«Это не завершение, а мощное продолжение реформ, — обещал президент Порошенко в июне по случаю получения безвизового режима от ЕС. — Я верю, что Украина будет в НАТО, будет в Европейском союзе. И ничто, никто и никогда нас не остановит!»


Президент умеет красиво и пафосно говорить. Но прошло время, и можно уже подвести итог, что же сделала Украины на европейском пути в 2017 году. Чем может похвастаться и гордиться? На чем основывались прогнозы президента и его обещания «мощного продолжения» европейских реформ?


Призрачный актив


Начало действия безвиза и вступление в силу Соглашения об ассоциации — эти два выдающихся события действительно датированы 2017 годом. Именно о них чаще всего вспоминают, подводя евроинтеграционные итоги года. Пожалуй, мы не раз услышим это и в ближайшие дни.


Но в действительности вся часть работы со стороны Украины и для получения безвиза, и для полного старта ассоциации была сделана не в этом году, а гораздо раньше.


В 2017 году мы только наблюдали и ждали, когда со своей частью справятся бюрократическая машина ЕС и несколько государств-членов — усовершенствуют механизм приостановления безвизового режима, проголосуют «наш» законопроект в Европарламенте, проведут президентские выборы во Франции (после которых стало возможным голосование за безвиз в Совете ЕС) и парламентские — в Нидерландах, которые разблокировали окончательную ратификацию Соглашения об ассоциации.


Да, и безвиз, и ратификация СА — действительно знаковые, важные и позитивные события.


Однако следует понимать, что ни одно из них не свидетельствует о нынешних усилиях украинской власти на европейском пути и не может быть частью отчетов Украины о ее успехах на ниве европейских реформ в этом году.


Урок безвиза


Между тем, с безвизом и ассоциацией связаны не только ключевые достижения Украины в 2017 году, но и главные разочарования. Ведь реальное положение дел с двумя этими символами евроинтеграции похоже скорее на тревожный урок, чем на историю успеха.


Украина получила безвизовый режим в июне — а уже полгода спустя со стороны ЕС начали звучать заявления о нарушении условий безвиза и возможности его приостановления.


Украина стала «антигероем» первого отчета Еврокомиссии о возможности приостановления безвиза.


Еще до принятия Евросоюзом решения об отмене визового режима у западных партнеров и украинского гражданского общества были опасения: пропадает мощный рычаг принуждения украинской власти к проевропейским изменениям.


Но вряд ли кто-то ожидал настолько скорых попыток существенно откатить назад ключевые реформы, проведенные именно для получения безвизового режима. Ряд атак на Национальное антикоррупционное бюро, быстрое взятие под контроль и блокирование работы НАПК, сознательное затягивание с созданием Антикоррупционного суда — все это шокирует наших партнеров на Западе.


Заметно и очевидное жульничество в президентском законопроекте об антикоррупционном суде, обнародованном во вторник, который сразу же вызвал сверхжесткую критику профильных экспертов.


В декабре в интервью «Европейской правде» посол Франции Изабель Дюмон заявила: ЕС шокирован не только попытками подорвать независимость антикоррупционных органов, но и равнодушием украинских политиков к неизбежной жесткой реакции Запада. «Это нас больше всего беспокоит: осознавая все последствия, они решились на такой шаг», — объясняла она.


Общение с другими послами и дипломатами из Евросоюза доказывает, что Дюмон выразила не личное, а общее мнение. Ситуация вокруг «безвизовых» реформ неприемлема для всех.


Однако, похоже, в Киеве этого не слышат. Это подтверждает президентский законопроект об Антикоррупционном суде.


Ассоциация ждет


1 сентября вступило в силу Соглашение об ассоциации, оно наконец-то полноценно заработало. Но Украина не спешит его выполнять.


По подсчетам Украинского центра европейской политики, из задач ассоциации на этот год выполнено только 11%. Это означает фактически провал в имплементации судьбоносного для будущего страны документа.


К слову, так же неудовлетворительно выполнена и Годовая национальная программа сотрудничества с НАТО. Проблему публично признают в нашей миссии в Альянсе.


Конечно, есть определенные успехи. Но часто это — вымученные, принятые под давлением западных партнеров евроинтеграционные законы.


Например, в энергетической сфере — законы о Фонде энергоэффективности, коммерческом учете тепла и водоснабжения, об энергетической эффективности зданий, закон о жилищно-коммунальных услугах. Можно надеяться, что в следующем году заработает, хоть и с большим опозданием, Фонд энергоэффективности.


Принят важный закон об оценке влияния на окружающую среду — после того, как он был ветирован президентом еще осенью прошлого года. В то же время в ящик положен другой важный документ, который также является обязательством в рамках СА — закон о стратегической экологической оценке. В общем, Украина существенно отстает от графика выполнения своих обязательств в экологическом разделе соглашения, и нынешние темпы подготовки и принятия законодательства вовсе не наверстывают это отставание.


Имеет место рост торговли с Евросоюзом второй год подряд — но остается вопрос к структуре украинского экспорта, способности Украины продавать больше товаров с высокой добавленной стоимостью. Для этого нужны серьезные реформы, в том числе предусмотренные ассоциацией, и хороший инвестиционный климат. Проблемы с этим общеизвестны.


Однозначно положительное событие нынешнего года — Украина предприняла шаги, необходимые для присоединения к Региональной конвенции о пан-евро-средиземноморских преференциальных правилах (Пан-Евро-Мед). В перспективе это может поспособствовать увеличению торговли с Евросоюзом и другими странами-участницами конвенции. Полноправное участие в ней Украины наступит 1 февраля 2018 года.


То есть, результативная евроинтеграционная работа в 2017 году была — но очень мало.


И это на фоне нарастания антиевропейских процессов и усилий и их влияния на сиутацию в стране.


Причем в этих усилиях нередко объединялись власть и часть оппозиции — то есть почти весь действующий украинский политикум. Как, например, при голосовании за скандальный законопроект «Покупай украинское», который противоречит Соглашению об ассоциации с ЕС, но способен серьезно обогатить отдельных украинских олигархов.


«Этот законопроект ослабляет систему государственных закупок Prozorro. Это будет немало стоить государственному и местным бюджетам и усложнит участие малых и средних предприятий в системе госзакупок», — убеждал посол Евросоюза Хюг Мингарелли. Приятно, что решительно против этого документа выступили также вице-премьер по европейской и евроатлантической интеграции Иванна Климпуш-Цинцадзе, Министерство экономического развития и торговли и экспертное сообщество.


Но тем более показательным стало молчание первых лиц государства.


Новые угрозы


Какие же выводы можно сделать из нынешних процессов в сфере евроинтеграции? И какими, соответственно, будут прогнозы на будущее?


Они преимущественно неутешительны.


Вряд ли исчезнут планы парализовать систему антикоррупционных органов у тех, кто продвигал эту идею до сих пор. Вместе с тем проблема коррупции будет оставаться в первых строках повестки дня наших отношений с ЕС, во многом определяя их характер.


Помимо прямых угроз — вплоть до приостановления безвиза и уменьшения финансовой поддержки от ЕС — это приводит к дальнейшему ухудшению имиджа украинской власти в глазах западных партнеров и потенциальных инвесторов.


Победные заявления чиновников о безвизе и ассоциации здесь не помогут.


«Коррупция и непрозрачные схемы. Германия угрожает президенту Украины», — с таким красноречивым заголовком вышла в начале декабря статья в немецком журнале «Бильд». «Коррупция берет начало на самой верхушке власти», — цитирует издание руководителя комитета по иностранным делам Бундестага Норберта Реттгена, соратника канцлера Германии Ангелы Меркель.


Под вопросом остается желание и способность власти выполнять надлежащим образом Соглашение об ассоциации.


Скорее всего, продолжится устоявшаяся за последние годы практика хаотичного и точечного принятия отдельных евроинтеграционных законов — прежде всего тех, которые не представляют потенциальной угрозы для благосостояния людей у ​​власти и их партнеров по «дружественным» оппозиционным силам. С другой стороны, события 2017 года подтвердили, что одного только принятия хорошего проевропейского закона мало — критически важной и обычно проблемной становится надлежащая его имплементация.


Это иллюстрирует ситуация вокруг антикоррупционных органов.


А уже скоро в отношениях с ЕС появитcя еще одна «горячая точка» — в дополнение ко многим существующим. Речь идет о принятии нового Избирательного кодекса, не менее важного для европейского будущего страны, чем эффективная антикоррупционная система.


«ЕС приветствует начало рассмотрения проекта Избирательного кодекса и ожидает его принятия до конца года», — такое заявление прозвучало еще в начале ноября. Прошло почти два месяца, закончился год — а нового избирательного законодательства так и не нет. Законопроект, странным образом проголосованный парламентом в первом чтении и поддержанный Советом Европы и ЕС, почти гарантированно в дальнейшем будет встречать сопротивление в ВР.


2017-й показал также реальность угрозы использования ассоциации с ЕС как повода для сомнительных схем — «Европейская правда» подробно писала о попытках ввести общество в заблуждение из-за якобы существующей необходимости срочно перейти на водительское удостоверение нового образца или ввести техосмотр автомобилей. Последняя угроза остается актуальной — даже после предостережений со стороны ЕС в Мининфраструктуры не отказываются от своих намерений.


А значит, нужно быть готовыми противодействовать подобному «мошенничеству на ассоциации», если оно будет иметь место и в дальнейшем.


Не только минусы


Подводя евроинтеграционные итоги года, стоит завершить на двух позитивах.


Первый, хотя и за пределами Украины, но имеет к нам непосредственное отношение.


Речь идет о ситуации в Евросоюзе. В этом году ЕС более или менее успешно прошел ряд испытаний — на выборах в Нидерландах, Франции, Германии, Австрии удалось избежать апокалиптических сценариев. Нормализовался процесс переговоров по выходу из ЕС Великобритании.


Сегодня Евросоюз — намного безопаснее и надежнее, чем был год назад.


Конечно, проблем все равно не хватает, однако уровень угроз значительно снизился.


Для нас критически важно, чтобы ЕС и в дальнейшем оставался ориентиром и союзником для здоровой части общества, власти и политикума, весомым игроком в украинской политике.


Ну и второй, самый главный позитив — стабильно высокой остается поддержка евроинтеграции со стороны украинцев.


Около 60% граждан поддерживают вступление Украины в Евросоюз — и именно это, а не саботаж со стороны политиков и сопротивление старой системы будет определять европейское будущее страны и дает основания для оптимизма в конце этого сложного и противоречивого года.