Словосочетание «Майнильский инцидент» так прочно связан с национальной памятью финнов, что даже молодые поколения очень быстро его запоминают. Выражение стало буквально «именем нарицательным», в настоящее время его можно использовать, говоря о военных инсценировках и информационной войне.


Например, во время захвата Крыма и войны на Восточной Украине много раз складывалось такое впечатление, что Москва опять использует сценарии, при помощи которых в свое время Финляндию пытались выставить зачинщиком Зимней войны.


Только после распада Советского Союза в России начали более широко признавать, что Финляндия не производила артиллерийских выстрелов и не убивала четырех советских солдат на поле маленькой приграничной деревни Майнилы 26 ноября 1939 года (до 1948 года — «Майнила»; современное название — «Майнило», прим. пер.). Однако показательно то, что и до сих пор в России есть люди, которые верят в виновность Финляндии в «выстрелах в Майниле» или намеренно пытаются заставить других поверить этому утверждению в интернете.


А как сейчас живет эта деревня, в месте расположения которой финско-советская граница делала небольшой изгиб, словно старая ингерманландская деревня указывает в сторону Финляндии пальцем?


По своему расположению деревня Майнила была прекрасным местом для всевозможных провокаций и нарушений границы, поэтому нет ничего удивительного в том, что советское руководство выбрало для инсценировки именно ее.


К началу Зимней войны в Майниле было примерно сорок домов, и граница с Финляндией проходила почти в километре от деревни. Границей служила река Сестра.


Современному человеку трудно представить, как тогда выглядела эта местность. Случайному прохожему даже не пришло бы в голову, что сейчас он находится на бывшей приграничной территории, которая стала легендарной исторической сценой. Все видимые признаки бывшей границы и старой деревни Майнилы давно исчезли.


Из российских источников становится ясно, что после распада Советского Союза в деревне остался только один постоянно проживающий житель. Но сейчас подул свежий ветер. В 2010 году количество жителей выросло до девяти, а на сегодняшний день в деревне проживает несколько десятков, а то и сотен человек, приезжающих сюда на лето. Многие из них остаются здесь и на зиму.


На краю поля, когда-то бывшего целью артиллерийских выстрелов, недавно вырос дачный поселок богатых русских. Часть домов уже готова, другая часть отделывается. Как это принято у русских, большая часть участков спрятана за высокими заборами, куда не может проникнуть взгляд постороннего.


На входе в дачный поселок висит табличка, на которой написано, что мы находимся в Майнило, как сейчас называется деревня на русский лад. Также указано более точное местоположение: улица Весенняя.


Когда журналисты газеты Ilta-Sanomat приезжали в Майнило прошлым летом, деревенские улицы были пустынны. Активно велись строительные работы.


В ответ на вопросы о Майнильском инциденте местные жители либо пожимали плечами, либо указывали в направлении дальнего поля, потому что кто-то рассказывал, что там есть памятник, связанный с войной. Однако практически никто не знал или не хотел рассказывать об истории своего нового места проживания.


Однако позже мы поравнялись с уютным красным домом, двор которого приводила в порядок бодрая, но уже явно немолодая женщина. Может быть, она принадлежит к тому поколению, для которого «Майнильский инцидент» — не пустые слова?


«Конечно, я знаю, что деревня Майнила связана с началом Зимней войны. Моему отцу пришлось участвовать в Финской кампании», — сразу же отвечает Нина Белапко.


Когда ее отец Иван попал на Зимнюю войну, Нина была совсем маленькой. Семья жила тогда в Псковской области, недалеко от границы Эстонии и Латвии, поэтому непосредственного отношения к Майниле они не имели.


Позже Нина узнала, что в деревне Майниле в ноябре 1939 года произошло что-то, в чем советская пропаганда обвиняла «военщину Финляндии», и из-за чего отцу пришлось уйти на фронт. Но она не могла и предполагать, что когда-нибудь ей придется жить с семьей дочери именно на том поле, из которого сделали формальную причину начала Зимней войны.


От Зимней войны у маленькой девочки остались воспоминания о постоянном страхе за жизнь отца и о сильных морозах той зимы.


«Я помню, как я боялась, что отец замерзнет, и умоляла солнышко, чтобы оно согрело его на войне», — рассказывает Белапко.


Может быть, благодаря молитвам маленькой девочки, отец вернулся живым с Финской кампании, как называли в Советском Союзе Зимнюю войну. Отец, однако, никогда подробно не рассказывал о военных событиях, да маленькая девочка и не интересовалась.


«Это были такие тяжелые испытания, что о них не хотели говорить. А когда, наконец, закончилась Великая Отечественная война, все хотели только одного — все забыть и начать новую жизнь».


Полностью в Майнило историю Зимней войны не забыли, но случайному прохожему приходится спрашивать не у одного человека, прежде чем найдется тот, кто покажет дорогу к памятнику, рассказывающему о «выстрелах в Майниле».


Речь идет о скромном деревянном памятнике, установленном на краю поля среди камней. На памятнике есть два маленьких флага — Финляндии и Советского Союза. На красной табличке — лаконичный текст:


«Здесь, на месте бывшей деревни Майнилы, 26 ноября 1939 года раздались выстрелы, приведшие к началу Советско-Финской войны 1939-40 годов».


Очевидно, что надпись на табличке тщательно продумана, так как из текста нельзя заключить, кто произвел выстрелы. И, помимо прочего, указано, что выстрелы «раздались» — об этом есть свидетельства даже финских солдат.


Чуть позже финские дозорные увидели из своего наблюдательного пункта, расположенного в местечке Сомерикко, что на поле Майнилы появилось семь воронок, о значении которых они тогда не догадывались.


Однако в тот же воскресный вечер из Москвы пришла нота о том, что со стороны Финляндии по деревне Майниле было произведено семь артиллерийских выстрелов, в результате которых погибло трое рядовых и один младший командир. Кроме этого, сообщалось, что семь рядовых и два командира получили ранения.


Когда рассматриваешь скромный памятник, посвященный выстрелам в деревне Манила, обращаешь внимание на то, что на табличке нет упоминания о жертвах произошедшего инцидента, не говоря о том, что их имена не перечислены. Имен предполагаемых жертв обстрела не нашлось ни в одном советском архиве, так же как и нет указаний на изменение в количестве личного состава Красной армии в этот день.


Сначала в Финляндии подумали, что в Майниле произошел какой-то несчастный случай на учениях Красной армии, вину за который пытаются свалить на Финляндию. Но если бы на самом деле были убитые и раненые, неужели советская пропаганда стала бы замалчивать их имена? Наверняка на волне советсого патриотизма имена «мучеников Майнилы» были бы преданы гласности, и им поставили бы грандиозный памятник на деньги Москвы.


Сейчас памятник Майнильскому инциденту выглядит именно так, какой является память о Зимней войне в России: никого на самом деле не хотят помнить, не говоря уже о том, что не хотят, чтобы поняли, что же на самом деле произошло.


Но в России все же есть люди, которых не сломила официальная пропаганда. Одним из них является Егор Елизаветский, который понял настоящий характер выстрелов в Майниле еще в школьные годы.


«Тогда были уже более свободные времена, и я помню, что нам совершенно открыто говорили, что инициатором Зимней войны был Советский Союз. Позже я выяснил это сам, когда мы переехали сюда в Майнило», — говорит Елизаветский.


Елизаветский также показал журналистам Ilta-Sanomat памятник погибшим в 1944 году во время Войны-продолжения советским солдатам, который недавно был приведен в порядок.


На этом памятнике указаны все фамилии погибших, а одному из них посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Ясно, что эти жертвы современной России вспоминать легче, чем фиктивную инсценировку.


Финские солдаты удивлялись, «откуда взялись эти чертовы ямы»


На интернет-страницах финского общества ветеранов Veteraanien perintö егерь Лаури Кулмала (Lauri Kulmala) описывает тот день 26 ноября 1939 года, когда звуки выстрелов в Майниле услышали на финской стороне.


Сам Кулмала в тот момент на посту не был. О происшествии ему рассказали капрал Тойво Хяннинен (Toivo Hänninen) и егерь Унто Сундвалль (Unto Sundvall).


«В 13:00 в наше расположение прибыл егерь Сундвалль, рабочий парень, которому было поручено наблюдение за появившимися на поле Майнилы воронками, которые он, будучи под первым впечатлением, назвал «чертовыми ямами». Позже историки назовут их «выстрелами в Майниле» или «Майнильским инцидентом», — рассказывает Кулмала в своей статье, которая была опубликована в журнале Suomen Kuvalehti за 1964 год.


Ближайшим местом наблюдения финнов была дозорная вышка в местечке Сомерикко, в километре от поля Майнилы. Видимость в тот день была плохой из-за того, что шел дождь со снегом, но не настолько плохой, чтобы нельзя было различить существенные детали.


На том этапе, когда финнам еще не было известно, что Советский Союз заявил о наличии убитых и раненых, солдаты не посчитали произошедшее чем-то необычным, хотя и сообщили о том, что они слышали звуки разрывов снарядов. Позже Сундвалль описывал, что он видел также какое-то беспорядочное движение вблизи воронок.


«На краю воронок стояли люди и разглядывали их. Или просто мочились!»


На финской стороне знали, что советские солдаты утром проводили учения неподалеку. У финнов был строгий запрет на то, чтобы открывать стрельбу, который четко соблюдался из-за опасности оказаться под военным трибуналом.


Сначала в Финляндии подумали, что, возможно, речь идет о каком-то несчастном случае, произошедшем на учениях Красной армии, но финские солдаты сразу начали сомневаться в этом.


«На холме Сомерикко с расстояния в 800 метров они бы хорошо разглядели тела погибших и раненых у воронок, или, по крайней мере, как их отвозят с места разрыва снаряда, если бы трагедия действительно произошла, как указывалось в ноте», — подчеркивает егерь Кулмала в своих воспоминаниях.


Финляндия ответила на ноту Вячеслава Молотова 27 ноября, и посланник Финляндии в Москве Аарно Юрьё-Коскинен (Aarno Yrjö-Koskinen) полностью отверг претензии Советского Союза:


«В связи с якобы имевшем место нарушением границы Финляндское правительство в срочном порядке произвело надлежащее расследование. Им было установлено, что пушечные выстрелы, упомянутые в Вашем письме, были произведены не с финляндской стороны».


28 ноября Советский Союз направил резкую ответную ноту, в которой сообщал, что он вынужден расторгнуть Пакт о ненападении. Отрицая свою виновность в выстрелах в деревне Майниле, Финляндия, по мнению Москвы, «продемонстрировала враждебность в отношении Советского Союза», что повлекло за собой жертвы и ввело общественное мнение в заблуждение. После чего всем стало понятно, что это не просто слова.


Красная армия открыла артиллерийский огонь 30 ноября в 06:50.