Когда я была на приеме в посольстве Финляндии в честь юбилея независимости, мой телефон завибрировал. Это были новости. Путин подтвердил, что намерен выдвинуть свою кандидатуру на выборах президента.


Я отправилась домой в такси, мимо меня проносились рекламные щиты Ленинского, а я между тем успела набросать в телефоне короткий анализ. Это было прямо как анализировать остатки вчерашней каши, найденные в холодильнике на следующее утро.


Еще шесть лет с Путиным. Тогда он в общей сложности пробудет президентом или премьер-министром России 24 года. Все знали, что он будет баллотироваться. В том, что он объявил об этом среди рабочих завода, скандирующих «ГАЗ — за вас», конечно, есть невольный комизм, но это было так утомительно предсказуемо, что не выходит даже натянутой улыбки. ГАЗ — автомобилестроительный завод в Нижнем Новгороде, где производят в том числе и легкие грузовики «Газель», очень популярные в России.


Я вспомнила Любовь и Алексея, которые борются с тяготами, выстраивая свою жизнь на острове Юршинский на Волге. Подумала об Олесе и Александре из-под Рыбинска и об их культурном подвиге: они собирают и восстанавливают старинные русские избы. Вы можете прочитать о них в газете: вот русские люди, предприимчивые, полные воодушевления, стремящиеся жить собственной жизнью в своей стране.


Многие в России по-прежнему поддерживают Путина — это факт. Об этом не стоит заблуждаться. Целую толпу избирателей привлекает именно то, что он предлагает, — пустое бряцание патриотизма, сосредоточенного на антураже и эмоциях, и соблазнительное чувство, что Россия наконец-то реабилитирована. Путинская государственная идеология превозносит великое прошлое без малейшего намека на переосмысление.


В России я часто встречаю людей, полагающихся на авторитеты. Но не менее часто я встречаю и удивительно независимых людей, которые отстаивают свою свободу с намного большим трудом, чем жители Финляндии, поскольку им не приходится рассчитывать на поддержку общества.


Значительная группа избирателей не считает нормальной ситуацию, когда ради интересов государства приходится конфликтовать почти со всеми соседями. И есть русские, которые любят свою страну без всяких оговорок (не чувствуют себя обиженными внешним миром) и действительно хотят жить здесь, а не в Лондоне, как путинские друзья-миллионеры.


У жителей волжского острова Юршинский нет постоянного сообщения с материком целое зимнее полугодие, и службы уборки мусора там тоже нет. Любовь и Алексей из моего репортажа сортируют мусор, часть отправляя в компост, а часть — на сжигание. Остатки хранятся до тех пор, пока не установится лед и не появится возможность увезти их на большую землю. Любовь и Алексей следят за садом, строят мастерскую и воспитывают детей. Они все еще уверены, что однажды сумеют убедить других жителей деревни совместными усилиями построить дорогу.


Они — герои России. Но как бы сильны они ни были, им нужна поддержка общества.


Маловероятно, что они получат ее в ближайшие путинские шесть лет.


Комментарии читателей:


«„Они — герои России". Откуда вы знаете? Может, они голосуют за Путина и поддерживают аннексию Крыма, как и большинство русских. Анне-Лене надо было их спросить».


«И все так же, как и всегда в России. Рабочие работают всю свою недолгую жизнь, а высший класс становится все богаче. Вне зависимости от системы, будь то коммунизм или что угодно, в стране правит клептократия».


«Путин — это не Россия, но политические решения России — это Путин. Как и во всех диктатурах».