короткое лето равнины в Сибири и Русской Америке превращались в непроходимые болота.


Несмотря на холод, работу поэтому надо было выполнять зимой: тогда полярные территории становились доступными, можно было проехать на собачьих упряжках. Это означало, что замерзшую почву надо было оттаивать с помощью костров, прежде чем рыть в ней ямы для телеграфных столбов.


Кеннану и Абазе говорили о том, что местное население знает о телеграфе и готовится. Это редко соответствовало действительности. В качестве базы для работы в Сибири была избрана деревня Гижига недалеко от Камчатского полуострова.


Кеннан писал: «русские крестьяне, которых мы встречали, стягивали с себя заиндевевшие меховые шапки и удивленно смотрели на нас — как будто мы свалились с неба».


Вскоре Кеннан получил объяснение. Губернатор не получал почту 11 месяцев. Он и не знал, что через их город пройдет Российско-американский телеграф.


Шестимесячные труды оказались напрасными


Зиму 1866-1867 гг. Джордж Кеннан провел на Охотском море. Рабочие, наконец, получили необходимое им оборудование и начали работу. Они изготовили 20 тысяч телеграфных столбов, которые были готовы к установке. В апреле 1867 года растаял лед в Охотском море, и пришло китобойное судно Sea Breeze с продовольствием и пр. Но радость была недолгой.


Капитан рассказал Джорджу Кеннану, что телеграфный кабель по дну Атлантического океана наконец-то удалось проложить. Кеннан спросил, работает ли телеграф, и капитан ответил: «Как часы! Газеты в Сан-Франциско публикуют новости из Англии на следующий день после того, как они появляются в Лондоне!»


Номер San Fransisco Chronicle подтвердил то, чего опасался Кеннан: «В связи с благополучной прокладкой атлантического кабеля все работы на Российско-американском телеграфе прекращаются, проект закрывается». Кеннан взглянул на дату. 15 октября 1866 года. Он и его команда шесть месяцев работали напрасно.


Русская Америка продана США


Когда Кеннан и Абаза вернулись каждый к себе на родину, их ожидал еще больший сюрприз: Русская Америка была продана США и отныне именовалась Аляской. Россия долго пыталась отделаться от колонии. Уменьшающееся поголовье каланов, а также высокие расходы, связанные со снабжением колонии и поддержанием в ней жизни, превратили Русскую Америку в убыточный проект.


Весной 1867 года Россия уговорила министра иностранных дел Уильяма Сьюарда купить Русскую Америку.


Некоторые американцы были против приобретения Аляски. Они считали, что там уже нет никаких полезных ископаемых, и называли сделку «безрассудством Сьюарда», считая, что Аляска — «выжатый апельсин». Тем не менее, большинство американцев поддержали покупку. Во время голосования в Сенате 30 марта 1867 года 37 из 39 представителей проголосовали за то, чтобы купить Аляску. Сумма покупки составила 7,2 миллионов долларов или 1,8 миллиарда долларов в пересчете на нынешние деньги. Это соответствует примерно 40 кронам за квадратный километр.


Осенью 1871 года сын царя Александра II, великий князь Алексей, был с визитом в США. Целью визита было улучшение отношений между Россией и США. Результат оказался прямо противоположным.


В честь других венценосных особ президент давал официальный банкет. Незадолго до этого подобной чести удостоился даже король Камехамеха V Сандвичевых островов. На долю российского великого князя Алексея выпала лишь 15-минутная встреча с президентом Грантом.


Он делал покупки в Tiffany's и стрелял по бизонам из окна поезда


Причиной столь холодного приема был новый русский посол Константин Катакази. Он вел себя так, будто Россия по-прежнему владела некоторыми частями Америки.


В одном письме министр иностранных дел США Гамильтон Фиш (Hamilton Fish) жаловался на то, что Катакази «вмешивается в дела, которые должны рассматриваться Конгрессом, и докучает сенаторам и членам Палаты представителей обращениями частного характера и недостойным поведением… Он также без колебаний использует давление, чтобы повлиять на общественное мнение в вопросах, которые должны решаться правительством».


Великий князь Алексей, тем не менее, использовал визит по максимуму. Он праздновал Марди Гра (Mardi Gras — последний день карнавала перед Великим постом — прим. ред.) в Новом Орлеане и делал покупки в Tiffany's в Нью-Йорке. Как и другие туристы, он также посетил Ниагарский водопад.


Кульминацией визита стала охота на бизонов со скаутом и охотником «Буффало Биллом» Коди и полковником Джорджем Армстронгом Кастером (George Armstrong Custer). В охоте также принимали участие 600 настоящих индейцев лакота.


Алексей быстро включился в охоту на бизонов, он даже, будучи верхом, застрелил несколько животных из своего револьвера. По дороге назад, в Топеку, он убил еще нескольких, стреляя из окна поезда.


«Его интересовали красивые девушки»


Через три месяца визит подошел к концу. 22.02.1872 российский флот отбыл из Пенсаколы во Флориде. На борту кораблей находилось несколько сот килограммов бизоньего мяса.


Жена полковника Кастера Либби (Custer Libby) считала, что Алексея «больше интересовали красивые девушки и музыка, нежели страна, которую он посещал».


Сам Алексей жаловался на то, что «слухи о его успехах у американских девушек — чистая ерунда. С самого первого дня американцы смотрели на меня как на дикого зверя, крокодила или как на какое-то странное существо».