Бывали времена в Америке, и не так уж давно это было, тогда кандидатов на высший пост в государстве действительно проверяли, могут ли они занимать такой пост. Задавались характерные вопросы, проверяемые должны были доказать, что обладают достаточными знаниями о мире, чтобы руководить нацией. Так было и с Сарой Пэйлин (Sarah Palin), бывшим губернатором Аляски и кандидатом от республиканцев на пост вице-президента в 2008 году. На вопрос о том, какие у нее есть знания по поводу отношений с Россией, бойкая политик из провинции на крайнем севере Америки ответила: «Это наши соседи, прямо у нашего порога. С берега Аляски Россию действительно можно увидеть».

Тогда у России и США было то, о чем Трамп сегодня мечтает: совпадающие интересы

Ничего особо нового во внешнеполитическом плане это заявление не содержало, почему тогда и был такой фурор. Верным было то, что Россия и США в Беринговом проливе в пределах видимости близко подходят друг к другу. Только четыре километра разделяют Большой (российский) и Малый Диомедов остров (американский). И действительно, по крайней мере с исторической точки зрения, отношения между Соединенными Штатами Америки и Россией самые тесные в 49-м штате США: потому что Аляска была форпостом России в Новом Свете и более столетия принадлежала российской империи. Однако 150 лет назад, точно 30 марта 1867 года, Россия продала США свою колонию на американском континенте. 7,2 миллиона долларов было написано на чеке US Treasury, министерства финансов, по сегодняшним меркам 120 миллионов долларов — безусловно за бесценок.

В четыре часа утра, субботним утром министр иностранных дел США Уильям Сьюард (William Seward) и российский посланник Эдуард фон Штёкль (Eduard von Stoeckl) после ночи переговоров в госдепартаменте договорились о цене на передачу территории. Нью-Йорк-Таймс сообщила тогда, что уже спустя пять часов оба они были представлены в Белом доме и договор был подан президенту. Эндрю Джонсон (Andrew Johnson) в то же утро подписал договор и ровно в пол-третьего соглашение уже лежало в сенате в Капитолии для обсуждения. Так раньше велись дела в Вашингтоне.

Почти за сто лет до этого побережье Аляски открыл датчанин Витус Беринг во время одной экспедиции и в грубых чертах нанес на карту. Его именем был назван пролив между Америкой и Азией. Беринг был в пути по заданию царского двора в Санкт-Петербурге, и таким образом новая земля после его открытия в 1741 году — и после подтверждения того, что не существует никакого сухопутного соединения между Азией и Америкой — досталась российской короне.

Четыре года спустя в эту местность прибыли первые российские охотники за пушным зверем. Однако сначала они ограничивались Алеутами, цепочкой островов от Аляски в сторону азиатского континента. В 1783 году охотники построили свой первый постоянный поселок на материке. В 1799 году царь Павел I присвоил российско-американской компании, объединению нескольких обществ охотников за пушным зверем, доходную торговую монополию на Аляске.

Бум продолжался недолго. На зверей, прежде всего на морских выдр, безжалостно охотились и почти истребили их. Количество охотников снова сильно уменьшилось, а число жителей в поселке не росло: даже в самые хорошие времена их было не более 800 человек. Это были охотники за пушным зверем, капканщики и миссионеры, которые хотели обратить в веру коренных жителей на Алеутах и на материке (и сегодня еще существует русско-православная епархия на Аляске, которая насчитывает почти 50 тысяч верующих, прежде всего среди инуитов). Поездка в далекую колонию из Санкт-Петербурга была в буквальном смысле половиной кругосветного путешествия и длилась более полугода, неважно, плыли ли через Мыс Доброй надежды или Мыс Горн. Все это были плохие предпосылки для сохранения колонии.

В конце 1850-х годов у Санкт-Петербурга окончательно пропал интерес к дальнему владению. Крымская война с Великобританией, Францией и Османской империей как раз была проиграна. Конфликт показал стратегическую уязвимость Аляски: русские никогда не смогли бы защитить далекую территорию, если бы морская сверхдержава Великобритания тогда решились на аннексию колонии. К тому же после войны России очень нужны были деньги. С благословения царя дипломаты тайно выставили Аляску в 1859 году на продажу.


Британцы сразу же отмахнулись, но в Вашингтоне вполне заинтересовались. Тогда между Вашингтоном и Санкт-Петербургом было нечто, о чем Дональд Трамп действительно может мечтать: принципиальное совпадение по важным стратегическим вопросам. А к ним относилось и то, что Великобританию рассматривали как соперника. Русские поэтому и так предпочитали бы иметь США в качестве соседа на Дальнем Востоке, чем британцев, которые правили и в Канаде (распределение сил и власти в первой половине 20-го века и во время холодной войны тогда невозможно было себе представить). Экспансионистам в Америке опять же виделась продолжительная береговая линия в собственности США — от Сан-Диего до Полярного круга. Начало гражданской войны в Соединенных Штатах в 1861 году на какое-то время прервало эти мечтания.

После войны они опять всплыли, а так как русским по-прежнему нужны были деньги, то Александр II в 1866 году опять прозондировал ситуацию. Царь лично ставит пять миллионов долларов как минимальную сумму, однако его посланник, опытный переговорщик Штёкль, успешно взвинтил взнос до семи миллионов долларов. Еще в последнюю ночь министр иностранных дел, страстный экспансионист, прилагает еще 200 тысяч долларов сверху, чтобы окончательно завершить сделку.

«Не валяй дурака, Америка, возвращай нам Аляску назад!»

Американцы не поблагодарили его за это. Напротив, они смеялись над своим шустрым министром иностранных дел. В прессе о договоре отзывались негативно. Новое приобретение называли «Ледяным ящиком Сьюарда» или просто «Глупостью Сьюарда» и критиковали за разбазаривание миллионов денег налогоплательщиков, потому что экономическая выгода от огромной территории пока не была ясной. О нефти в то время еще нигде не говорили, о залежах золота тоже пока никто не подозревал. Похоже, что земля сгодится только как база для американских китобоев. И как стратегический мост.

Поэтому New York Times поддерживает эту сделку: «Не может быть никаких разумных возражений против приобретения продолжительной территории, которая до сих пор была известна как Русская Америка», — говорится 7 апреля 1867 года. Так можно, по словам газеты, предотвратить, чтобы Великобритания не завладела всем тихоокеанским побережьем севернее Соединенных Штатов. Через два дня сенат большинством голосов одобряет покупку. 18 октября 1867 года русские в поселки Ситка, бывшем главном поселке в своей колонии, спускают флаг с двуглавым орлом. Пушки американских военных кораблей на рейде в Ситки салютуют и поднимается звездный флаг США.

Однако для Аляски это только начало. Число жителей Ситки менее чем за год снижается с 2500 до пары сотен. Все же жизнь на крайнем Севере слишком суровая. Только Золотая лихорадка Клондайка в 1896 году поведет толпы людей в порты на юго-западном побережье территории — и длинными цепочками люди потянутся в Клондайк — почти на границу с Канадой.

И все же никто пока особенно не интересуется этим местом. Им управляет то армия, то министерство финансов или морской флот. В 1912 году Аляска получает статус территории США, с депутатом в конгрессе США. Стратегическая ценность полоски земли становится американцам ясна во вторую мировую войну, когда их войска с кровавыми боями изгоняли японских захватчиков с Алеутов. После 1945 года начинается холодная война. Вооруженные силы США нигде не подходят так близко к превратившимся в заклятых врагов русским как на базах на крайнем Севере.


К этому времени относятся первые серьезные попытки сделать Аляску штатом США. Но только когда в середине 50-х годов откроют большие залежи нефти западнее Анкориджа, дело продвинулось. 3 января 1959 года бывшая Русская Америка официально стала 49-м штатом США — с территорией в 1,7 миллиона квадратных километров, самым большим с отрывом штатом и — самым мало заселенным. Сегодня на Аляске проживает менее трех четвертей миллиона человек.

Сначала огромная земля висит как тяжелый придаток на материковой Америке. Вашингтон должен оплачивать новое приобретение. Однако дикие 60-е годы поменяли все и на Аляске: в 1968 году на 70-широте, то есть еще 400 километров севернее полярного круга, находят нефть, и столько, как нигде более в США. Начинается настоящий бум, который делает голодающий штат богатым — и его жителей тоже. На нефтяные доходы штата финансируется тем временем 55-миллиардный нефтяной фонд, постоянный фонд, который с 1976 года каждому жителю Аляски год за годом дает прибыль: в 2015 году это было более двух тысяч долларов. В этом смысле «глупость Сьюарда» оправдала себя.


Возможно, не в последнюю очередь поэтому пара вечных националистов в России считают продажу Аляски огромной глупостью, но, понятно, что не Сьюарда, а царя — и охотно получили бы ее назад. Группа «Любэ» сочиняет в 1991 году хит под названием «Не валяй дурака, Америка», в которой говорится: «Россия и Аляска — это два берега одной реки. Верни нам нашу землю назад». Националистическая группа считается одной из любимых групп Владимира Путина. На одной из пресс-конференций по телевидению два года назад его спросили: «Существуют ли планы опять присоединить Аляску к России»? Однако самый сильный человек России не стал заходить так далеко. «Не так горячо, — поставил он на место задавшего вопрос, — зачем нам Аляска?»