Родители в небольшом городке на острове Фюн в 15 километрах от Оденсе сильно потрясены, да и я фактически тоже. Семья на острове Фюн через Facebook узнала, что их 15-летняя дочь без их согласия и ведома приняла илам в мечети в Воллсмосе.


Выражаю свое самое глубокое сочувствие этой семье. Для родителей это должно быть самой большой трагедией, какую вообще только можно представить себе.


«Это преступление против наших детей и против нас как родителей. Они отнимают у нас право на родительскую опеку, когда забирают нашу дочь в мечеть и обращают ее в ислам, не спрашивая нас и не информируя нас об этом. Ей промыли мозги. Мы не могли ничего сказать, это совершенно недопустимо», — говорит мать в беседе с BT.

 

Это христианская семья, которая теперь боится выйти из дома, потому что ощущает себя так, будто их преследует все население Воллсмосе, которое связывается с ними через Facebook, Messenger сутками напролет и звонит матери на работу, чтобы заставить родителей принять новую религию дочери. Брату новообращенной девочки, который старше ее на один год, несколько раз угрожали жители Воллсмосе, рассказывают потрясенные родители.


То, что дочь стала мусульманкой, они узнали также из Facebook.


Насер Хадер (Naser Khader), представитель консерваторов по делам церкви, сообщил в беседе с BT, что трагедия не удивила его, так как к нему все чаще обращаются родители, попавшие в такое же положение, что и родители с острова Фюн. Он признает большой проблемой то, что детей, которым еще не исполнилось 18 лет, можно обращать в ислам без согласия родителей.


Он хочет сначала узнать, является ли эта мечеть официальной, а затем наложить санкции на имама или саму мечеть. Но останавливаться на этом не следует. Необходимо изменить закон.


Как раз этот случай показывает, какую важную роль играет человек, занимающий пост министра по делам церкви. У нас большие миграционные проблемы, дебаты о миграции шли в течение 30 лет. И почему же у нас так и не появился министр по делам церкви, который может изменить этот закон?


Это так страшно и больно для тех семей, с которыми это случилось, это просто невыносимо.


Насер Хадер — человек, который хочет изменить этот закон, и за это заслуживает похвалы. Но ему необходимо получить поддержку остальных членов Консервативной народной партии, правительства, правительственной партии и желательно также социал-демократов. И нажав кнопку в зале фолкетинга, все эти партии могут продемонстрировать, что они именно это имеют в виду, когда говорят, что согласны с ужесточением миграционной политики и политики интеграции. Если не будет этой поддержки, предложение Насера Хадера не пройдет. Именно так и произошло, когда он и его коллеги выступили за национальные, культурные и религиозные обычаи, которые в течение тысячелетий создавали Данию.


В прошлый раз это случилось, когда он в 2010 году предложил запретить хиджаб, а чиновники в министерстве юстиции решили, что предложение запретить хиджаб противоречит конституции. Но, как мы теперь знаем, это не так. В Австрии, Франции, Бельгии и Нидерландах этот запрет уже введен.


В этот раз Насер Хадер выступает против министерства по делам церквей. Согласно этому министерству, законодательство в этой области, которое будет затрагивать не только христианство, но и другие религии, должно быть рассмотрено комиссией специалистов министерства.


Мы все хорошо знаем, к какому заключению придет такая комиссия, поэтому Насеру Хадеру следует вместе с партией поддержки правительства сначала попросить министра по делам церкви Метте Бокк (Mette Bock) создать комиссию, чтобы лишь после этого она начала свою работу.


Нельзя недооценивать значение борьбы за то, чтобы дети младше 18 лет не заявляли о своем выходе из народной церкви или не обращались в другие религии без согласия родителей. Это слишком большая ответственность, чтобы возлагать ее на детей, да и последствия для семей являются катастрофическими.


Человек — это не просто кусок мяса или показатель CPR (цена информирования 1% аудитории рекламной
площадки, — прим. перев.), человек сформирован своей культурой и своим домом, поэтому дети, естественно, не должны заявлять о своем выходе из народной церкви или обращаться в другие религии без согласия родителей.


Разве можно допускать, чтобы такое положение оставалось без изменений? Борьба за изменение законодательства даже важнее, чем запрет на хиджаб, потому что в данном случае мы боремся за наших датских дочерей и сыновей.