С момента выхода первого фильма 40 лет назад «Звездные войны» остаются одной из самых сильных франшиз в поп-культуре. «Последние джедаи», вышедшие в свет совсем недавно, скорее всего, продолжат этот тренд и принесут своим создателям огромную прибыль. Более того, как и предыдущие части («Пробуждение силы» — 93% на сайте Rotten Tomatoes, «Изгой-один» — 85%), новый фильм, кажется, будет успешен и с точки зрения зрительских симпатий.


Не всем фильмам из цикла «Звездные войны» удавалось добиться подобного успеха. Так, приквельная трилогия — «Скрытая угроза» (1999), «Атака клонов» (2002) и «Месть ситхов» (2005) — была встречена критиками и фанатами гораздо прохладнее. С тех пор отношение к этим фильмам не изменилось. Что было не так с приквелами и почему новые картины оказались настолько успешны?


Если что-то не так, не пытайся это исправить


Мы с коллегами исследовали реакцию аудитории на сиквелы и приквелы к сотне франшиз — от «Психо» до «Людей Икс». Результаты показали, что успешными являются те франшизы, которые делают небольшие, постепенные обновления — а не радикальные изменения — в каждом следующем фильме. И это четко вписывается в то, что нам известно о поведении аудитории: людям нравится баланс между знакомым и новым. Конечно, никому не понравится сделанный под копирку фильм, но зритель ожидает снова увидеть в новых частях самые запоминающиеся и интересные элементы из оригинальных картин.


А что сделали создатели приквелов «Звездных войн»? Первый приквел, «Скрытая угроза», вышел в 1999 году. На тот момент прошло 16 лет с тех пор, как зритель видел последний фильм из цикла. Фанатов, жаждавших пережить заново волшебство оригинальных фильмов, ожидал неприятный сюрприз. Любимое трио — Марк Хэмилл (Люк Скайуокер), Харрисон Форд (Хан Соло) и Кэрри Фишер (принцесса Лея) — уступило место новым лицам: Лиам Нисон, Эван Макгрегор и Натали Портман. Вместо оригинальных приемов, фигур и моделей режиссер Джордж Лукас решил использовать для спецэффектов компьютерные и цифровые технологии. Кроме того, были внесены изменения в сами правила вселенной: Сила более не была всеобъемлющей жизненной энергией, связывающей все в мире; теперь ее источником являлись некие биологические клетки — мидихлорианы.


Добавляй новое, но не забывай о старом


Тем временем в «Последних джедаях» снялись многие актеры из оригинального кастинга. Марк Хэмилл снова играл Люка Скайуокера, а Кэрри Фишер — принцессу Лею. Кроме того, сценарий построен по принципу «путь героя» (обычная жизнь неожиданно заканчивается и начинается путь героя), как и в оригинальных частях.


Мы наблюдали этот феномен в других франшизах и даже в линейках продуктов. Например, в фильмах о Джеймсе Бонде время от времени меняется актер, играющий главную роль, но никогда не меняется ключевая формула — фильм в стиле экшн. У компании Apple схожий подход к выпуску новых iPhonе: прежде чем выпустить совершенно новую версию, компания делает улучшенную версию предыдущей модели в качестве своеобразного связующего моста.


Это не значит, что в новых Звездных войнах нет ничего нового: там больше женщин-протагонистов, есть целый ряд новых персонажей. Но эти изменения не сбивают фанатов с толку. Кроме того, наше исследование показало, что чем глубже создатели заходят во франшизу, тем больше изменений готовы принять зрители. Следующие Звездные войны расширят границы оригинальной вселенной, появятся новые планеты и герои.


Создатели делают ставку на то, что зрители наконец готовы принять серьезные изменения во франшизе — то, к чему они не были готовы при выходе приквелов. Но чтобы Сила пребывала во франшизе и дальше, создателям лучше оставить в новых фильмах хотя бы горстку намеков на оригинальную трилогию.