Уход Мэри Коллинз (Marie Collins) из папской комиссии по защите несовершеннолетних должен был «показать, кто есть кто», как выразился на прошлой неделе кардинал Пьетро Паролин (Pietro Parolin), государственный секретарь Святого престола. Что-то действительно начало сдвигаться с мертвой точки, и даже префект конгрегации по вопросам доктрины веры кардинал Герхард Людвиг Мюллер (Gerhard Ludwig Muller) вмешался в этот вопрос, дав целых два (больших) интервью: первое — в пятницу, 3 марта, изданию Faz, а второе — в воскресенье, 5 марта, газете Corriere della Sera. О цели выступлений открыто не заявлялось, но она была очевидна: опровергнуть обвинения в адрес бывшей конгрегации священной канцелярии, которые озвучила в прессе госпожа Коллинз. Объявляя о своем намерении навсегда покинуть свой пост (в последние несколько лет она не раз заявляла о желании уйти в отставку), Коллинз рассказала, что ведомство Мюллера крайне редко шло на сотрудничество (если не сказать никогда). Курия, как говорилось в обвинении, мешала комиссии осуществлять программу достижения прозрачности при проведении расследований. Дела обстоят совершенно иначе, объясняет префект немецкому изданию: «Понтифик учредил комиссию по защите несовершеннолетних, чтобы объяснить, что домогательства — это серьезное преступление и что с ними надо бороться. Но в задачи комиссии не входит сотрудничество с конгрегацией доктрины веры, которая знает о большинстве случаев домогательств».


Говоря о препятствиях, с которыми якобы столкнулась структура, находящаяся под руководством кардинала Шона Патрика О‘Мэлли (Sean Patrick O'Mally), Мюллер объясняет, что «комиссия занялась разбирательством в связи с формальным запросом, попросив нас написать письма жертвам в доказательство того, что церковь сочувствует их страданиям. Но это проявление пасторской заботы является задачей епископов и их конкретных приходов, а также более близких к ним высших органов надзора за религиозными институтами». На этом дело не закончилось, потому что Мэри Коллинз решила вновь выступить, на этот раз обнародовав ряд подробностей, которые были опубликованы на американском католическом ресурсе Crux. Коллинз отвечает на статью специалиста по Ватикану Джона Аллена (John Allen), который не так давно назвал отставки «неизбежными» в том числе из-за своего рода внутреннего противоречия, состоящего в том, что Коллинс сама в детстве стала жертвой домогательств священника, а теперь входит в комиссию, призванную заниматься разработкой способов борьбы с этим феноменом. «Проблема кроется не в жертвах домогательств, которые оказались в комиссии, а в сопротивлении со стороны людей в курии!» — прокомментировала она. Однако эта проблема — гораздо шире, чем заявления Мэри Коллинз и высказывания кардинала Мюллера. Это внутренний ватиканский спор о возможности снятия с конгрегации доктрины веры полномочий по расследованию случаев сексуальных домогательств со стороны священников. Это будет выгодно конгрегации по делам духовенства, занимавшейся этим вопросом до начала 2000-х годов, то есть до того, как папа Иоанн Павел II по собственной инициативе обнародовал инструкцию Sacramentorum sanctitatis tutela, при помощи которой он передавал право расследования бывшей конгрегации священной канцелярии (в то время ее возглавлял Йозеф Ратцингер).


Именно здесь разыгрывается реальная партия, в результате которой ведомство, возглавляемое кардиналом Мюллером, может в перспективе лишиться своих полномочий. Эта возможность многими в Ватикане оценивается положительно. Она сможет вернуть в игру местных епископов в обход предполагаемого «сопротивления», ответственность за которое несет, если верить обвинениям Мэри Коллинз и ее коллеги Питера Сондерса (Peter Saunders), именно конгрегация доктрины веры. Неслучайно в своих последних интервью Мюллер страстно настаивал, что право вмешательства имеет именно его конгрегация, а не другие, подчеркивая также, что его взгляды полностью совпадают со взглядами Франциска. Конкретный риск, однако, состоит во вмешательстве папы этот спор, как это произошло во время понтификата Бенедикта XVI. На подобное развитие событий уже указывают некоторые признаки: агентство The Associated Press пару недель назад писало, что «папа Франциск ограничил санкции в отношении группы священников-педофилов, применив свою концепцию милосердной церкви даже к ее самым страшным преступникам».