97-летняя Виено Злобина (Vieno Zlobina) открывает дверь своей квартиры в эстонском городе Пярну и с улыбкой проводит гостей в гостиную. Только воспоминания выдают ее возраст. Она действительно прошла тот «вечный путь», о котором повествует роман Антти Туури (Antti Tuuri) и о котором будет рассказано в фильме «Финляндия 100» (Suomi 100) в сентябре 2017 года.


Главный герой романа «Вечный путь» (Ikitie) — мужчина, которого Лапуаское движение (фашистское движение в Финляндии в период мирового экономического кризиса 1929-1933 годов — прим. пер.) выгнало из Финляндии в Советский Союз, и который решил построить там рай для пролетариата.


Когда Виено Злобиной было шесть лет, ее финские родители Элис и Эмма Ахокас (Elis, Emma Ahokas) переехали в погоне за идеалами из канадского шахтерского города Кобальт в советский Олонец, чтобы строить сельскохозяйственную коммуну «Сяде» (по-фински «säde» — «луч»).


«Родители хотели сделать Карелию государством рабочих, в котором все были бы равноправными», — говорит Злобина.


Когда поезд прибыл в Санкт-Петербург, шестилетняя Виено увидела из окна, как люди несут прямоугольные предметы. Отец предположил, что они несут кирпичи на стройку. Позже выяснилось, что люди несли буханки.


Многие вещи оказались в Советском Союзе иными, чем их представляли себе переселенцы.


Начало, тем не менее, было светлым и идеологически окрашенным. «Отец дал мне 50 копеек и сказал, чтобы я купила себе что-нибудь. Я купила портрет Ленина», — вспоминает Злобина.


Спустя 90 лет такая покупка вызывает смех. Подробности еще свежи в памяти, поскольку Злобина недавно закончила писать мемуары о коммуне «Сяде». Институт миграции Финляндии (Siirtolaisinstituutti) опубликует книгу Злобиной «Их идеалы были разрушены» (Heidän ihanteensa murskattiin) в апреле 2017 года.


В книге рассказывается жестокая история о финнах, которые своими руками строят социализм, доверяя обществу, которое впоследствии уничтожит их как врагов.


«К 1929 году, всего за четыре года, наша небольшая группа сделала пригодной для возделывания болотную пустошь. Появилось новое успешное хозяйство», — пишет Злобина.


На стене в ее гостиной висит любимая картина, на которой изображен двор «Сяде» с хлевом, свинарником, водонапорной башней и жилым домом. В боковой комнате жила семья Ахокас. Все работы распределялись между членами коммуны, включая приготовление пищи и стирку одежды.


По разным оценкам, в период «карельской лихорадки» (Karjalan kuume) в начале 1930-х годов из Северной Америки в Советский Союз переехало 6-6,5 тысяч финнов. Отъезд ускоряла пропаганда в газетах — например, в коммунистических американских изданиях Vapaus, Työmies, Eteenpäin и Toveri («Свобода», «Рабочий», «Вперед», «Товарищ»), выходивших на финском языке.


«Пропаганда — худший враг человека. Ей верят», — говорит сейчас Злобина.


Она все еще помнит финский стишок, который выучила в детстве: «Был в России царь Николаша, но рабочие его прогнали и вслед ему прокричали: „Теперь власть наша!“»


В Карелии Злобина начала ходить в русскоязычную школу Олонца. Вначале она даже стеснялась надевать свой плащ, привезенный из Канады, потому что над ним смеялись одноклассники. Скоро в играх с детьми проснулась ее любовь к карельскому языку. Годами позже Виено защитила диссертацию по фонетике карельского языка и возглавила отделение финно-угорских языков Петрозаводского государственного университета.


«Мне нравится карельский язык, в нем есть гармония», — говорит Злобина.


В начале 1930-х финских строителей социализма настигли сталинские гонения. Сначала коммуна «Сяде» стала колхозом. За этим последовали первые задержания и ссылки. Отец Виено запросил помощь в Консульстве Финляндии.


Однако это было бесполезно, поскольку семья получила гражданство СССР.


Во время сбора урожая в 1937 году Виено была дома, а отец чистил колодец. Во двор заехал грузовик. Милиция заставила мужчин коммуны забраться в кузов.


«Мы собрали с матерью сухие вещи для отца, но нам запретили их передавать. Ему пришлось уехать в мокрой одежде».


После этого Виено больше не видела своего отца. Сама она стала «дочерью врага народа», и ее уволили с должности библиотекаря в Олонце. Позже Виено все же удалось получить другую работу.


Во время Советско-финской войны 1941-1944 годов (Войны-продолжения) до прихода финских солдат коммуна была сожжена по решению местных властей. Мать Виено слышала, как коровы ревели в горящем хлеву.


Виено бежала на пароме через Онежское озеро, затем по Волге до Каспийского моря и, в конце концов, оказалась в Казахстане. После войны она вернулась в Карелию. Она годами умоляла советскую власть дать ей разрешение навещать родственников в Финляндии.


«Когда я, наконец, вырвалась, то больше не вернулась», — говорит Злобина и смеется. Она вернулась через Финляндию в Канаду и заехала в свой родной город Кобальт.


«Я подумала: какой же он симпатичный. Конечно, было ошибкой уехать отсюда».


Злобина понимает, почему ее отец допустил эту ошибку. Финские шахтеры тосковали по земле и Карелии. Они были подходящим объектом для пропаганды.


После распада Советского Союза Виено Злобина узнала, что отца расстреляли спустя два месяца после задержания. Позже его признали невиновным.


Три года назад Виено Злобина переехала из Канады в Эстонию, чтобы быть поближе к своему внуку.


«Я всегда жила в тяжелых условиях и была под давлением», — Злобина вспоминает свою жизнь в Советском Союзе.


«Я со всем справилась. Я упертая».


В ее планах — написать статью об истории Карелии.


Виено Злобина, в девичестве — Ахокас


Родилась 18 сентября 1919 года в Кобальте (Канада, Онтарио).


В 1926 году переехала с родителями в Советский Союз, чтобы строить сельскохозяйственную коммуну «Сяде» (по-фински «säde» — «луч») неподалеку от села Верховье (Олонецкий район).


Ходила в русскоязычную начальную школу, а также в старшие классы финноязычной школы. Начала учить карельский язык в Петрозаводском педагогическом институте.


Защитила диссертацию по фонетике карельского языка в Петрозаводском государственном университете и возглавила отделение финно-угорских языков.


Была замужем за преподавателем английского языка Михаилом Злобиным.


После выхода на пенсию проживает в Эстонии и Канаде. Научилась пользоваться компьютером в 80 лет.


Мемуары Злобиной «Их идеалы были разрушены» (Heidän ihanteensa murskattiin) выйдут весной 2017 года.