Днем 27 декабря в городке Кандель, что в округе Гермерсхайм (земля Рейнланд-Пфальц), несовершеннолетний афганец Абдул Мобин Д. (Abdul Mobin D.) кухонным ножом с 20-сантиметровым лезвием нанес несколько проникающих ранений 15-летней Мие В. (Mia V.). Напавшего тут же скрутили находившиеся в магазине покупатели-мужчины и передали его вызванной полиции. К пострадавшей же вызвали «скорую», которая доставила ее в больницу, но в ходе операции девушка скончалась.


Как уже известно, в Германию Абдул прибыл в апреле 2016 года один, без сопровождающих. Местом его первичной регистрации стал Франкфурт-на-Майне. Оттуда он перебрался в пфальцский Гермерсхайм, где до сентября 2017 года жил в благотворительном учреждении для молодежи и учился в местной школе, а затем переселился в молодежное общежитие в городке Нойштадт-на-Вайнштрассе, что в получасе езды от Канделя. В это время он и познакомился с Мией В., с которой встречался до начала декабря, когда она сказала ему, что встречаться с ним больше не хочет и попросила оставить ее в покое.


Но Абдул стал преследовать девушку, звонил ей по телефону, забрасывал угрожающими сообщениями в социальной сети, чем довел до того, что она пожаловалась родителям, а те в середине декабря заявили о происходящем в полицию. Там к их заявлению отнеслись достаточно серьезно: на утро 27 декабря Абдул был вызван в местный участок для проведения с ним профилактической беседы. В назначенное время он явился, беседа с ним была проведена, однако, как следует из дальнейшего, должного эффекта она не возымела.


Сейчас правоохранители осторожничают: «Мы еще не знаем точного мотива его действий, следствие только в самом начале. Единственное, что мы можем точно сказать, что он был бойфрендом жертвы», — заявила через день после ареста Абдула ведущая расследование обер-прокурор прокуратуры Людвигсхафена Ангелика Мелинг (Angelika Möhlig). Не более словоохотлив и вице-президент полиции Людвигсхафена Эберхард Вебер (Eberhard Weber): «Я могу лишь сказать, что такие беседы, как та, что была проведена с Абдулом, как правило, приносят плоды», — цитируют его СМИ.


Ну, наличие «плодов» налицо — ведь одной из версий вполне может стать убийство Мии в качестве мести за вызов в полицию…


Это преступление всколыхнуло весь 8,5-тысячный городок Кандель. Причем всколыхнуло настолько и вызвало такие настроения, что глава Евангелической церкви Пфальца Кристиан Шад (Christian Schad) в ходе новогоднего богослужения в Людвигсхафене счел нужным несколько раз подчеркнуть, что «мы столкнулись с действиями одного афганского беженца, а не группы людей, которые, подобно ему, являются афганцами или беженцами». «Нельзя обвинять целые группы людей. Не поддерживайте тех, кто к этому призывает, не сбивайтесь с праведного пути». «Мы не позволим таким событиям, как в Канделе, посеять в наших сердцах ненависть и месть».


Но народ продолжает бурлить. Масло (если не бензин) в огонь подлило сообщение о возрасте арестованного Абдула. Как оказалось, по документам, составленным с его слов (когда он объявился в Германии, никаких афганских бумаг при нем не было), ему всего 15 лет. Но увидев его фото в пятничном (29 декабря) выпуске Bild, любой человек, даже очень далекий от медицины, изумится: «Это — пятнадцатилетний? Да ему лет 20, как минимум!»


Всполошились и видные политики. Спикер по внутренним делам от фракции ХДС в Бундестаге Стефан Майер (Stephan Mayer), его коллега от фракции СДПГ Буркхард Лишка (Burkhard Lischka) и глава МВД Баварии Йоахим Херрман (Joachim Herrmann) дружно заговорили о необходимости введения обязательной процедуры определения по медицинским показателям возраста несовершеннолетних соискателей убежища (на сегодняшний день в Германии тысячи молодых беженцев не имеют документов, подтверждающих их реальный возраст, что они используют при привлечении их к уголовной ответственности: ведь наказания для несовершеннолетних значительно мягче).


На эти инициативы коллег по парламенту глава фракции «Альтернатива для Германии» Алиса Вайдель (Alice Weidel), напомнив, что «наша партия требует введения такой процедуры уже два года», обвинила федеральное правительство «в провале по всем линиям».


Своего рода черту под этой риторикой подвел Август Ханнинг (August Hanning), занимавший с 1998 по 2005 год пост президента Федеральной разведывательной службы (BND), а с 2005 по 2009-й — главы МВД ФРГ: «Интересно, как долго мы сможем обходиться без серьезных социальных потрясений, — цитирует его газета Die Welt в опубликованной 31 декабря статье „Zum großen Teil wissen wir nicht, wer sie sind“ („По большей части мы не знаем, кто они“). — Границы все еще открыты для всех, кто ищет убежища. Каждый месяц к нам приходит около 15 тысяч мигрантов, о многих из которых мы не знаем, ни кто они такие, ни есть ли у них криминальное или террористическое прошлое. С точки зрения безопасности, позволить такой массе людей въезжать в страну без контроля их личности — вопиющая некомпетентность. Существует неразрывная связь между внутренней безопасностью и эффективным контролем внешних границ. Большое количество террористических атак показывает, насколько напряжена ситуация в Германии. Наша архитектура безопасности нуждается в срочном улучшении».


Как пишет Die Welt, «все то же самое Август Ханнинг говорил еще в 2015 году, предостерегая об опасностях неконтролируемого притока беженцев. Тогда же он представил правительству и свой план из 10 пунктов. Теперь экс-президент BND подводит горький баланс». Имеется ли свой такой план у федеральных властей? Или, по Хеннингу, к действиям их побудят социальные потрясения?..