Театральный кружок помог стеснительной Алине раскрепоститься. Сегодня Томников — одна из восходящих звезд финского театра и кино.

Совсем скоро на российском телевидении начнется показ исторического сериала «Екатерина. Взлет». Одну из ролей в нем сыграла Алина Томников.

Yle: Алина, как тебя нашли российские продюсеры?

Алина Томников: Я сделала, по крайней мере, три пробы съемок — сама сняла себя на мобильный телефон и отправила в Москву. Это был длительный процесс, они долго думали и, в итоге, выбрали меня.

— Обстановка на российской съемочной площадке несколько отличается от местной…

— Там было огромное количество помощников, ассистентов, которые занимались актерами. Один человек занимался моими авиабилетами, другой помогал на съемочной площадке, еще один забирал из гостиницы на работу и привозил обратно. Это была очень большая группа.

Ну и атмосфера тоже была чуть-чуть другая. В Финляндии на съемочной площадке люди хотят, чтобы все было спокойно и позитивно, а в России я чувствовала, что атмосфера тоже позитивная, но с эмоциями.

— Алина, давай отмотаем время назад. Когда ты поняла, что хочешь стать актрисой?

— Я была очень стеснительная, поэтому родители записали меня в театральный кружок, чтобы я раскрепостилась. Я училась в штайнерской школе, где мы каждые три года делали спектакли, и я помню, что в классе шестом я играла Д’Артаньяна. И был момент, когда один мальчик забыл выйти на сцену. Все другие как-то застыли, а я почувствовала прилив адреналина и начала импровизировать. Я помню, что в кружке мне было легко и свободно. Я понимала тот мир.



Папа очень много занимался мною и часто снимал меня на видео. Чего только эта маленькая и стеснительная Алине не вытворяла! Вела грибные шоу, играла на пианино, флиртовала с камерой… Так все и получилось.

— В семье тебя окружали русская культура, традиции, язык. За пределами дома на этой почве у тебя возникали проблемы?

— Да, меня дразнили в школе из-за того, что у меня было непонятное имя, и мой папа выглядел не так, как другие папы, и за то, что я говорила по-русски. Но я никогда не жалела о том, что я наполовину русская, что я знаю русскую культуру — это был мой секретный язык.

— Тебе никогда не хотелось быть такой как все?

— Нет. По-моему, каждый человек хочет быть уникальным. Нет, я никогда не жалела. Я всегда очень гордилась тем, что во мне столько русского, сколько есть.

— Кстати, как ты училась в школе?

— Очень хорошо. Я была отличницей. У меня есть склонность к перфекционизму. Из-за этого мне, например, очень трудно смотреть на себя на экране. Мне приходилось буквально заставлять себя это делать, потому что это помогает подмечать, что можно сделать лучше. Да, я хочу все время идти вперед.

— Ты знаешь русский язык, культуру — помогло тебе это в твоей профессии?

— Русская культура научила меня быть честной перед собой, научила, что не надо бояться чувствовать. У человека не одна эмоция, а много разных, и они меняются: сегодня так, а скоро будет совсем по-другому. Мне кажется, что такая открытость очень мне помогла в творчестве, потому что там нужно чувствовать. Ну, и конкретный пример: я получила первую роль в России благодаря тому, что говорю по-русски.

— А как ты относишься к такому термину как «финляндские русские»? Тебя можно было бы назвать «финляндской русской актрисой»?

— Да, для меня это нормально. Конечно, зависит от каждого человека в отдельности, от того, как он себя чувствует здесь. Например, мой папа: он живет в Финляндии уже 30 лет, и он чувствует себя очень хорошо, он чувствует себя финном. Лично меня можно называть финляндской русской.

— Над чем ты сейчас работаешь? Где снимаешься?

— Сейчас как раз вышел на экраны новый сезон продюсируемого Yle сериала Syke («Пульс»), в котором я играю очень интересную роль — наркоманки. Потом еще один сериал Downshiftaajat («Дауншифтеры»), тоже второй сезон — я там играю женщину, которая пишет картины. А скоро мы приступим к съемкам нового телесериала, тоже Yle, где я буду играть слепую.