Для многих людей на Украине Роман Шухевич является национальным героем — прежде всего потому, что он воевал против Красной Армии. Предложение назвать его именем одну из главных улиц Киева вызывает споры.


Генерала Романа Шухевича сегодня многие на Украине считают героем, а также той фигурой в недавней драматичной истории страны, с которой они себя идентифицируют. Этот родившийся в 1907 году лидер партизанского движения с 1943 был командующим Украинской повстанческой армии (УПА — организация запрещена на территории РФ — прим.ред.), военного крыла националистического подполья. Его главным врагом являлся в первую очередь Советский Союз.


Когда в 1950 году Шухевич был окружен на Украине советскими силами специального назначения, он покончил с собой, чтобы избежать плена. Советские власти подвергли преследованиям семью Шухевича еще в то время, когда он находился в подполье, и перенесли на ее членов ответственность за его действия — несовершеннолетние дети был помещены в детский дом, а его жена была сослана в Сибирь. Его сын Юрий, которому сегодня 84 года, провел более 30 лет в лагере и в ссылке. Его глаза уже ничего не видят, но в целом он бодр и сегодня представляет в киевском Парламенте популистскую «Радикальную партию».


Но есть еще одна, более ранняя глава в жизни командира Шухевича, которая и сегодня вызывает острые споры и протесты — речь идет о его роли в тот период, когда он был командиром батальона «Нахтигаль» — в 1941 году во время немецкого нападения на Советский Союз. Тем не менее, правительство города Киева приняло решение о том, чтобы назвать именем Шухевича крупную улицу в городе. Подобное решение имеет еще и политическую подоплеку, поскольку до последнего времени эта десятиполосная магистраль носила имя Николая Ватутина. Этот генерал командовал 1-м украинским фронтом Красной Армии, который в 1943 году восстановил контроль над городом. В 1944 году Ватутин был убит в результате покушения, устроенного партизанами УПА.


На этой неделе киевский административный суд временно приостановил выполнение этого спорного решения. Суд запретил подписание и публикацию административных распоряжений до окончания разбирательства. Истцы (одна «антифашистская» и одна еврейская организация) воспринимают это как победу и говорят: «Это означает, что мэр города Виталий Кличко не будет подписывать решение о переименовании».


Шухевич, получивший инженерное образование, до войны работал в западной части Польши. В Галиции и в Волыни в тот момент проживали примерно четыре миллиона украинцев, и они были крупнейшим этническим меньшинством в Польше. В борьбе против польского государства украинцы все чаще прибегали к тактике террора, что вызывало ответное насилие со стороны полиции. Шухевич также участвовал в покушениях на польских политиков и других лиц, и за это он был приговорен к тюремному сроку. Еще Веймарская Республика пыталась установить контакт с украинцами, в которых она видела политических союзников в борьбе против Польской Республики. Поэтому уже в тот момент в Германии проводилась тайная подготовка украинских националистов. Национал-социалисты сделали эти контакты более интенсивными. Своего пика они достигли в 1941 году, до и во время нападения Третьего рейха на Советский Союз.


В то время под контролем главы Абвера адмирала Вильгельма Канариса были сформированы батальоны «Нахтигаль» и «Роланд». В каждый из них входили сотни украинцев, а Шухевич был назначен одним из командиров. Функции офицера связи и эксперта в батальоне «Нахтигаль» выполнял немец Теодор Оберлендер (Theodor Oberländer). Позднее, при федеральном канцлере Аденауэре, Оберлендер был министром по делам изгнанных, и этот пост он занимал до тех пор, пока устроенный в ГДР показательный процесс не заставил его уйти в отставку. Не подлежит сомнению, что, помимо немецких войск, украинские националисты участвовали в погромах — прежде всего их жертвами становились представители еврейского населения в Лемберге и его окрестностях. До сегодняшнего дня остается неясным, какое именно участие Шухевич и его подразделение принимали в этих действиях. Сотрудничая с Третьим рейхом, украинские националисты надеялись на то, что они вскоре получат собственное государство. Поэтому они, и прежде всего их гражданский лидер Степан Бандера, после захвата Лемберга (Львова) призывали к созданию независимой Украины.


Это, разумеется, не соответствовало целям национал-социалистической власти. Поэтому батальоны «Нахтигаль» и «Роланд» были отведены, разоружены, а их члены интернированы. Позднее многие из этих солдат вошли в состав собственных полицейских сил. Шухевичу и некоторым другим националистам удалось бежать, после чего деятельность УПА продолжилась в подполье.


Для пропагандистов ГДР оказалось весьма удачным то, что Оберлендер смог сделать карьеру в Федеративной Республике — таким образом, они могли сказать, что ФРГ является «продолжением фашизма». Когда сегодня украинцы чествуют Шухевича, в российских средствах массовой информации звучат похожие обвинения. Они прекрасно вписываются в утверждения Москвы о том, что на Украине после свержения коррумпированного президента Януковича активно действуют «фашисты».


Из-за продолжающегося российско-украинского конфликта в восточной Украине, а также из-за российской аннексии Крыма предметная дискуссия по поводу Шухевича даже на Украине практически невозможна. Историк Владимир Вятрович, глава государственного Института национальной памяти, занимающегося критическим переосмыслением современной истории и анализом документов КГБ, выступил с чисто политическим комментарием по поводу возникшего спора. «Роман Шухевич — самая видная историческая фигура 20 века, он является антисоветским символом».


По его словам, назвать его именем одну из улиц в столице — значит осуществить «почти полный разрыв с советским прошлым». Населению нужны такие символы для того, чтобы мобилизоваться против современной России», — подчеркнул он.