В мире информационных технологий существует непреходящее представление о том, что когда все люди и данные на нашей планете будут связаны воедино, жизнь на ней станет лучше. Возможно, это и так, но в процессе налаживания таких связей наша жизнь может превратиться в кошмар, и мы окажемся в такой ситуации, когда миллиарды людей будут связаны между собой, но у компаний и пользователей будет недостаточно правовых структур, систем защиты безопасности и нравственных убеждений, чтобы пользоваться всеми этими связями без злоупотреблений и нарушений закона.


В последнее время возникает такое ощущение, что все мы связаны единой сетью интернета, однако никто этим не руководит, и никто за это не отвечает.


Бюро кредитных историй Equifax блестяще научилось собирать все наши персональные данные о кредитовании, причем без нашего разрешения, и продавать их тем компаниям, которые хотят ссудить нам деньги. Однако оно допускало такие ляпы и послабления в обеспечении сохранности этих данных, что не удосужилось установить самые простые программы защиты. Поэтому хакеры получили возможность украсть номера социальных страховок и прочую персональную информацию o 146 миллионах американцев, то есть, почти о половине населения страны.


Но не волнуйтесь, Equifax уволило своего гендиректора Ричарда Смита (Richard Smith), «который в день расчета получил 90 миллионов долларов, то есть, по 63 цента на каждого клиента, чьи данные могли быть украдены во время последнего хакерского проникновения», сообщил журнал Fortune. Это станет ему уроком!


Смит и весь его совет директоров должны сидеть в тюрьме. Я согласен с сенатором Элизабет Уоррен (Elizabeth Warren), которая заявила CNBC: «Пока не существует личной ответственности в тех крупных компаниях, которые злоупотребляют доверием клиентов, допускают кражу их данных и обманывают их, в мире ничего не изменится».


На мой взгляд, Facebook, Google и Twitter отличаются друг от друга. Twitter привлек к глобальной дискуссии огромное количество людей. Facebook позволил огромному количеству людей связываться между собой и создавать сообщества. Google дал всем нам возможность эффективно и как никогда быстро находить информацию.


Все это хорошо. Но эта тройка компаний занимается коммерцией, а последние выборы свидетельствуют о том, что они связали и объединили такое количество людей, что управлять процессом им уже не по силам. Кроме того, они проявляют наивность, полагая, что в мире мало плохих парней, которые злоупотребляют их площадками.


Главный демократ в составе сенатского комитета по разведке Марк Уорнер (Mark Warner) сказал мне: «До сих пор эти компании не воспринимают всерьез ту угрозу, которую Россия и прочее зарубежные страны представляют для нашей системы. И они прилагают недостаточно усилий для разоблачения того, что на самом деле произошло в 2016 году, и того, что происходит в настоящее время».


В ноябре прошлого года руководитель Facebook Марк Цукерберг назвал «безумием» информацию о том, что при помощи его социальной сети люди создают фейковые новости, чтобы повлиять на американские выборы. На прошлой неделе, когда были раскрыты сотни связанных с Россией аккаунтов, в которых фиктивные люди представлялись американскими активистами и распространяли подстрекательскую информацию об иммиграции и оружии, а также резко критиковали Хиллари Клинтон и поддерживали Дональда Трампа, Цукерберг признался: «„Безумие" было слишком пренебрежительным словом, и я об этом сожалею».


Компания Facebook реагировала на происходящее слишком медленно по той причине, что в соответствии со своей бизнес-моделью она должна объединять на своей платформе всех читателей ведущих газет и журналов, и привлекать всех их рекламодателей, пользуясь при этом услугами минимального количества редакторов. Редактор — человек, и ему приходится платить, чтобы он выражал мнение редакции посредством размещения контента на вашем веб-сайте. Этот человек следит за тем, чтобы все точно соответствовало действительности, и вносит исправления, если есть ошибки. Но компании социальных сетей предпочитали использовать алгоритмы, а не редакторов, и поэтому их легко было ввести в заблуждение.


28 сентября комитеты по разведке из сената и палаты представителей организовали брифинг для руководства компании Twitter. Впоследствии газета New York Times сообщила: «Руководство Twitter заявило, что оно нашло около 200 аккаунтов, которые по всей видимости связаны с российской кампанией по оказанию влияния на президентские выборы 2016 года. Это лишь малая доля того, что нашли сторонние аналитики».


Как сказал сенатор Уорнер, презентация Twitter продемонстрировала «колоссальное непонимание со стороны руководства компании степени серьезности этой проблемы и той угрозы, которую она создает для демократических институтов». «Откровенно говоря, это руководство отреагировало неадекватно на всех уровнях», — подчеркнул он.


А в понедельник New York Times рассказала, как компания Google нашла свидетельства того, что русские потратили десятки тысяч долларов на покупку рекламных объявлений и на их размещение в ее «многочисленных сетях, пытаясь вмешаться в президентскую кампанию 2016 года».


С каждой неделей мы все больше убеждаемся в том, что не знаем в полной мере масштабы этой российской хакерской кампании. Но мы начинаем понимать, что ее участники люди невероятно изощренные и обладают огромным объемом информации не только о социальных сетях, но и о том, на какие избирательные округа и группы населения следует нацелить свою агитацию и пропаганду, и какие именно провокационные заявления следует распространять среди них.


Американская демократия строится на двух принципах: правда и доверие Мы верим в то, что наши выборы являются честными и справедливыми, и что они обеспечивают мирную передачу власти. Мы верим в то, что новости, которые мы получаем от ведущих средств массовой информации, правдивы, а если в них есть неправда, то редакция внесет свои исправления. И мы рассчитываем на то, что наш президент защищает правду и доверие. Но сегодня очень многие люди получают новостную информацию из социальных сетей, в которых легко могут разместить свою отраву русские и прочие хакеры, создающие фальшивые новости. А наш президент лжец, отказывающийся призвать Россию к ответу за что бы то ни было. Это ужасное сочетание.


Сейчас мы не можем призвать Трампа к порядку. Но может быть, Equifax и все эти крупные социальные сети занимают слишком большое место в нашей жизни и в нашей информационной среде, из-за чего последствия их провалов и неудач становятся чрезвычайно серьезными? Может быть, в связи с этим их нужно регулировать как-то по-новому? Я не знаю, но мне представляется, что настало время для проведения такой дискуссии, и она уже началась.


Вот что говорит сенатор от штата Миннесота Эми Клобучар (Amy Klobuchar): «Мы должны обновить наши законы, сделав так, чтобы при размещении политической рекламы в онлайне американцы знали, кто платит за нее».


Эти компании зарабатывают миллиарды, продавая наши данные, но брать на себя ответственность за свои действия они не очень-то хотят. По словам преподавателя политической философии из Гарварда Майкла Сэндела (Michael Sandel), они проявляют «двойственность в вопросе ответственности за использование своих платформ и злоупотребление ими». «Нельзя, чтобы они получали и вершки, и корешки. Если эти компании утверждают, что они нейтральны, как любая телефонная компания или электрическая компания, то их необходимо регулировать как предприятия коммунального хозяйства. Но если они претендуют на свободы, которыми обладают средства массовой информации, то они должны нести ответственность за распространение фальшивых новостей».


По словам Сэндела, в начале XX века, когда шел процесс укрепления монополий и концентрации экономической власти, «настала эра прогрессивных реформ, и были введены регулирующие нормы для железных дорог, банков и энергетических компаний. Сделано это было в интересах общества. Сегодня нам необходимо такое же стремление к реформам. Социальные сети занимают сегодня очень важное и даже господствующее положение. Мы уже не можем не пользоваться ими, как не можем отказаться от электрических проводов и телефонных линий. Но когда они позволяют красть наши персональные данные и оказывать влияние на наши выборы, мы ничего не можем с этим поделать».


«100 лет тому назад мы нашли возможность обуздать никому не подотчетную власть и силу промышленной революции, — сказал в заключение Сэндел. — Сегодня нам необходимо решить, как обуздать никому не подотчетную власть цифровой революции».