Это приземление в Сочи со стороны Черного моря, прямо над олимпийскими сооружениями, очень впечатляет. Тяжелые облака висят над зимней серой водой, пальмы в аэропорту дрожат от дождя. Субтропическая зима в Сочи. Горы и снег появляются лишь после туннелей на почти 46-километровой дороге в Красную Поляну с его главным курортом Роза Хутор.

 

Здесь впервые приземлился в начале февраля этого года чартерный самолет авиакомпании Condor из Берлина — Шёнефельд. Самолет был заполнен всего на 45%. Первый полет этого рейса был даже отложен на несколько недель из-за небольшого спроса. Наш самолет заполнили прежде всего журналисты и сотрудники турагентств. Они должны были быстро и громко бить в барабаны с тем, чтобы следующие рейсы были многолюднее. Однако теперь, еще до конца месяца полеты опять прекратятся. И тем самым проблема вырисовывается довольно четко: Роза Хутор, горнолыжный курорт, который три года назад показал себя в СМИ в полном блеске, когда здесь проходили олимпийские соревнования по лыжному спорту, хочет наконец проявить себя в международном туризме. Но никто толком не знает, каким образом.

 

Для этого это маленькое местечко имеет своего собственного директора по маркетингу: Ольга Филипенкова, 34 года, жительница Петербурга с весьма решительным взглядом и резковатыми складками вокруг рта. Вместе со своей коллегой Юлией Моховой из туристического агенства Visit Russia она летает по всему свету, чтобы всем сказать: приезжайте же в Сочи. Здесь отлично. Не самая легкая работа.

 

Речь не о том, что никто не хочет сюда приезжать. Курорт стал своего рода близлежащей зимней зоной отдыха Москвы и Санкт-Петербурга. Теперь, после сумасшедших рождественских каникул, когда все гости жаловались на переполненные рестораны и очереди у лифтов (а русские охотно жалуются), стало опять спокойно и немноголюдно. Сейчас приезжают студенты из крупных городов, у которых еще есть немного свободного времени. В большинстве случаев они уже сидят в самолете со сноубордами в толстых лыжных штанах, пересаживаются затем в аэропорту на поезд и прямиком направляются к лыжным трассам. Снежный покров гарантирован даже в это время — лыжные трассы Роза Хутора расположены на высоте до 2300 метров.

 

Тип людей здесь: более приятные, более открытые, более расслабленные русские

 

В гондоле — лыжный тренер, у которого сегодня выходной день. Он радуется паре часов катания по глубокому снегу и даже предлагает нам показать несколько своих любимых маршрутов. Потом он рассказал, что этой зимой хотел, собственно говоря, поработать в Австрии, чтобы получить хорошие деньги. «Но были проблемы с визой».

 

Роза Хутор не отличается больше от горнолыжных курортов в Австрии или в Швейцарии, за исключением контроля безопасности при посадке в долине в гондолы, который и контролеры, и лыжники проходят одинаково небрежно, и того, что в закусочных самообслуживания подаются борщ, блинчики со сгущенным молоком и котлеты по-киевски. Здесь говорят «глинтвейн» и пиво «Балтика», хотя оно и сварено в России.

 

Суточный пропуск на лыжные трассы стоит в перерасчете почти 25 евро. Размещение гостей происходит, начиная от молодежных туристических баз до апартаментов с услугами консьержек и японской сауной-бочкой на террасе. В местечке имеются разнообразные возможности для времяпровождения после лыжных прогулок, бары с караоке, дорогие магазины одежды. Тип людей здесь: более приятные, более открытые, более расслабленные русские. Приветливые, услужливые сотрудники. Многие из них говорят по-английски.

 

Так в чем же проблема?

 

Этот вопрос в России можно задавать постоянно. Вот только правильный ответ получишь редко. И в Сочи тоже. И конечно же не от директора по маркетингу. Ольга Филипенкова начинает и на одном дыхании рассказывает об олимпийском стандарте лыжных трасс, о хорошем соотношении цены и качества и о том, что Сочи может предоставить что-то на любой кошелек. «Также и хорошие лыжники найдут здесь что-то для себя, мы должны предоставить массам новую культуру обслуживания, показать россиянам, что все это можно получить в собственной стране». На свитере с капюшоном у Филипенковой написано: «Keep calm and do business… in Russia» («Сохраняй спокойствие и занимайся бизнесом… в России»).

Корпуса гостиничного комплекса «Роза Хутор» в Красной поляне

Тот, кто находится в гондоле и проплывает в сторону горной станции Роза Пик, увидит внизу узкую долину, по которой, извиваясь, течет речушка Мзымта. По ее берегам стоят дома, в которых не угадывается концепции городского планирования: тосканский стиль, альпийский оттенок, гладкие фасады гостиниц, дикая смесь. Ничего оригинального. «Ах, — говорит одна туристка из Санкт-Петербурга, — ведь не так важно, как это здесь выглядит. Раньше здесь были только несколько старых деревянных хижин, а теперь Роза Хутор стал настоящим курортом».

 

А дальше, наверху — Кавказ: впечатляющие цепи гор, то мягкие, то угловатые. Лыжные трассы высокого качества и хорошо видны. Территория не выглядит безумно разнообразной. Но есть достойные 77 километров лыжных трасс с современными подъемниками из Австрии. Интернет работает почти везде.

 

И все же: только на одной ноге Сочи не может удобно стоять. Тех 800 тысяч россиян, которые приезжают сюда зимой, явно недостаточно, если распределить это на весь год. В немногочисленные дни зимних каникул здесь все переполнено. Те, кто приезжает на машине, могут простоять в пробке в туннеле. А потом еще перед лифтом. Это оборудование рассчитано на 10 тысяч посетителей в сутки, но в отдельные дни между Рождеством и Новым Годом или в январе охотно приезжают и 15 тысяч лыжников.

 

За последние два года лыжный курорт развивался хорошо, во всяком случае это касается внутреннего туризма. Сначала произошло падение курса рубля, одновременно Россия стала соперничать с Западом, Турцией и Египтом. Зажиточные россияне лишились мест проведения отпуска. Для многих стали неожиданно недоступными Санкт-Мориц и Зальцбург. Почему же не опробовать место, которое знали по олимпийским репортажам по телевидению?

 

Согласно статистике Ольги Филипенковой, классический турист в Сочи мужского рода, отец семейства, довольно молод — от 27 до 34 лет. Он знает лыжные курорты в Австрии и Швейцарии и хочет — или вынужден теперь — познать свою собственную страну. Возможно, он любит такие рестораны, как Paulaner, или международные гостиничные сети. Но он ничего не имеет против, когда стратеги туризма немного играют на чувстве патриотизма, сейчас в России это работает довольно хорошо.

 

Но как подойти к зарубежным гостям, которых такая позиция скорее отпугнет? Похоже, что это неразрешимая для Филипенковой проблема. «На это нужно время», — лишь говорит она. И считает примером Уистлер в Канаде.

 

Еще одна проблема: каждое местечко этого горного кластера принадлежит разным российским олигархам. О некоторых молчат, другие, как, например, энергетический гигант «Газпром» видны повсюду. Один хотел открыть второй Куршавель, второй хочет прежде всего рекламировать себя. Горные курорты не связаны друг с другом, поскольку короли горных вершин не могут договориться. Для каждого из этих трех мест нужно покупать свой собственный лыжный билет. Как объяснить это туристу-лыжнику, который приезжает сюда за тысячу километров и должен оплатить визу?

 

Наконец Филипенкова все же решается на весьма четкую точку зрения: «До тех пор, пока мы будем проводить эту политику, у нас не будет достаточно гостей из-за рубежа».