Жители расположенного в Донецкой области промышленного города Авдеевка постепенно теряют надежду дождаться окончания войны между украинскими силами и пророссийскими сепаратистами. В феврале, через два года после подписания Минских соглашений, градус насилия резко пошел в гору.


Во дворе школы №11 Авдеевки сейчас шумно. Смех и крики детей, призывы учителей вести себя спокойно. А издалека доносится эхо артиллерийского огня. «У детей просто невероятная способность приспосабливаться, — улыбается директор школы Нина Шеремко. — Сейчас уже третья зима войны, и они больше не реагируют на звуки взрывов. Они спокойно играют, как… как дети. Они подают нам пример, чтобы попытаться вернуться к нормальной жизни».


Нормальная жизнь. В этом было главное обещание подписанных 11 февраля 2015 года в Минске мирных соглашений. С подачи Ангелы Меркель и Франсуа Олланда Владимир Путин и Петр Порошенко обрисовали в белорусской столице дорожную карту, которая должна была положить конец кровопролитному конфликту в Донбассе на востоке Украины. Два года спустя столкновения между украинскими вооруженными силами, с одной стороны, и сепаратистами и российскими военными, с другой, так и не прекратились. По данным ООН, война унесла жизни более 10 тысяч человек.


«У нас есть все, что нужно», — решительно продолжает Нина Шеремко. С 2014 года из города уехали половина учеников и преподавателей. Отключения электричества и отопления часты, и в школе были созданы аварийные системы. «Здесь 150 детей. Школа должна оставаться открытой, пока родители на работе». Многие из них трудятся на местном коксохимическом заводе, одном из самых больших в Европе. На крайний случай, в школе, по словам Нины Шеремко, есть два подземных убежища.


Тяжелое оружие


В начале февраля Авдеевка стала эпицентром небывалых с 2015 года боев. С украинской стороны там погибли порядка трех десятков человек, как военных, так и мирных жителей. Со стороны сепаратистов потери все еще с трудом поддаются подсчету. Эксперты объясняют эту вспышку насилия либо локальными причинами, либо гипотезой о стремлении боевиков проверить дипломатическую позицию Дональда Трампа по отношению к путинской России. На месте событий артиллерийские обстрелы ничего не изменили в соотношении сил, а лишь еще больше обострили атмосферу неопределенности.


«Если бы они действительно стремились к миру, то уже добились бы его, — негодует пенсионерка Марианна Ивановна, везя за собой санки с гуманитарной помощью по покрытому льдом тротуару. — Мужа убили в 2014 году. Дом полуразрушен… Мы понемногу вымираем». Грохот тяжелой артиллерии вторит ритму ее шагов. Она проходит перед зданием, которое можно считать настоящим символом Авдеевки: иссеченный снарядами дом с огромным женским портретом на стене (его выполнила в октябре группа Art United Us). Чуть ниже виднеется надпись «Боже, береги Авдеевку». Здание находится напротив линии фронта и периодически становится целью обстрелов. Внутри большинство квартир пустуют или же заняты украинскими солдатами. Однако несколько семей все еще упорно пытаются там жить. На их дверях висят бумажки с надписью «Здесь живут люди».


Минские соглашения породили надежду на постепенное урегулирование конфликта. Сегодня же все процесс, видимо, зашел в тупик. Обмен пленными, который должен был осуществляться по схеме «все на всех», идет в час по чайной ложке. Переговоры о проведении местных выборов и контроле на российско-украинской границе не могут сдвинуться с мертвой точки. О демилитаризации «линии соприкосновения», как говорится на военном жаргоне, тоже давно все позабыли. В последние месяцы вновь появилось тяжелое оружие. Глава миссии наблюдателей ОБСЕ Александр Хуг (Alexander Hug) регулярно говорит об «опасности возобновления широкомасштабных военных действий». Помимо артиллерийских дуэлей украинцы стали придерживаться стратегии «маленьких шажков»: они вновь берут контроль над поселениями в буферной зоне, сокращая тем самым дистанцию между позициями враждующих сторон. Пророссийские и российские силы в свою очередь мобилизовались после убийства (никто так и не взял на себя ответственность за него) Михаила Толстых по прозвищу «Гиви», одного из самых известных командиров Донецкой народной республики. Ее самопровозглашенный президент Александр Захарченко призвал к отмщению и объявил о провале Минских соглашений.


«Минский процесс? Прекрасно, — говорит глава военно-гражданской администрации Авдеевки Павел Малыхин. — Но нужно, чтобы его применяли и соблюдали. Я же вижу, что главными гарантами соглашений являются западные страны, которые пытаются вести бизнес с Россией. На месте событий наблюдатели ОБСЕ избегают малейшей опасности, не хотят сами следить за войной и решать конкретные проблемы! Они остаются вне зоны боевых действий, слушают, но не видят, уезжают и пишут свои отчеты. Это никак не поможет урегулированию конфликта».


«Мы не смогли бы выжить без гуманитарной помощи», — жалуется Светлана Клименко. Вместе с подругами-пенсионерками она ждет на холодной лестничной клетке посылку от Красного креста. Сегодня должны привезти продукты и гигиенические средства. «Я годами заботилась о ветеранах Афганистана и чернобыльцах. А сегодня помощь нужна уже мне самой…»


«Из-за крайне нестабильной ситуации в плане безопасности мы не можем начать восстановительные работы там, где они нужнее всего, то есть на линии фронта, — объясняет представитель Международного комитета Красного Креста на Украине Мари-Серван Дежонкер (Marie-Servane Desjonqueres). — В этой зоне деревни находятся в сильнейшей изоляции. Они отрезаны от всего, скорые не могут добраться до них, автобусов нет. Ситуация чрезвычайно сложная». МККК — одна из немногих гуманитарных организаций, которых принимают по обе стороны фронта, и Мари-Серван Дежонкер отмечает те же самые проблемы в самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Киев пытался справиться с этой трагедией с помощью недавнего плана реинтеграции Донбасса: он предоставляет жителям сепаратистских территорий для возможности поездок, учебы и работы на Украине. Целью было заручиться поддержкой населения региона. Как бы то ни было, инициатива вызвала отрицательную реакцию даже на самой Украине.

 

Националистические движение заблокировали три железнодорожные линии, идущие с сепаратистской территории на украинскую. В поселке Щербиновка к северу от Авдеевки с субботы стоят десятки груженых углем вагонов. Разбившие лагерь полтора десятка добровольцев говорят о «предательстве» киевских властей. Размещенный у флагов плакат призывает «остановить торговлю кровью». «Этот план легализует торговлю с оккупантами, — объясняет Влад, главный в лагере. — Они могут нажиться на продаже угля на украинском рынке и направить деньги на войну». Среди добровольцев популярна идея о строительстве «стены» вдоль территории сепаратистов с тем, чтобы навсегда изолировать их.


На Украине война идет уже третью зиму подряд, однако до сих пор не видно никакого консенсуса по поводу восстановления мира в Донбассе. Мирное население не может вернуться к нормальной жизни. «Пусть они уже окончательно договорятся вместо того, чтобы без конца нас обстреливать, — возмущается Ольга Юрьевна, чья семья все еще живет в Авдеевке. — Лично я не вижу разницы. Что Украина, что Донецкая республика… Мне все это надоело. Я хочу мира. Все здесь хотят только мира».