В основе сюжета вышедшего в 2015 году на экраны фильма «Битва за Севастополь» (Battle for Sevastopol) лежит реальная история о том, как во время Второй мировой войны советская женщина-снайпер Людмила Павличенко уничтожила больше 300 солдат государств «оси», то есть гитлеровской коалиции, а также о том, как она стала подругой первой леди Соединенных Штатов.

Это настолько захватывающая тема, что она заставляет мириться с большим количеством пространных диалогов, а также неравномерным развитием сюжетной линии в фильме. И сделать это нужно для того, чтобы оценить его рассказ о феминизме, жестокости, любовных треугольниках военного времени, а также о посттравматическом стрессе.

На самом деле, заведомо обреченная на провал борьба Советов за то, чтобы удержать этот осажденный крымский порт, — не главное содержание этого российско-украинского фильма. Кстати, его оригинальное русское название «Несокрушимая» подходит ему значительно больше.

Всего за один год Людмила уничтожила не меньше 309 вражеских солдат. Больше убитых, чем во всех фильмах о Рембо вместе взятых. И в данном случае речь идет лишь о подтвержденных попаданиях, зафиксированных третьей стороной. Кроме того, Павличенко не считала первых двух своих жертв, поскольку для нее это были «пробные выстрелы».

Павличенко четыре раза была ранена в бою, и ее эвакуировали на подводной лодке перед падением Севастополя, после чего она включилась в работу в Соединенных Штатах по поддержке открытия второго фронта в Европе. Именно там у нее возникли тесные дружеские связи с Элеонорой Рузвельт, а в 1958 году уже первая леди приехала в Москву, где и состоялась их встреча.

Предвоенные сцены странным образом воспринимаются как буржуазные, а актриса Юлия Пересильд (Yuliya Peresild) великолепно выполняет свою работу, представляя Павличенко как девчонку-сорванца и круглую отличницу — такая девушка скорее вызовет на соревнование по стрельбе своих студентов-сокурсников, чем будет флиртовать с ними в кино. Никогда раньше Людмила не занималась стрельбой, но оказалось, что она настолько одаренный стрелок, что ее взяли в специальную стрелковую школу.

Когда началась Вторая мировая война, Павличенко сразу же поступает на военную службу и отказывается от свадьбы с добрым, но робким молодым доктором. В реальной жизни она выходит за него замуж, и у них до войны даже появляется ребенок.

Действие этого фильма постоянно перескакивает с ее карьеры снайпера в ходе битвы за Одессу и Севастополь на ее углубляющуюся дружбу с Рузвельт в тот момент, когда она не без труда пытается представить себя американским средствам массовой информации.



К сожалению, романтическая жизнь Павличенко, в конечном итоге, занимает в сюжете фильма значительно больше места, чем ее подвиги на фронте. В фильме «Севастополь» рассказывается о ее отношениях с тремя мужчинами — с пацифистски настроенным доктором, служащим вместе с ней в зоне боевых действий в Севастополе, с ее боевым наставником и, наконец, с ее корректировщиком и напарником Леонидом Куценко.

В фильме показано, что ее больше привлекает грубая сила последних двух, но, несмотря на то, что формула любовного треугольника появляется не один, а два раза, все они проявляют настоящую заботу друг о друге — и Павличенко не прибегает к оправданиям, пытаясь найти свое счастье в этих отношениях.

Но и других проблем немало в фильме «Битва за Севастополь». В сценарии предпринята попытка наглядно представить его дилеммы — как политические, так и гендерные, но в результате получились неловкие, неестественные диалоги, которые становятся еще хуже из-за нехватки в американских сценах англоговорящих актеров с родным английским языком.

Эти две сюжетные линии присутствуют в фильме в неравномерных количествах, а их изложение отрывочно. Нет попыток показать жестокость немецкой оккупации Украины, о которой Павличенко живо рассказывает в своих собственных выступлениях, и именно это обстоятельство ее сильно мотивирует. «Убитые дети, изнасилованные гитлеровским зверьем девушки и женщины», — сказала она в какой-то момент в реальной жизни.

Включение в кадры поп-музыки — в одной сцене под ее сюрреалистический аккомпанемент происходят нацистские выстрелы в голову — также отвлекает.

Тем не менее, в фильме речь идет непосредственно о Павличенко как о женщине. В одной сцене сержант-инструктор по строевой подготовке бросает в костер женские туфли на высоких каблуках и мягкие игрушки. В другой сцене Павличенко отбивается от сексуальных приставаний со стороны солдата, который не готов принять слово «нет» в качестве ответа.

Жених Людмилы много раз пытается отговорить ее от участия в боевых действиях, а через какое-то время от того, чтобы она вернулась на фронт. Американские средства массовой информации критикуют ее за то, что она недостаточно женственна.

Евгений Цыганов и Юлия Пересильд в фильме «Битва за Севастополь»


В своем первом бою Людмила почти впадает в панику во время артиллерийского обстрела — и так продолжается до тех пор, пока смерть находившихся рядом солдат не заставляет ее сделать первый выстрел. Постепенно она превращается в безжалостную машину убийства. Когда она и ее напарник уничтожают празднующих Рождество немцев, у нее на лице возникает недобрая улыбка.

Фильм «Севастополь» заставляет нас задуматься о том, каким образом Людмила превратилась в беспощадную «королеву смерти», однако никаких объяснений на этот счет он не дает.

В течение десятилетий среди аргументов, приводившихся против включения женщин в боевые армейские подразделения, фигурировала представление о том, что они не обладают своего рода инстинктом убийцы. Однако Павличенко, а также тысячи других женщин-снайперов во время Второй мировой войны, обладали теми свойствами, которые позволяли им смотреть непосредственно через оптический прицел на неосторожных солдат и убивать их. Тем не менее, война травмирует Павличенко. Несмотря на ее исключительную твердость — однажды она получает ранение в спину по время минометного обстрела, но, тем не менее, она тащит своего смертельно раненого товарища до самого госпиталя, — мы видим, насколько она испугана в физическом плане осколками и пулями, а также в психологическом плане в результате боевого шока и потери боевых товарищей. В одном трогательном эпизоде Павличенко пытается научить Рузвельт варить борщ и наводить румяна с помощью свекольного сока, однако громыхающая кастрюля становится причиной возникновения посттравматического стресса у Павличенко. 

Помимо романтических побочных сюжетных линий, большинство эпизодов фильма «Севастополь», на самом деле, соответствуют описанию событий самой Павличенко, знакомство с которым является захватывающим чтением. В фильме показаны даже несколько удивительных эпизодов, в том числе попытки немцев склонить ее к дезертирству. С помощью громкоговорителей они обещают ей офицерское звание и много шоколада — последнюю часть я совершенно не понял.


Сцены боевых действий в фильме короткие и эпизодичные, однако в нем хорошо показано, как долго снайперы готовят и маскируют свои позиции, чтобы затем произвести точный выстрел. Очень плохо, что так мало внимания уделено нечеловеческому терпению и изобретательности в работе снайпера — Людмила рассказывает в фильме о том, что она три дня вела наблюдение за немецким снайпером, прежде чем сделать свой выстрел. «В конечном итоге он сделал один лишний шаг», — лаконично заметила она.

Сцена из фильма «Битва за Севастополь» режиссера Сергея Мокрицкого


В общей сложности она уничтожила 36 вражеских снайперов.

К сожалению, камера по большей части сфокусирована на крупных планах, и очень редко она пытается охватить более широкую перспективу происходящих событий. Но когда оператор предоставляет нам возможность насладиться широкими просторами украинских степей или серой береговой линией Крыма, результат получается великолепный, и все это в полной мере относится к тому эпизоду, когда смертельный минометный огонь обрушивается на поле, усеянное цветами лаванды.

В фильме мы видим захватывающую дух воздушную атаку на конвой советских кораблей, покидающих Одессу, и это один из эпизодов, рассказывающий об уникальной морской войне на этой стороне восточного фронта.


В сценах с участием Павличенко и Рузвельт мы видим, как в сознании первой происходит борьба между ее восприятием себе как солдата и как женщины. Вероятно, в данном случае помогало то, что Элеонору трудно было назвать образцом ожидаемого гендерного поведения. Их дружба в какой-то момент помогает Людмиле произносить проникновенные речи в Чикаго, в которых она призывала Соединенные Штаты к более активному участию в событиях на европейском театре военных действий.

Встреча Людмила с (американским певцом) Вуди Гатри (Woody Guthrie) также показана в этом фильме. После этого он написал песню (Miss Pavlichenko) о ее подвигах.

В любом случае этот фильм недостаточно критичен в отношении американской прессы. Во время поездки Павличенко по Америке газета New York Times сообщила о том, что она недостаточно использует косметику. Репортеры газеты спрашивали ее о том, завивает ли она волосы, а также о том, покрывает ли она лаком ногти. А еще ей задали вопрос относительно длины ее юбки, намекая на то, что она ее полнит. А комментатор газеты Washington Post раскритиковал ее за «отсутствие стиля».

Однако Людмилу не смутили разговоры о ее женственности, и она стала все более открыто критиковать гендерное неравенство в Соединенных Штатах. «Сегодня (в Соединенных Штатах) на меня смотрят как на какую-то диковинку… В Советском Союзе на меня смотрят как на гражданина, как на воина, как на солдата моей страны».

Следует сказать, что фильм «Битва за Севастополь» совместного российско-украинского производства столкнулся с большими сложностями из-за конфликта по поводу Крымского полуострова. Павличенко была украинкой и служила в подразделении советской армии, защищавшем южную часть Украины.  Ее считают героем в обеих странах. В этом фильме не идет речи о напряженности в отношениях между Россией и Украиной, но он напоминает о том времени, когда эти государства вместе боролись против общего врага.

Герой Великой Отечественной войны снайпер Людмила Павличенко


«Битву за Севастополь» нельзя назвать великим фильмом, но он посвящен важной теме. Хотя его финальное послание довольно туманно, он, тем не менее, дает дам основание сделать вывод о том, что Павличенко в разные периоды своей жизни и в различной степени была женщиной, убийцей 300 человек, любовницей, потрясающим оратором и даже интеллектуалом — а в конечном итоге она стала историком.

Социальные нормы, возможно, заставляли ее ограничиваться рамками первого из перечисленных вариантов, однако она была волевым человеком и не позволяла другим решать за нее, что она должна делать.